Жесткая посадка

Кризис выбивает те костыли, на которых держалась неэффективная "белорусская модель".

Жесткая посадка

Поэтому дно, на которое будет опускаться наша экономика, может оказаться более глубоким, чем в других странах, если на деле не проводить либерализацию экономики.

Дно уже просматривается.

До сих пор Беларусь потребляла больше, чем производила. Это обеспечивалось за счет следующих факторов.

1. Российские дотации. Основной внешней подпоркой белорусской экономики были поставки российских энергоносителей по ценам ниже мировых. Нефть для потребления внутри Беларуси (около 6 млн. т) поставлялась без экспортной пошлины, что позволяло экономить примерно 2 млрд. USD. Долю своей природной ренты россияне также оставляли здесь в форме неполного возврата своей части экспортной пошлины на экспортируемые из Беларуси нефтепродукты. Ну и давали заработать на переработке нефти, поставляя сюда сверх потребностей страны 15-16 млн. т. В целом дотационную поддержку России через льготные условия поставки нефти в Беларусь можно оценить в 4-5 млрд. USD. Еще 5-6 млрд. USD составляли дотации в форме дешевого газа (по ценовым условиям первой половины 2008 г.).

Всего с учетом нефти и газа страна ежегодно платила за энергоресурсы на 9-11 млрд. USD меньше, чем платила бы, к примеру, соседняя Польша, покупая их по ценам мирового рынка.

2. Внешние займы. В последние годы быстро росли внешние заимствования. Прирост совокупного внешнего долга за 2007 г. составил 5,6 млрд. USD (включая долгосрочный российский кредит в размере 1,5 млрд. USD).

Наибольшая задолженность оказалась у предприятий (см. таблицу). При этом она является в основном краткосрочной (поэтому предприятия оказались в наиболее худшем состоянии в условиях глобального финансового кризиса). Более половины всей задолженности предприятий — это задолженность по торговым кредитам (4,7 млрд. USD — неоплаченный импорт товаров), прирост которых только за 2007 г. составил 1,5 млрд. USD.

3. Прямые инвестиции и продажа госсобственности. За последние два года значительно увеличилось поступление валютных ресурсов за счет прироста иностранных инвестиций. Если в 2005 г. они составляли 0,7 млрд. USD, в 2007 г. — 2,5 млрд., то в первой половине 2008 г. — 1,8 млрд. USD. Рост произошел в основном за счет продажи акций госпредприятий и коммерческих банков, реинвестирования доходов и привлечения кредитов, предоставляемых материнскими компаниями дочерним предприятиям. (Например, в 2007 г. акционерный капитал составлял 1,4 млрд. USD: продажа акций ОАО "Белтрансгаз" и СП ООО "Мобильная цифровая связь", акций коммерческих банков.)

В целом внешняя поддержка экономики и продажа ранее накопленных богатств иностранным инвесторам в последние годы нарастала и в 2007 году достигла внушительной величины — 17-19 млрд. USD. В том числе, напомним, дотационная поддержка России — 9-11 млрд. USD, прирост валового внешнего долга — 5,6 млрд.; ПИИ — 2,5 млрд. USD (основная доля ПИИ — это выручка от продажи госсобственности). Все это составляет примерно 25% ВВП страны!

Итак, наше дно, которое уже просматривается, — это возможное сокращение ВВП страны на четверть. Но никто не знает, где дно глобального кризиса, поэтому и четверть ВВП еще не последний предел, до которого может опуститься белорусская экономика.

Угрозы экономике. Прямое сокращение российских дотаций.

Если цены на нефть останутся на уровне примерно 60-70 USD/баррель и сохранятся объемы поставок российской нефти, то, по нашей оценке, валютные доходы страны от нефтепереработки сократятся примерно на 1,5 млрд. USD в течение года, то есть до середины 2009 г. Потери от повышения цен на газ появятся лишь в начале 2009 года и могут быть значимыми только в I квартале (0,35-0,6 млрд. USD при повышении цен до 200-250 USD/тыс. куб. м). Затем цены на газ, вероятно, снизятся до уровня, близкого к нынешнему.

В целом можно полагать, что до середины следующего года прямые потери страны от ожидаемых изменений цен на российские энергоносители составят примерно 2 млрд. USD.

Снижение мировых цен на энергоносители.

Главные потери страны от выравнивания цен на российские энергоносители с мировыми — это потери косвенные. Выравнивание происходит не за счет подъема российских цен для Беларуси до уровня мировых, а за счет снижения мировых цен. А это означает, что белорусские предприятия дополнительно (к прямым потерям 2 млрд. USD) лишаются форы почти в 7-9 млрд. USD перед своими конкурентами из других стран. Последние, получив доступ к более дешевым энергоресурсам, смогут снизить цены на свою продукцию, а для белорусских предприятий этот фактор не действует (напомним, снижение цен на мировых рынках, а в связи с этим и зарплат, — основной фактор постепенного вывода экономики из кризиса). Вот свежий пример, взятый из СМИ. После снижения цен на металлы на мировом рынке экспорт Речицкого завода метизных изделий из высокорентабельного (25%) превратился в убыточный.

Потеря конкурентоспособности белорусскими предприятиями в результате снижения цен на другие, кроме энергоносителей, товары означает не только снижение валютных поступлений (не такое уж и значительное, если учесть полную импортоемкость отраслей материального производства), но и сокращение объемов выпуска, зарплат, прибылей, налогов. Оценить влияние данного фактора на финансовое положение страны и на сокращение ВВП весьма трудно, но это влияние будет значительным.

Так, через снижение цен рынок устраняет наименее эффективные

(с точки зрения использования ресурсов) предприятия, а кризис в целом выполняет свою историческую роль "созидательного разрушения" (И. Шумпетер). Поскольку ресурсоемкость (и энергоемкость, в частности) в материальном производстве в Беларуси в 4-5 раз выше, чем в развитых странах (в натуральных измерителях), то шансов на выживание на мировом рынке у большинства предприятий нет. Похоже, что на спасение неэффективных государственных предприятий, как это бывало в прошлые годы, у государства в условиях глобального кризиса ресурсов не найдется.

Снижение темпов экономического роста в России.

Прежде чем оценить возможности белорусского правительства по предотвращению экономического спада, следует упомянуть еще один важный фактор, который будет влиять на состояние белоруской экономики в ближайшие годы. Мы имеем в виду ожидаемое замедление экономического роста в России.

Когда в 2000-2001 гг. проявился кризис "белорусской модели", тогда эту модель спас не только рост цен на энергоносители на мировом рынке, но и начавшийся рост российской экономики. Экономический рост в России стал тем локомотивом, который потянул за собой другие страны СНГ, включая Беларусь. 1% прироста ВВП в России означал 2-3% прироста белорусского экспорта в эту страну и бурный рост объемов производства.

Как в начале века рост российской экономики стал катализатором роста и белорусской экономики, точно так же теперь он становится катализатором ее спада. На 1% снижения ее роста наш экспорт в Россию будет снижаться с большей скоростью.

Финансовый кризис.

Еще до начала глобального финансового кризиса Беларусь практически попала в свой финансовый кризис (см. статью "Идеологов тоже будут продавать?" "БР" № 42/2008). Раскручивающийся процесс кредитных заимствований подошел к подножию финансовой пирамиды: очередные привлеченные кредиты практически стали уходить на погашение ранее взятых. Если в 2007 г. чистое привлечение кредитов (разница между кредитами привлеченными и погашенными) составило 3,7 млрд. USD (2,2 млрд. без учета российского долгосрочного кредита правительству в конце года), то в первой половине 2008 г. общая сумма привлеченных кредитов была 2,5 млрд. USD, а чистое привлечение — лишь 0,12 млрд. USD (то есть около 2,4 млрд. USD ушло на погашение ранее взятых кредитов).

Финансовый кризис в первую очередь затруднил привлечение новых кредитов. В наиболее тяжелую ситуацию попали предприятия. Их задолженность составляет около половины всей внешней задолженности страны. К тому же значительная ее часть — задолженность краткосрочная, которую необходимо погасить в течение не более одного года (см. таблицу). Всего краткосрочная задолженность коммерческих банков и предприятий на 1.07.2008 г. составляла 8,2 млрд. USD, ее большую часть необходимо погасить до конца 2008 г. Можно полагать, что в этот срок необходимо вернуть не менее 4 млрд. USD долга. Кроме того, необходимо выплатить проценты за кредит и дивиденды инвесторам в размере около 1 млрд. USD (в январе — июне 2008 г. эти выплаты составили 0,58 млрд.).

Всего до середины 2009 г. возврат только краткосрочных кредитов и выплаты процентов и дивидендов инвесторам составят около 9 млрд. USD. Внутренних резервов для выплаты такой суммы нет (валюты не хватает и на половину долга).

За это время, кстати, опять набежит дефицит торгового баланса.

Усиление конкуренции на рынке инвестиций. Снижение притока иностранных инвестиций.

Остается еще один источник средств, который может использовать правительство для влияния на развитие экономики, — привлечение иностранных инвестиций. Их чистое привлечение в 2007 г., например, составило 2,5 млрд. USD и 1,9 млрд. USD за первое полугодие 2008 г.

Однако в ближайшие 1-2 года трудно ожидать существенного увеличения притока иностранных инвестиций. Во-первых, в период спада инвесторы не начинают новых проектов. Во-вторых, сейчас оказалось много таких стран, которые тоже хотели бы решить свои проблемы за счет инвестиций, поскольку доступ к кредитам затруднен. В условиях возросшей конкуренции на рынке инвестиций Беларусь имеет немного шансов привлечь ресурсы, достаточные для предотвращения экономического спада.

Отметим, что привлекаемые до сих пор ресурсы не шли на умножение капитала и развитие новых технологий, на получение дополнительных доходов, из которых эти кредиты с процентами могли быть возвращены. Доля прямых иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций в основные фонды страны в 2007 году составила около 4% (менее 0,5 млрд. USD). То есть кредиты, которые принято называть инвестициями, идут в основном на текущее потребление. Очевидно, что долго так продолжаться не может, потому что быстро образуется финансовая пирамида.

Подведем итог.

За год (вторая половина 2008 г. и первая половина 2009 г.) необходимо погасить краткосрочные долги и проценты по ним в размере 9 млрд. USD (в 2007 г. сумма погашения составила немногим более 3 млрд. USD). И если бы проблемы нашей экономики сводились только к погашению займов, то, возможно, с большим напряжением их удалось бы решить (сбросить валютный резерв, ожидаемый российский кредит в размере 2 млрд. USD, продать, хотя бы и дешево, кое-что из "фамильного серебра").

Но финансовые проблемы страны на этом далеко не заканчиваются. Почти столько же за этот срок необходимо занять вновь (и/или продать акции приватизируемых предприятий) с целью текущего внутреннего потребления (напомним, в 2007 г. чистое привлечение валюты в страну составило 8 млрд. USD, в том числе внешний долг возрос на 5,64 млрд. USD). Иначе без новых костылей "белорусская модель" тут же завалится, то есть упадет ВВП.

Но и эти 17-18 млрд. USD валютного допинга еще далеко не все. Началось падение доходов предприятий, вызванное изменением конъюнктуры на мировом рынке, а с начала 2009 г. произойдет прямое сокращение российских дотаций. Косвенная потеря российских дотаций в форме дешевых нефти и газа перейдет в потери прямые. Будут также потери не только от снижения цен на другие товары, но и от снижения объемов экспорта.

В общем, трудно оценить потери экономики от глобального экономического кризиса меньше чем в 10 млрд. USD (это отдельно от финансовых проблем). Ресурсы необходимы и для покрытия этих потерь.

Лучше поздно, чем никогда.

Конечно, наши оценки довольно грубые, но, полагаю, порядок проблем отражают. Изыскать необходимые ресурсы, чтобы и долги погасить, и новые займы сделать для поддержки на плаву еще большего количества предприятий-банкротов, компенсировать потери от снижения российских дотаций и снижения конкурентоспособности предприятий. Все это разрешить так, чтобы сохранить темпы экономического роста и уровень жизни в стране, практически невозможно.

Белорусская экономика стала заложницей той стратегии развития страны, которая сохранила нереформированные и неэффективные государственные предприятия и не дала развиться более жизнеспособному частному сектору. Достигнутый уровень жизни и существование почти половины предприятий обеспечивались во многом внешней поддержкой и высокими ценами на нефть. Внешняя подпитка в размере 17-19 млрд. USD, которая оказывалась до сих пор, — это очень значительная величина. Для сравнения: стоимость строительства всего жилья в стране находится в пределах 5 млрд. USD. Обеспечить такую поддержку в полном объеме в условиях глобального кризиса почти невозможно. Поэтому он сильно встряхнет Беларусь, выбив внешние подпорки, на которых держалась "белорусская модель" в последние годы.

Как видим, у Беларуси своя история болезни. Поэтому те рецепты, которые годятся для других стран (к примеру, уменьшить торговый дефицит, сократив импорт и расширив экспорт), для Беларуси непригодны (вспомним пример с метизным заводом).

С другой стороны, глубокая либерализация экономики даже в условиях кризиса и привлечение инвестиций остаются единственным условием восстановления макроэкономического равновесия и будущего экономического роста. А теперь, похоже, поздно, все равно не избежать падения уровня жизни, девальвации, роста безработицы и социального напряжения, других проявлений кризиса (и собственного, и мирового). Но зато останется шанс на будущее.

Признав на словах необходимость либерализации экономики (ее обязательным элементом является и либерализация внешней торговли), белорусское руководство не может решиться на либерализацию на практике. Более того, мероприятия правительства в последнее время направлены против либерализации (например, запрет на продажу акций ряда предприятий, затруднение доступа к валюте, искоренение малого бизнеса, ужесточение ограничений на импорт товаров не "критического" импорта).

Усиление командных методов управления поможет сейчас белорусской экономике как мертвому припарки. Но в то же время может блокировать путь к кредитам МВФ и притоку иностранных инвестиций (хотя бы в форме "предприятия и банки — в обмен за долги"), что сделает наше дно еще более глубоким.


 

23:25 20/11/2008




Loading...


загружаются комментарии