Лукашенко стал жертвой госцензуры

Александр Лукашенко съездил  в Березино на церемонию газификации этого белорусского города. Очевидно, что в ходе мероприятия Лукашенко не мог не затронуть тему цены на газ для Беларуси в 2009 году.

«Переговоры (с Россией по газу) каждый год идут тяжело», - посетовал Лукашенко.

По его словам, в этом году ситуация с переговорами будет аналогичной. При этом он пообещал в ближайшее время обсудить газовый вопрос с руководством России.

«В ближайшее время мы встретимся с руководством России, чтобы обсудить этот вопрос. Перспективы, исходя из мировых цен, пока неплохие», - заявил Лукашенко.

Впрочем, сообщения с цитатами Лукашенко по газовому вопросу, едва успев появится на лентах агентств БелТА и Интерфакс (два СМИ, допущенных в пул), тут же исчезли с них таинственным образом. Получается, что Лукашенко о газе не говорил.

Есть несколько причин, объясняющих, почему госцензура «зачистила» высказывания Лукашенко.

Во-первых, возможность встречи Лукашенко с руководством России – Медведевым или Путиным – вызывает большое сомнение после отказа белорусского правителя принять участие в запланированном на 1 декабря заседании высшего госсовета союзного государства. И хотя вчера СМИ Казахстана и России сообщили, что на 19 декабря в Бишкеке запланирован неформальный саммит лидеров стран СНГ, Лукашенко вряд ли сможет в рамках этого мероприятия обсудить газовую тему с Медведевым. Достаточно вспомнить неформальный саммит в Петербурге в июне этого года, на котором Медведев нашел время для всех лидеров стран СНГ, кроме Лукашенко. Кроме того, официальный Минск никак не отреагировал на сообщение о саммите, что говорит о том, что Лукашенко вообще не собирается в Бишкек.

Есть и еще один момент, указывающий на состояние отношений между Лукашенко и руководством России (не путать с отношениями между Беларусью и Россией) – Лукашенко уехал в Березино несмотря на тот факт, что в Минске проходит очередная сходка союзных андроидов – 35-я сессия Парламентского собрания Беларуси и России с участием в качестве наблюдателей глав парламентов отколовшихся от Грузии Южной Осетии и Абхазии.

Во-вторых, стенания по поводу сложных газовых переговоров может вызвать в Москве очередной всплеск раздражения – мировые цены на нефть, к которым привязана цена на газ, упали в три раза по сравнению с летним пиком. Не исключено, что в этой связи цена на газ для Беларуси в 2009 году может упасть до желанных $140 за тысячу кубов или вовсе не измениться по сравнению с 2008 годом, а потому в Минске предпочли не трогать «лихо», пока оно тихо.

В-третьих, белорусские власти не забыли последствия газового противостояния в декабре 2006 года и последовавшего за этим нефтяного конфликта. Тогда попытка Минска выбить из России желаемую цену закончилась паникой населения по поводу возможной девальвации курса белорусского рубля – население принялось в экстренном порядке скупать валюту и в январе 2007 года Беларусь оказалась на грани дефолта. Ситуация была спасена трансфером дружественного нам австрийского Райфазенбанка в 300 млн. долларов, а через полгода Беларусь продала австрийкой Telecom Austria оператора мобильной связи Velcom.

Очевидно, что выносить на публику все тягости нынешних газовых переговоров в условиях ежемесячного сокращения на 600 млн. долларов золотовалютных резервов страны из-за кризиса белорусские власти посчитали слишком рискованным делом – слишком уж дорого достается властям сохранение банковской системы. Любое неосторожное заявление может привести к моментальной реакции населения, которое начнет снимать вклады в банках. Что последует за этим – понятно даже школьнику.

Впрочем, зачищая высказывания Лукашенко насчет газовых переговоров, официальная цензура пропускает фразы белорусского правителя о кризисе, способные вызвать такой же эффект.

«Нам надо пережить 2009-2010 годы, чувствую, что эти два года будут непростые, но и паниковать не следует. Ситуация в стране управляемая», - сказал сегодня Лукашенко.

Итак, речь идет уже о двух «непростых» годах, хотя два месяца назад Лукашенко запретил упоминать слово «кризис», а месяц назад он говорил о двух непростых месяцах.

Может быть, белорусские власти надеются, что население, прочтя в официальной прессе и услышав по белорусскому телевидению о двух непростых годах, заострит свое внимание на фразах Лукашенко о том, что увольнений не будет: «Мы своих людей не бросим. Мы видим, что такое сегодня частник в России. Пришел кризис, он предприятия закрыл. Наше счастье, что мы не бросились на приватизацию», а также «за мою бытность нам подбрасывают уже третий кризис».

Стоит ли говорить, что помимо увольнений существует масса иных вариантов, как избавиться от ненужных работников – вынужденные отпуска, сокращенный рабочий день, срочный ремонт цехов и т.д..

Однако следует обратить внимание на другой факт. За всю бытность Лукашенко депозитно-кредитная пирамида в белорусских банках еще ни разу не достигла такого размаха, как в 2008 году. В этом смысле осторожность госцензуры вполне понятна – обвал этой пирамиды (банковской системы и всей экономики) может стать своеобразным белорусским «11 сентября».

 


 

10:12 17/12/2008




Loading...


загружаются комментарии