Станислав Богданкевич: «Кризис еще не начинался»

Экс-глава Национального банка считает, что у белорусской финансовой системы еще есть запас прочности, по крайней мере, на полгода. Что произойдет дальше, зависит от последовательности и  решительности действий правительства.  Станислав Богданкевич рассказал о своих прогнозах в интервью газете Intex-Press.

Станислав Богданкевич: «Кризис еще не начинался»

- Станислав Антонович, как отразится финансовый кризис на Беларуси вообще и на Барановичах в частности?

– Финансового кризиса в классическом понимании в нашей стране нет, но это совсем не плюс для Беларуси. Финансовый кризис – это обвал рынка ценных бумаг, обвал фондового рынка, а у нас еще нет такого рынка. Наш кризис – финансово-экономического толка и связан с влиянием извне. Первая сторона кризиса проявляется в снижении цен на товары, которые мы продаем – нефтепродукты, калийные соли, следовательно, и в уменьшении валютной выручки страны.

Вторая сторона кризиса заключается в том, что основным покупателем белорусской перерабатывающей промышленности является Россия, которая находится в состоянии рецессии. Россия сократит закупки станкостроения, закупки машин, телевизоров и других товаров. Поэтому предприятия, которые работают на экспорт, будут испытывать проблемы со сбытом. А значит, будут сокращать людей, уменьшать зарплату, в чем и проявится косвенное влияние мирового финансового кризиса.

– Кто-то выживет в кризисных условиях?

– Кризис не коснется внутреннего рынка Беларуси. Выживет тот, кто работает на внутренний рынок. Посмотрите, экспорт составляет 60% к валовому продукту. А надо, чтобы экспорта было 30%, а все остальное сами производили и сами проедали.

– Какой выход из кризиса возможен для Беларуси? Какие меры можно предпринять, чтобы удержать ситуацию под контролем?

– Многое зависит от деятельности правительства. Найдет ли оно новых покупателей в мире, может быть, в Африке или в Азии, или в той же России, чтобы не сокращать работников и платить заработную плату.

У правительства связаны руки кризисом и оно вынуждено идти по пути реструктуризации экономики, то есть сокращать количество низкорентабельных предприятий, поддерживать высокорентабельные производства, создавать новые рабочие места на внутреннем рынке, развивать малый бизнес.

В Европе, кстати, 60% всего валового продукта создается малым бизнесом, Россия ставит задачу создать половину ВВП за счет малого бизнеса. А у нас, к сожалению, предпринимательство не развито. Недавно доля малого бизнеса в валовом продукте была на уровне 7%, теперь говорят о 12%. Но это так мало. Для развития и поддержки предпринимательства нужно сократить налоги на семейный бизнес. Когда-то я видел в небольшом хозяйстве сыродельное предприятие, на котором работают всего 2-3 работника. И они развиваются, их продукция пользуется большим спросом в России.

– Можно ли сказать, что частный бизнес выиграет от кризиса?

- Это произойдет не сразу. Но власть повернется к предпринимателям лицом. Для них будут созданы лучшие условия. Может быть, банки будут выдавать беспроцентные ссуды, как это делается в Индии, Бангладеш для развития малого предпринимательства.

– Сейчас идет процесс приватизации крупных промышленных предприятий. Это как-то связано с финансовым кризисом?

– Приватизация многократно декларировалась, но ситуация не сдвинулась с места ни на йоту. Кризис заставит поумнеть и сделать какие-то шаги в этом направлении. Процесс затруднен тем, что в стране не создан благоприятный инвестиционный климат, поэтому и нет притока капитала.

Я за приватизацию во имя модернизации. Несмотря на то, что я противник того, чтобы утратить белорускость в экономике, но нам нужно привлекать со стороны капитал с технологиями, техникой, опытом производства и рынками сбыта. Национальных буржуев мало, в стране нет большого капитала. А Европа и Америка обладают большим потенциалом. В США производительность труда выше, чем в Европе, в два раза, а энергоемкость в три раза ниже. Это надо внедрить у нас. Открыто. Чтобы не было процесса прихватизации.

– Станислав Антонович, в последнее время Национальный банк постоянно повышает ставку рефинансирования. Это как-то связано с кризисом?

– Повышение ставки рефинансирования – это не произвол Национального банка. Она определяется уровнем инфляции в стране. А у нас в Беларуси при уровне инфляции в 16% ставка рефинансирования – 12%, хотя должна быть как минимум 17%.

Надо бороться не со ставкой рефинансирования, а с ростом цен. Сравните, на Западе в условиях кризиса растут не более 6% в год, а у нас рост цен – 16% без кризиса. Так что у нас кризис только начинается.

– Как в таком случае можно бороться с ростом цен?

– Нужно не ограничивать рынок от импорта, как это делается у нас, а насыщать рынок товаром. Когда рынок перенасытится, тогда цены на товары будут снижаться. Ведь, например, в Польше цены не растут, как у нас, потому что рынок больше и предложений больше. А рынок в нашей стране будет увеличиваться, когда будет развиваться малый бизнес. И Беларуси не уйти от этого пути.

– Станислав Антонович, как эксперт в сфере финансов, посоветуйте, как распорядиться сбережениями сегодня, как вести себя вкладчикам?

– Несите деньги в банки, и я даю гарантию, что в течение шести месяцев обвала не будет. Для внезапного обвала в банковской сфере нет причин. Хотя причины для кризиса есть. Долги предприятий нашим банкам растут большими темпами, чем темпы объема производства продукции уже несколько лет. Белорусский кризис заключается в пустоте, которая накапливается годами. Это объективный фундамент для кризиса. Поэтому дать гарантию на банковские вклады на более длительный срок я не могу.

– Выгодно ли покупать сегодня золото?

– Ни одна валюта не стабильна, даже золото. За последний год золото обесценилось на 30% и даже больше. Но вкладывать в золото выгодно во все времена. Американцы держат резервы в золоте на 80%, во Франции – на 60%, в Беларуси резервы в золоте занимают около 10%. Так что если вы думаете жить около 100 лет, то лучше делать сбережения в золоте, чем в бумажных деньгах.

 

20:53 27/12/2008




Loading...


загружаются комментарии