Украденные половики

В белорусской промышленности работают 699 предприятий "государственной формы собственности" и 742 предприятия "частной формы собственности, имеющие в уставном фонде долю государства".

Украденные половики

Первые произвели в январе — ноябре 37,2%, вторые — 49,8% общего объема промышленного производства.

Итого — "чисто государственными" и предприятиями, находящимися под непосредственным контролем и управлением государства, производится 9/10 общего объема промышленной продукции.

Эти цифры как нельзя лучше годятся для ответа на вопрос: "Что такое белорусское государство?". Оно — первый, а с учетом масштабов — единственный собственник факторов производства, к которым, как считает большинство всех экономических учений, относится и сам работник. В качестве абсолюта государство безлико, в качестве собственника персонифицировано в армии чиновников, управляющих его делами. Если продолжить аналогии, то нынешнее наше государство можно сравнить с политической партией известного типа — всегда мудрой и правой.

Кто ошибается, того поправят. Если кто добился, например, успехов на высоком уровне, то это в первую очередь заносится на счет партии-государства, а если попался на допинге, то сам же и виноват. Как вариант — виноваты предвзятое судейство, дискриминационный отбор образцов мочи на анализ, организованный теми, кто готов "ломать наших парней через колено". То есть все, кроме государства. В прежние времена (при жизни Сталина советская команда успела принять участие только в одной Олимпиаде) спортсменов-неудачников могли даже "стереть в лагерную пыль", как это чуть было не случилось со сборной по футболу, проигравшей команде Югославии.

После Сталина репрессии потеряли в масштабе, но добавили в точности. При случае и наличии повода могли выписать на полную катушку даже кумиру масс. Например, по формальному поводу был осужден талантливый форвард московского "Спартака" Юрий Севидов.

Принцип "не высовывайся" остался прежним, но теперь обеспечивался "малой кровью", поэтому новые времена и были названы либеральными. Гениальная придумка, надо полагать, Михаила Андреевича Суслова, дающая силу и право государству-партии в любой момент взойти хотя бы даже и на супружеское ложе каждого из своих товарищей. А времена при этом слывут либеральными. Вот и колхозники спешат выполнить "первую заповедь", громко славя государство и лично дорогого товарища N за готовность этот хлеб взять.

Может, я что-то и перепутал, но и у нас часто благодарят президента за терпеливость. Мол, что ему стоит удушить бизнес налогами, а поди ж ты — терпит. Либерал...

Правда, если доминирует послушание, в дефиците результат. Как в анекдоте, где Сталин предлагает Берии передать своим писателям, чтобы они не боялись писать хорошо. А те все равно боятся.

А при царях не боялись. Лев Толстой в "Воскресении" описал, как нищий деревенский мальчик был обвинен в краже половиков, стоивших 3 рубля 67 копеек. Сам хозяин половиков давно был готов простить ему, голодному, эту кражу. Но товарищ прокурора, наглый, пустой карьерист, всеми силами старался, чтобы суд выносил как можно больше обвинительных приговоров. И мальчика судили.

Не напоминает ли этот эпизод историю одного опального белорусского экс-министра, осужденного будто бы за то, что украл у себя подаренные ему подарки. Да что там нищие мальчики и опальные министры! Даже действующие прокуроры не застрахованы.

Читая Толстого, соглашаешься с главным героем "Воскресения" князем Нехлюдовым: большая часть людей, осужденных на его глазах царским судом, невиновны, а настоящие преступники не те, кого полиция загоняет в тюрьмы, а фабриканты, грабящие рабочих, помещики, грабящие крестьян, чиновники, собирающие с голодного народа налоги и подати.

Понятно, что тексты Толстого не даются "нахрапом" и большинство вечно спешащих к лучшей жизни людей ограничиваются чтением комментариев из школьных учебников. Но тому, кто удосужился прочитать оригинал, незачем слушать антикоррупционные речи вершащих политику государственных чинов и разоблачительные статьи в принадлежащих им газетах. Им понятно, что нашим правосудием заправляют "товарищи прокурора". Как у Толстого.

А говорят — либерализация...


 

14:17 07/01/2009




Loading...


загружаются комментарии