Деноминация как полушаг к России: за и против

Сколько бы Нацбанк ни опровергал слухи о том, что в Беларуси готовится деноминация, отделаться от них не удается. Экономической целесообразности в этом шаге, особенно на фоне кризиса, не видят ни официальные органы, ни независимые эксперты. Молва же упорно связывает отброс двух нулей на купюрах с последующим введением российского рубля (в этом случае курсы почти сравняются). «БДГ» попыталась выяснить, насколько правомерно связывать эти две официально не подтвержденные возможности.

Деноминация как полушаг к России: за и против

Главным доводом «за» являются, разумеется, сошедшиеся на российском рубле интересы России, которая объявила о планах придать свой валюте статус региональной, и Беларуси, которая первой заявила о намерении присоединиться к рублевому пулу. Пока, правда, речь идет лишь об использовании российского рубля во взаимных расчетах при поставках товаров, прежде всего энергоносителей. Но для нас этот шаг уже стал основанием для обращения к России за очередным кредитом – на этот раз в размере 100 млрд. рос. рублей.

Хотя решения по кредиту еще нет, очевидно, что Россия готова рассмотреть вопрос о финансировании действий по укреплению позиций своего рубля на постсоветском пространстве. А значит, рубль автоматически становится предметом торга. И можно предположить, что фиксация курса белорусского рубля к евро и доллару на уровне, кратном российскому, и последующий отброс нулей наша страна сможет предъявить в качестве доказательств серьезных намерений по переходу на российскую валюту.

«Если говорить гипотетически, то я не усматриваю в этом дополнительном шаге (отброс двух нулей) какой-либо экономической логики. Конечно, деноминация приводит к некоторому выигрышу от округления цен. Но он не окупит затраты на мероприятия, проведения которых требует деноминация. Можно только предположить, что этот шаг даст нам какое-то дополнительное время на подготовительные мероприятия к переходу на российский рубль»,- заявлял ранее «БДГ» председатель Ассоциации белорусских банков Феликс Чернявский.

При этом в политическом плане такой маневр остается безопасным. Отброс двух нулей как таковой, даже если формально уравняет на какое-то время курсы белорусского и российского рублей, не свяжет руки Нацбанку и не приведет к потере экономической независимости. Так что на этом полушаге можно будет застрять на любое время.

Но доводом «против» является слишком большой риск. В конце концов, изымать из оборота старые деньги и вводить новые – не только затратная, но и длительная процедура, очень болезненная в условиях кризиса. К тому же ранее представители российской стороны, говоря о присоединении Беларуси к российскому рублевому пулу, называли в качестве первого шага не деноминацию, а совместную курсовую политику Нацбанка РБ и Центробанка РФ. «Надо синхронизировать девальвацию национальных валют»,- заявил ранее в интервью «Интерфаксу» посол России в Беларуси Александр Суриков.

По мнению политолога Юрия Шевцова, этот сценарий более реалистичен. «Я не вижу прямой связи между девальвацией и слухами о деноминации с одной стороны и переходом на российский рубль – с другой. По-моему, это просто из области народной мифологии. А вот привязку темпов девальвации белорусского рубля к темпам девальвации российского в какой-то форме я считаю возможной»,- заявил он.

При этом на вопрос «БДГ», не утратит ли в таком случае Нацбанк свою независимость, политолог ответил отрицательно. «Если такая привязка будет материально выгодна Беларуси, это будет одним из шагов интеграции двух стран. Но мы как привяжемся, так потом и отвяжемся в любой момент. Вот если бы мы пошли на введение российского рубля, мы потеряли бы экономическую независимость. А так это может быть обычным актом межгосударственного сотрудничества»,- заявил Ю.Шевцов.

Позиция Нацбанка по поводу возможной деноминации остается неизменной: в ближайшее время ее не будет. «БДГ» удалось получить комментарий пресс-секретаря Нацбанка Михаила Журавовича:

- Правда, что в хранилища Нацбанка поступят денежные купюры нового образца – без двух нулей на конце?

- Любая работа, связанная с разработкой новых банкнот, их эскизом и печатью, относится к государственной тайне. Так что если деноминация и будет когда-либо проведена (подчеркиваю, если и будет), о ней будет сообщено тогда же. Но слухи о грядущей деноминации возникают регулярно – в начале прошлого года, сейчас. Говоря о сроках, могу сказать, что деноминация точно не будет проводиться в ближайшее время – завтра, послезавтра или десятого. Вы же знаете, что в кризисное время проводить деноминацию нецелесообразно.

- Ближайшее время – это очень расплывчатая формулировка. Полгода, год?

- Летом такая необходимость может возникнуть, но может и не возникнуть, может возникнуть или не возникнуть до конца года.

В любом случае деноминация не проводится, просто чтобы ее провести. Она должна иметь цель, например, упрощение расчетов или защиту от подделок. Интерпол рекомендует обновлять банкноты каждые 6-10 лет. Мы последнюю деноминацию провели в 2000 году. Но с другой стороны, у нас защита валюты находится на высоком уровне. Принято выделять три раздела степеней защиты валюты: определяемую визуально, определяемую посредством использования техники и ту, о которой известно только разработчикам денег и тем, кто их печатает. Поводом для замены денежных знаков является подделка третьего раздела. А у нас еще и до первого не добрались.

- А сколько времени уходит на то, чтобы внедрить новые деньги?

- Включая разработку дизайна, защиты и всю подготовительную работу вплоть до печати денег, иногда уходят годы. К тому же надо понимать, что у нас нет своего печатного двора, и разместить заказ вне очереди никто не возьмется, дворы перегружены.

- Если вы говорите, что необходимость в деноминации может наступить (ну, или не наступить) летом или до конца года, а внедрение новых денег занимает годы, значит ли это, что Нацбанк все же ведет работу в этом направлении?

- Любой банк имеет в планах разработку запасных вариантов.

 

19:33 08/01/2009




Loading...


загружаются комментарии