И вновь о белорусском антикризисном плане

Мировой финансовый кризис быстро трансформировался в экономический кризис.

И вновь о белорусском антикризисном плане

Несмотря на то, что белорусская экономика является относительно малой, слабо связанной с мировыми процессами глобализации, она довольно быстро ощутила последствия мирового кризиса, в первую очередь – через снижение объемов экспорта и валютной выручки уже в конце 2008 г., и во вторую – через усложнение условий или невозможность получения кредитов на мировых финансовых рынках.ечение сентября-ноября функционеры правительства отрицали возможность кризиса в стране, а в декабре, по мере поступления негативной информации от предприятий-экспортеров и ухудшения ситуации на валютной бирже, стало срочно разрабатывать антикризисную программу.

Ее положения еще не полностью опубликованы, однако имеющаяся информация позволяет сделать следующие заключения. Во-первых, антикризисные мероприятия, касающиеся реального сектора (преимущественно госпредприятий) и государственных банков, не отличаются новизной подходов и предполагают меры государственной поддержки (которая, в силу слабости экономики, не может быть большой). Здесь Беларусь не является оригинальной и также будет пытаться использовать весь имеющийся потенциал для фискального стимулирования.

Так, четыре крупнейших государственных банка увеличили свои уставные фонды на сумму около USD1.5 млрд. за счет госбюджета. Предполагаются налоговые каникулы (беспроцентные налоговые кредиты) для крупнейших экспортеров, а также возмещение отдельным производителям за счет госбюджета части процентов за пользование банковскими кредитами. Кроме того, правительство намерено установить льготные тарифы на газ, электро- и теплоэнергию для отдельных предприятий, в первую очередь экспортеров. Речь также идет о неком послаблении валютного контроля. Предполагается увеличение срока отсрочки платежей по экспортным контрактам до 180 дней.

Вторая часть антикризисных мероприятий касается снижения государственных расходов (снижение госрасходов на Br5 трлн., снижение зарплат работников бюджетной сферы в декабре по сравнению с ноябрем через снижение тарифной ставки первого разряда, рост жилищно-коммунальных тарифов для населения и пр.).

Третья часть программы касается либерализации и дебюрократизации экономики. На анализе ее возможных последствий автор уже останавливалась в предыдущей статье (Белорусский антикризисный план – II). В этой хотелось бы поразмышлять над эффективностью первых двух частей антикризисного плана и о том, что, на взгляд автора, еще нужно делать (безусловно, деление на три блока антикризисных мероприятий является условным – в анализ не вошли стабилизационные кредиты, сделанная и предполагаемая девальвация и пр.).

Начнем с урезания государственных расходов. Представляется, что это – наиболее эффективная мера, потенциал которой еще далеко не исчерпан. Однако вместо того, чтобы вводить мораторий на повышение пособия по уходу за детьми до трех лет или увеличение преддекретного отпуска (в печати проскользнули эти предполагаемые, но отложенные меры), правительству следует начать сокращать другие расходы. В первую очередь, это касается жилищного строительства, строительства различных социальных (строительных) объектов, инвестиционных программ на отдельных предприятиях. Банки должны прекратить финансирование обширных госпрограмм, эффективность многих и в прошлые годы вызывала сомнения. Сейчас страна просто не может себе их позволить.

Большое недоумение вызывает намерение строить атомную станцию – это огромные средства (точно больше USD10 млрд.) и представляется, что в текущих условиях вполне возможен хотя бы, перенос сроков строительства (тем более, что нефть и газ нынче дешевы и вряд ли существенно подорожают в следующие год-два). А через год-два будут ясны и перспективы развития мировой экономики, и стоимость кредитных ресурсов, и общая экономическая ситуация в стране. Возможно, что и договориться с Росатомом будет легче (дешевле).

Сюда же следует отнести и сокращение чиновников и госаппарата (возможно, милиции, армии). Это также может высвободить значительные средства.

Таким образом, возможности сокращения государственных расходов достаточно обширны. Снижение совокупного спроса населения и предприятий уменьшит давление на валютный рынок, что особенно важно в текущей ситуации.

Что касается госпредприятий и экспортеров. Безусловно, это наиболее уязвимое звено белорусской экономики. На мой взгляд, в программе отсутствует один из главных необходимых тезисов – о приостановке заводов и фабрик (на части заводов – временной, на другой – полной или до нахождения инвестора). Понятно, что это сложно сделать как по экономическим, так и по политическим и идеологическим соображениям: еще бы, столько лет мы гордились высокими темпами роста; довольно сложно также признать ущербность предыдущих подходов. Однако можно и не анализировать прошлое, а просто признать очевидное – в нынешних условиях приостановка ряда предприятий жизненна необходима для страны. Вместо того, чтобы замораживать капитал на складах или работать в убыток (для статистического роста ВВП) лучше просто временно закрыться. Это делается в западных странах, в Китае, в России, в Украине и Европе. Не нужно в очередной раз искать свой путь. Высвобождающиеся средства нужно направить на выплату компенсаций работникам этих предприятий. Кстати, в современных условиях, нужно пересмотреть мизерные пособия по безработице – они должны быть на уровне выше прожиточного минимума, а люди должны знать, что они получают именно пособие по безработице, поскольку их предприятие – временный или постоянный банкрот.

Охлаждение экономики позволит сохранить многие предприятия на добанкротном уровне, с каким-то оборотным капиталом. Для страны это позволит сэкономить необходимую валюту (газ, нефть, металлы, другие ресурсы и оборудование).

Безусловно, что это очень болезненные меры, однако «страусиная» политика и жизнь надеждами, что кризис – это на три-шесть месяцев – еще опаснее.

Необходимо продолжить работу по поиску стабилизационных кредитов – однако их использование должно всячески анализироваться и контролироваться. Кроме того, можно пересмотреть долги банков и реального сектора – там, где кредиты брались без госгарантий, можно попытаться объявлять дефолт и предлагать кредиторам стать собственниками этого белорусского имущества. Так, наши предприятия и банки обретут иностранных собственников, их капитал, технологии и заинтересованность в прибыльной работе. Конкретные кредитные сделки закрыты, однако я уверена, что не все USD10 млрд. госдолга (без госдолга правительства) взяты под гарантии правительства. Естественно, это тоже очень болезненная и, может быть, спорная мера. Однако в следующем году, по мере ухудшения ситуации, любые предложения следует тщательно рассматривать и анализировать, выбирая лучшее из худшего.

Необходимо продолжить работу над приватизацией. Надо оставить мечты продать очень дорого и с навязанными инвесторам условиями. Сейчас нужно спасать предприятия и снимать нагрузку с бюджета (чтобы он мог максимально финансировать бюджетников, пособия и пр.). Мечты о том, что Беларусь можно сделать туристическим раем, тоже нужно оставить. В мире разрастается кризис – туризм будет сокращаться; а кроме того, Беларуси слишком много нужно сделать, чтобы развить необходимую инфраструктуру – а денег нет. Нужно продавать все, что можно за любые деньги – чем больше в стране будет иностранного капитала, тем легче будет приход последующих инвесторов. А по мере улучшения (сохранения) ситуации, будет легче торговаться с последующими инвесторами, повышая цены.

Одна из наибольших опасностей, которая подстерегает правительство, на мой взгляд, – это недооценка негативных последствий кризиса для Беларуси. Бизнес готовится к наиболее худшим сценариям, поскольку если ты готов к худшему – ты подготовлен. Замалчивание, заклинания или пустые надежды приведут лишь к эффекту нарастающего снежного кома. Или к слишком большой зависимости от иностранных государств. В Беларуси в следующем году экономическая ситуация может быть очень плохой – предприятия и население имеют право знать, что их ожидает. С ними нужно работать, чтобы, с одной стороны, не допускать паники, а с другой – не кормя пустыми обещаниями. Реформы, остановка предприятий, реструктуризация экономики могут сохранить необходимый капитал в стране, и мы обойдемся лишь незначительной девальвацией.

Ухудшение ситуации, отказ от непопулярных и болезненных мер может вызвать необходимость значительной девальвации к середине года (в два, три раза) – а это и снижение уровня жизни на соответствующую величину, и ограбление сбережений населения, и запредельный рост кредитных ставок, и разрушение доверия к органам власти, которое все еще значительно. На мой взгляд, лучше пожертвовать какими-то банками и предприятиями, чем, в конце концов, ограбить сбережения населения и полностью подорвать доверие к национальной валюте.

В этой связи – в связи с возможной недооценкой кризиса – правительству (или президентской администрации – как главному антикризисному управляющему в стране – вроде все реформы идут оттуда) следует активизировать диалог с негосударственными экспертами. Хватит заказывать аналитику и предложения по реформированию только государственным экспертам из Академии наук, НИЭИ и пр. подобных организаций. Пора следовать примеру той же Украины, России, Казахстану, Азербайджану или Молдове – и вовлекать независимых экспертов в диалог по тем или иным направлениям. Не все предлагаемое можно будет использовать – однако слушать и делать выводы представляется полезным. Необходимо и обновление органов госуправления – необязательно сразу независимыми экспертами (хотя опыт России может быть поучительным – многие высокопоставленные чиновники из различных министерств пришли из аналитических центров (think-tanks)). Во многих министерствах много отличных специалистов на уровне департаментов – их нужно двигать вверх; вместо этого, молодежь стремительно уходит из госорганов, теряется необходимый опыт и человеческий капитал; а с одними пенсионерами реформ не сделаешь. Во все времена и во всех странах болезненные и значительные реформы делаются поколением сорокалетних.

Кроме того, возобновление диалога может привлечь необходимую валюту в страну – многие международные организации будут рады расширить свои программы помощи (а это могут быть миллионы). Либерализация законодательства о технической помощи может сделать так, что эта помощь придет в страну быстро и легально, и с нее будут заплачены налоги. Круглые столы, семинары, конференции, споры на телевидении – пора снимать табу на право спорить и что-то доказывать публично, пора вовлекать представителей бизнеса и экспертного сообщества в диалог по поводу путей развития страны. Пора перестать думать, что все люди из негосударственного сектора думают лишь по принципу «чем хуже, тем лучше». Это не так. Именно открытый диалог позволит четко разграничить людей на тех, кто способен лишь выкрикивать лозунги, и тех, кто готов разговаривать профессионально и конструктивно, а не вешать на всех одинаковые ярлыки «врагов» и «агентов».

Только совместная работа всех заинтересованных в развитии страны людей поможет ей выйти из кризиса обновленной и более сильной, готовой к сотрудничеству и с Востоком, и с Западом.

 

06:55 09/01/2009




Loading...


загружаются комментарии