Беларусь - первая в мире по производству картофеля и третья по молоку

Правда, большой загадкой остается, почему это не отразилось на ценах.

Беларусь - первая в мире по производству картофеля и третья по молоку

В минувшем году сельское хозяйство страны вышло на исторический максимум производства зерна - 9 млн. т, или на четверть больше в сравнении с предыдущим годом. Уровня лучших советских времен достигли показатели по молоку и мясу. Рост валовых показателей, однако, не создал предпосылок для снижения стоимости продовольственных товаров на внутреннем рынке. Неустойчивым остается и финансовое положение многих сельхозорганизаций, пишет, Экономическая газета.

Итак, курс на интенсификацию сельскохозяйственного производства позволил Беларуси сохранить и укрепить позиции в числе стран-лидеров по производству ряда продуктов питания. К примеру, мы первые в мире по картофелю, третьи по молоку после Дании и Нидерландов (в расчете на душу населения), в двадцатке по мясу. Порадовал урожай сахарной свеклы (4 млн. т), хотя еще в недавнем прошлом и 1 млн. т казался достижением; взят рубеж в 0,5 млн. т зерна кукурузы. Более чем в полтора раза - до 61 тыс. т увеличился валовой сбор льноволокна.

И хотя теоретически рост производства должен снижать издержки на единицу продукции и способствовать общему удешевлению продовольственных товаров, динамика потребительских цен была противоположной. За январь-ноябрь они увеличились на 17,8% в сравнении с аналогичным периодом 2007 г. Если производство молока в сельскохозяйственных и других организациях выросло на 9,3%, то розничные цены на молоко и молочные продукты - на 28,6%. Если скота и птицы реализовано на убой на 4,6% больше, то потребителю мясо и мясопродукты обошлись на 16,7% дороже. При 7-процентном росте валового сбора овощей их удорожание составило 22,3%.

Конечно, розничные цены толкали вверх не только аграрии, но и переработчики. Кроме того, с конца 2007-го и в 2008-м году закупочные цены на мясо и молоко, реализуемые для госнужд, повышались несколько раз. В ряде случаев удорожание сырья было непропорционально предельным индексам цен, которыми руководствовались перерабатывающие предприятия. Молокозаводы и мясокомбинаты выручал лишь экспорт, позволявший покрыть убытки на внутреннем рынке.

Удорожание продовольственных товаров можно объяснить закономерным желанием государства снизить дотационность села на фоне роста доходов и платежеспособности граждан в последние несколько лет. Но как объяснить то, что закупочные цены на некоторые виды сырья у наших соседей в Евросоюзе ниже, чем в Беларуси? И речь не идет о нынешнем мировом кризисе, обвалившем стоимость продовольствия. Уже в начале прошлого лета отечественным мясокомбинатам было выгодно покупать мясо в Германии и Польше, где оно стоило на 30-40% дешевле.

Один из основных аргументов Минсельхозпрода в пользу невозможности удешевить продукты - более высокие цены на соседнем рынке России. Снижение стоимости на белорусских прилавках подтолкнет "челноков" массово скупать продовольствие и вывозить из страны, как это было в начале 90-х.

Хотя почему это должно беспокоить руководство отраслевого министерства? Аграрии давно уже обеспечили потребности внутреннего рынка и сейчас борются за внешние. Если бы "челноки" помогли нарастить экспорт, пусть даже таким нетрадиционным способом, то отпала бы необходимость добиваться от России разрешения увеличить реализацию на ее рынке белорусских молочных и мясных продуктов в рамках баланса взаимных поставок. Ведь установленные им лимиты ниже наших экспортных возможностей. К слову, и после 20-процентной девальвации белорусского рубля ажиотажный спрос на продукты и их вывоз в соседние страны не наблюдается, при том что в пересчете на российские рубли они подешевели значительно.

Очевидно, истинной причиной роста цен в прошлом году было отсутствие запаса финансовой прочности. Несмотря на то что доля убыточных сельхозорганизаций снизалась до рекордно низкого значения (менее 1%), а рентабельность реализованной продукции приблизилась к 10%, некоторые показатели по-прежнему тревожат. Так, на 1 ноября просроченная кредиторская задолженность составила 1,4 трлн. Br, увеличившись на четверть по сравнению с аналогичной датой 2007 г. При этом она в 3,8 раза превысила просроченную дебиторскую задолженность. Иными словами, село задолжало больше, чем должны ему.

Кроме того, по состоянию на 1 октября треть организаций системы Минсельхозпрода были признаны неплатежеспособными, не имели собственных оборотных средств 63,6%, а 14,5% были обеспечены ими ниже норматива.

По всей видимости, далека от оптимальной структура издержек сельхозпроизводителей. Одной из значительных ее составляющих является заработная плата. С приходом в последние годы на село энергонасыщенной техники, автоматизацией некоторых процессов, в частности, с появлением современных доильных комплексов, работу, которую раньше выполняли 10 человек, теперь могут сделать 5.

Однако существенного сокращения занятых в сельхозпроизвостве не наблюдается. При этом расходы на избыточные "рабочие руки" приходится закладывать в себестоимость.

Сокращения в сельхозорганизациях, конечно, повлекли бы рост социальной напряженности. Но, наверное, не меньшую напряженность вызывает ситуация, когда фонд заработной платы делят на завышенное количество человек, что уменьшает доход каждого в отдельности. Не поэтому ли средняя зарплата аграриев в октябре была на треть ниже, чем в целом по стране, составив 620 тыс. Br?

На этом фоне логичным выглядит стремление правительства создать благоприятные условия для развития бизнеса в малых городах и сельской местности, что позволило бы сформировать новые рабочие места и диверсифицировать виды деятельности. Пока же на село приходится лишь 10% предпринимателей страны, при том что там проживает треть населения.

Примечательно, что белорусские чиновники не делают серьезной ставки на активное развитие фермерства, что, впрочем, не удивительно. Ведь при формально равных возможностях, закрепленных законом для всех субъектов хозяйствования, частники не могут конкурировать с государственными сельхозорганизациями. Как-то довелось общаться с бывшим фермером, впоследствии ставшим заместителем одного из райсельхозпродов Гомельской области. Опыт собственного бизнеса на селе тот вспоминал как страшный сон. Вырастить и собрать урожай оказалось минимальной проблемой, а вот сбыть его… Повсюду приоритет в закупках отдавался коллективным хозяйствам. Продукцию, произведенную фермером, покупали по остаточному принципу.

В поддержку проводимой в Беларуси аграрной политики некоторые рассказывают о бедственном положении фермеров у наших соседей. К примеру, в Литве им приходится убирать урожай чуть ли не на конях, в лучшем случае - на отслуживших свое тракторах, приобрести же новую технику не хватает средств. К слову, в этом году 50 тыс. фермеров нашей северной соседки собрали 3,3 млн. т зерна, а 400 тыс. человек, вовлеченных в сельхозпроизводство в нашей республике, - 9 млн. т. Выработка на одного работника отличается в разы!

Очевидно, и структура затрат и себестоимость зерна в Литве иная. И каждую копейку фермер считать будет, и случайных работников не пригласит в поле, ведь в конкурентной среде выживают только профессионалы.

Известны случаи, когда в нашей стране директивный метод управления и протекционизм позволяли назначать руководителями хозяйств бывшего служащего почтового управления, сотрудника военизированной охраны, стрелка-радиста, милиционера. А как могут люди, знающие о технологиях сельского хозяйства лишь понаслышке, эффективно управлять?

И все-таки в Беларуси также вынуждены задуматься о перспективах частных форм хозяйствования как о дополнительных резервах для развития села. К таким шагам подталкивает уменьшение количества личных подсобных хозяйств (за 2008 г. на 17 тыс.). Накануне нового года министр сельского хозяйства и продовольствия Семен Шапиро сообщил о намерении опробовать пилотный проект по созданию хуторских хозяйств. Смысл его в том, чтобы найти желающих выехать на ныне неиспользуемые земли, в основном в Витебской области. "Хотим там по президентской программе строить домики с пристройками, позволяющими содержать 20-30 коров, - пояснил министр. - Дадим технику и заключим договор, по которому в течение 20 лет фермер будет выкупать основные средства производства, данные государством, в виде безвозмездной передачи части полученной продукции". Однако пока речь идет о единичных экспериментальных хозяйствах. И в аграрной политике погоды они не сделают.

06:18 14/01/2009




Loading...


загружаются комментарии