1670 белорусов стали жертвами очередной финансовой пирамиды

У каждого из нас на памяти такие благородные, любвеобильные фирмы как МММ, «Хопер-Инвест», «Русский дом Селенга», сжевавшие чуть ли не всю Россию, или «Мыза»,
«Новая генерация» и «Сюзетта», которые, являясь «финансовыми пирамидами», вдоволь попаслись на белорусских лугах. Тем удивительнее, что и сегодня наши граждане умудрились весело наступить на те же грабли.

1670 белорусов стали жертвами очередной финансовой пирамиды

На те же грабли
В последних числах ноября суд Партизанского района Минска закончил рассмотрение одного из самых громких за последнее десятилетие уголовных дел об очередной финансовой пирамиде. На скамье подсудимых очутилась группа из десяти человек. Все – граждане Беларуси. Все – с высшим образованием. Однако главная их отличительная черта заключается все-таки в том, что, будучи великолепными психологами, они смогли применить на практике метод, известный многим под названием «нейро-лингвистическое программирование». Проще говоря, они шикарно умели заговаривать зубы и влезать в душу.
Поскольку приговор еще не вступил в законную силу, у нас нет ни морального, ни юридического права оглашать имена преступников и потерпевших. Но суть мошенничества, жертвами которого стали 1670 человек, а банковские счета организаторов пирамиды пополнились почти на 2 миллиона долларов, уже ясна.
Примерно с 1997 года нынешние подсудимые начали активно регистрировать коммерческие организации, направленные, как сказал бы Остап Бендер, «на сравнительно честный отъем денег у населения». Чтобы жертва отдавала, не задумываясь, придумывались строгие и наукообразные названия фирм: «Экономклуб», «Энерджиклуб», «Бизнесклубастран» и даже «Белорусский союз взаимодоверия и помощи».
Все эти структуры впивались в горло стране постепенно. Их шествие началось от границы – из Гродно и Бреста. И только позже, убедившись в своей безнаказанности, мошенники медленно двинулись на восток, опутав на своем пути едва ли не каждый город.

По законам зомби
По всей стране арендовались помещения для проведения «информационных семинаров». Именно так назывались сборища, на которых оболванивали людей. В богато убранном зале играла громкая размеренная музыка. Выходивший на сцену одетый с иголочки менеджер начинал хлопать в ладоши, задавая ритм. Этот однообразный такт подхватывали другие такие же менеджеры, сидевшие по периметру зала. Постепенно люди теряли контроль над собой и тоже начинали ритмично аплодировать. Затем внезапно зажигался верхний свет и еще один работник фирмы, пожилой и солидный, обращаясь к каждому из присутствующих, красноречиво читал лекцию, содержание которой можно было выразить двумя простыми фразами: «Человек не имеет права быть бедным и больным! Вы тоже можете стать богатыми и здоровыми!».
Здесь я на секунду прервусь и обращу внимание читателей на то, что как бы деятельность по отъему денег ни называлась: финансовой ли пирамидой, лохотроном, ваучеризацией или «Обществом по получению стабильно высокой прибыли из источника, не подлежащего разглашению» (Да-да, некогда было и такое!),— она всегда отвечает нескольким принципам, которые и составляют суть нейро-лингвистического программирования.
Человека надо зомбировать! Именно для этого применяются музыкальные ритмы, резкие перепады освещенности, любое, даже самое бессмысленное групповое действие, как, например, массовые аплодисменты. Вспомните, насколько умело применяли такие методы Кашпировский и Чумак, или как в Японии разразился скандал, когда выяснилось, что умело подобранное сочетание цветов в мультфильме «Покемоны» вызывает ступор и эпилептические припадки у детей.
Еще один принцип зомбирования состоит в том, что человеку надо задать пять вопросов подряд, на которые он ответит «да». После этого ему психологически невозможно на шестой вопрос ответить «нет». Поэтому, обращаясь к залу, лектор и вопрошал у каждого: «Вы хотите много зарабатывать? Вы хотите иметь много денег, чтобы ваши дети ни в чем не нуждались?»

Искушение сильнее
Ну и какой нормальный человек откажется от этого? А когда организаторы пирамиды включали на сцене огромный экран, по которому чередой бежали цифры, и объясняли, что самая маленькая цифра – это взнос, который немедленно надо внести на счет фирмы, а самая большая – это завтрашняя гарантированная прибыль, то никто не мог противиться искушению.
Менеджеры ковали железо, пока горячо. Посетителей сразу же заставляли подписать договор, по которому каждый должен передать фирме от 500 до 1500 долларов. При этом условия были жесткими. На все про все отводилось несколько часов. Самое удивительное, что люди, ставшие жертвами мошенников, хоть и говорили, что попали в тяжелую жизненную ситуацию, хоть и жаловались на отсутствие финансов, но умудрялись мгновенно находить средства. Одни занимали у родни и знакомых, другие продавали и закладывали вещи, третьи брали кредиты.
И вот с этого момента мое сочувствие к потерпевшим невольно начинает бледнеть. Если до этого они рисковали только личными деньгами, то, перечислив взнос на банковский счет пирамиды либо вручив его организатору наличными без всякой квитанции, узнавали: прибыль будет капать в карман не от этого взноса, а от взносов тех бедолаг, кого потерпевший приведет в организацию.
В этом-то и заключалась суть пирамиды. Мне кажется, что любой человек, получив такое предложение, должен немедленно бежать в милицию. Ведь фактически это призыв стать таким же мошенником и наживаться на своих знакомых.
«Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть»,— писал Шекспир. И при определенных условиях можно понять потерпевших, если бы они действительно зарабатывали. Но организаторы совершенно не собирались кормить всех членов пирамиды. А потому большинство жертв прослыли грешными и испортили отношения со своими близкими, не получив взамен ни копейки. Тут-то и вспомнишь еще один афоризм, автором которого был Илья Ильф: «И он продал свою бессмертную душу дьяволу за три рубля».
Да, были люди, которые прозревали и уже на следующий день бежали к менеджерам с просьбой вернуть взнос. Но всегда находились очень уважительные отговорки, а если клиент настаивал, то ему показывали пункт договора, в котором было сказано, что покинуть организацию можно, но взнос при этом не возвращается. Так, казалось бы, чего еще ждать? Ведь подобный наглый отказ недвусмысленно показывает, что человек попал в лапы мошенников. Вот он – повод обратиться к следователю или в суд.
Такой шаг реально помог бы всем выскочить из этого беличьего колеса с минимальными потерями. Но общее равнодушие или трусость привели к тому, что создатели пирамиды целых шесть лет вплоть до 2003 года жировали на деньгах не самых богатых и, наверно, не самых плохих людей. А потом, когда государство заинтересовалось деятельностью новоявленных Мавроди, оказалось, что денежек-то и нет! Какая-то часть их была проедена в дорогих ресторанах, какая-то легла в карман менеджеров, а значительная часть, как выяснилось в суде, была переведена в швейцарские банки, откуда вытащить их будет очень сложно, потому что между Беларусью и Швейцарией договора о правовой помощи нет.

Суд да дело
Почти четыре года велось следствие, год длился суд, материалы дела составили 115 томов, и это еще не конец. Ответственный сотрудник Партизанского суда сказал корреспонденту «Знаменки», что никто сейчас не может сказать, когда приговор вступит в законную силу: через месяц или через два года, потому что осужденным, их адвокатам, прокурорам и потерпевшим надо дать время изучить дело и подать кассационные жалобы. А как долго придется вникать в него уголовной коллегии Минского городского суда?
Да, преступники приговорены к реальным срокам лишения свободы. Один получил 9,5 лет, еще один – 5 лет, и по двое — 9 лет, 8,5 лет и 6 лет. Всем в качестве дополнительной меры наказания назначена конфискация имущества. Двое обвиняемых освобождены от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности. Иски потерпевших о возмещении материального и морального вреда удовлетворены.
А дальше-то что? Ведь конфискованное имущество уходит в доход государства. Значит, у потерпевших остается только одна возможность: получить на руки исполнительные листы и отправить их в колонии, где мошенники будут отбывать срок, молясь при этом, чтобы и за решеткой они зарабатывали столько же, сколько на воле.
Это дело наглядно показывает, что финансовая пирамида всегда строится на жадности одних и беспринципности других. Но я далек от того, чтобы хоть в чем-то упрекать правоохранительные органы. В любом правовом государстве преступление должно быть наказано, однако, вместе с тем, государство должно четко дать понять гражданам, которые теряют деньги в подобных махинациях: ответственность за собственное разгильдяйство каждый несет сам. Государство не должно покрывать добровольные спекулятивные сделки. Бесплатного сыра теперь не бывает даже в мышеловках.

12:09 16/01/2009




Loading...


загружаются комментарии