Белорусскому ученому вручена престижная премия

Учрежденная  три  года  назад  Дрезденским  университетом  и  Европейским  обществом  материаловедения  международная  премия  Генриха  Баркгаузена —  известного  немецкого  физика  —  впервые  присуждена  белорусскому  ученому

Вслед за немцем Рудольфом Шаппером и японцем  Теруо Киши обладателем престижного хайтековского приза — прозрачного куба, внутри которого возникает сотканный лазером бюст Баркгаузена, стал заведующий лабораторией вычислительной диагностики Института прикладной физики Национальной академии наук Беларуси доктор технических наук Валерий Венгринович (на снимке).

Как сказано в дипломе, этой награды наш соотечественник удостоен «за выдающиеся научные результаты в прикладных исследованиях на границе физики, материаловедения и электротехники, среди которых его пионерская работа «Теория эффекта Баркгаузена и ее применение для неразрушающего контроля и диагностики поверхностных слоев проводящих материалов», а также за разработку им алгоритмов рентгеновской томографии».

За этой формулировкой стоит многолетний труд, плодом которого стало несколько поколений разработанных в Институте прикладной физики НАН Беларуси приборов для диагностики сталей и чугунов, которые работают в нашей стране, а также в России, Германии, Италии, Индии и Чехии. У концерна «Газпром», например, белорусские приборы определены как приоритетная аппаратура для контроля напряжений в трубах. Система датчиков, позволяющая пилотам аэробусов А-310 и А-340 с высокой точностью определять вес лайнеров по результатам замеров микромагнитных характеристик стоек шасси и автоматически рассчитывать центр тяжести при взлете, также была разработана в Минске.

При этом европейские авиастроители аттестовали белорусскую систему не только потому, что она в пять раз дешевле аналогов. Как выяснилось, она еще и точнее, и надежнее.

— Авиационные приложения разработок — давняя традиция нашей лаборатории, — говорит Валерий Венгринович. — С советских времен мы сотрудничали с конструкторскими бюро имени Туполева, Ильюшина, Миля, основными российскими авиастроительными предприятиями и заводами, выпускающими авиационные двигатели, силовые агрегаты и подшипники для них. Это величайшая ответственность, и мы горды тем, что, несмотря на жесткую конкуренцию, партнеры делают выбор в пользу нашей диагностической аппаратуры для контроля напряжений в стальных элементах. Приятно и то, что системы, прошедшие проверку в авиации и на трубопроводном транспорте, находят применение в Беларуси. В культурно-спортивном комплексе «Минск-Арена» мы совместно с РУП «Белгос­проект» сейчас монтируем систему так называемых струнных датчиков, разработанных в свое время для мониторинга состояния газопроводов по заказу ОАО «Оргтехдиагностика», входящего в структуру «Газпрома». В здании спортивной арены они будут отслеживать состояние ответственных элементов уникальной вантовой подвесной кровли. Деформации они фиксируют с точностью до 100 нанометров, причем в реальном масштабе времени, а потому нагрузки на конструкцию всегда будут под контролем компьютеров и специалистов, обслуживающих диспетчерский терминал здания.

Тем не менее даже такой приятный повод для разговора, как получение престижной международной награды и благополучие с внедрением научных разработок, не позволяет ученому забывать о сложностях, которые мешают активнее продвигать на зарубежные рынки отечественную высокотехнологичную продукцию. Вот и сейчас проблема напомнила о себе тем, что прямо во время нашей беседы на стол заведующего лабораторией легло письмо из Италии, где покупатель белорусского прибора, вышедшего недавно из строя, сообщает, что высылает его в Минск для ремонта. Надо было видеть, с какой досадой встретили эту новость.

И дело не в сложности ремонта, не в затратах на него и не в том, что покупатель усомнился в надежности аппаратуры: прибор давно отработал гарантийный срок, эксплуатировался интенсивно и рано или поздно должен был сломаться. Но трех дней, отведенных на особо строгие по отношению к дорогостоящей высокотехнологической продукции таможенные процедуры, небольшому научному коллективу, не имеющему возможности содержать специальный персонал, явно недостаточно для оформления бесчисленного количества документов, включая контракт на ремонт и паспорт сделки. А не успеют все оформить, то через три дня согласно действующему положению таможенники должны отправить посылку обратно. В таком случае рассчитывать на поддержание добрых отношений с покупателем не приходится. Ведь он явно посчитает, что белорусский партнер просто не в состоянии выполнить ремонт.

— Если уж мы взяли курс на инновационное развитие, то таможенные правила по отношению к наукоемкой продукции, пересекающей границу, нужно упрощать, — убежден ученый. — Проследить, чтобы ученые при ввозе и вывозе приборов не положили лишние деньги себе в карман, можно и не создавая для них форсмажорных обстоятельств. Как и всюду в мире, растаможивание должно быть элементарной процедурой, занимающей минуты. В противном случае мы рискуем остаться без зарубежных заказчиков.

08:42 23/01/2009




Loading...


загружаются комментарии