Экспортеры леса: «Мы - всего лишь инструмент передела»

Недавно в белорусских газетах появилось сообщение о деле в сфере экспорта лесоматериалов, которые  вылилось в несколько уголовных дел.  Одно из них направленно в суд в середине января. Наверняка, обвиненных в хищении средств из бюджета бизнесменов ждет суровое наказание. Но главный обвиняемый уже живет в Европе и считает, что все эти дела – результат передела рынка.

Экспортеры леса: «Мы -  всего лишь инструмент  передела»

В прессе упоминают компании «Грэнджер», «Маршаллак» и «Элит бизнес», которые,  по мнению следствия, похитили из бюджета около  Br1,7 млрд.. Эти фирмы якобы по поддельным документам получили назад Налог на добавленную стоимость, но товар за пределы Беларуси не вывозили. В деле экспортеров фигурируют статьи УК «незаконная предпринимательская деятельность, сопряженная с получением дохода в особо крупном размере», «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере».

Главный обвиняемый Кирилл Лапчинский, который в публикациях упоминается как Кирилл Л.,  в интервью «Белорусскому партизану» все обвинения отверг: «Суть возникновения посреднических фирм при экспорте леса лежит исключительно в плоскости экономических условий созданных в тот момент государством по этому вопросу. Фактически был создан шлюз в виде государственных спецэкспортеров, через который из страны и происходил экспорт пиломатериалов. Шлюз в таком виде не только позволял контролировать государству, по сути,  все экстпортные поставки пиломатриалов, но и давал колоссальные прибыли. Даже подконтрольные мне компании не экспортировали НИ ОДНОЙ машины самостоятельно, а   исключительно -  через "Беллесбумэкспорт". Это концерн  в свою очередь взимал официальную плату в размере 2% от каждой вывозимой машины. Все разговоры о продаже криминальным структурам - полная чушь».

По мнению следствия, главный заработок обвиняемых состоял не в  оформление машины с грузом стоимостью  $500, а в получении НДС, который государство возвращало компании – экспортеру леса. У каждого из пятерых обвиняемых, в разное время занимавших посты руководителей компаний-экспортеров, своя сумма якобы нанесенного ущерба. В общей сложности, как подсчитало следствие, бюджет необоснованно передал «Грэнджеру», «Маршаллаку» и «Элит бизнесу» более Br1,7 млрд.  «Возврат НДС возникает тогда и только тогда, когда есть таможенно подтвержденный факт экспорта. И в этой ситуации мне, как экспортеру,  совершенно все равно, кто являлся поставщиком - Я ИМЕЮ ПРАВО НА ВОЗВРАТ НДС. Факт экспорта всех озвученных в обвинении машин с лесоматериалами подтвержден не только спецэкспортером, иначе было бы второе уголовное дело по контрабанде, и не только таможенными органами РБ, но и таможенными органами стран таможенных-переходов (Польша, Литва, Латвия), Ни одна машина,  экспортированная  подконтрольными мне фирмами,  не выходила  через "прозрачную" российскую границу. Именно нежеланием и страхом государства перед выплатами объясняется тот факт, что все фигурирующие в уголовном деле фирмы-экспортеры были ликвидированы одним росчерком пера мэрии, в обход всех установленных процедур, без заявлений собственников и даже не смотря на уголовное дело», - разъясняет господин Лапчинский ситуацию.

Кроме того, главный обвиняемый заметил, что белорусская пресса сильно завышала суммы в своих материалах: «В сумме по ВСЕМ подконтрольным
мне фирмам я получил возврат НДС в размере пятьсот пятьдесят тысяч
долларов (в пересчете на тот момент по курсу). Да и то, не прямыми
выплатами из бюджета, а налоговым зачетом с весьма проблемным заводом,
продукцию которого мы потом долго реализовывали.
Подытоживая: экспорт пиломатериалов был РЕАЛЬНЫМ. Реальность экспорта, уплату всех пошлин и налогов подтверждает само следствие. Были проведены все необходимые проверки, включая комплексные, которые не нашли ни одного факта налогового или таможенного нарушения. Меня и других  обвиняют в том что, мне государство ВЫПЛАТИЛО НДС, который якобы не имело право выплачивать. Тогда где дело о фальсификации и коррупции? Само следствие в структуре уголовного дела не разу не использует термин "поддельные" документы - исключительно звучит фраза "фальсифицированные", в т.ч. и таможенные. Где тогда обвинение в контрабанде? Его нет и быть не может, т.к. каждая машина имела настоящие документы и была отмечена на "той" стороне иностранной таможни. По сути,  нас судят за законодательное несовершенство, не нами созданное. Я как руководитель фирмы-экспортера, не обязан, да и не могу проверить уплату НДС по всей цепочки до производителя. А вот факты неуплаты, ни разу следствием не были доказаны», - говорит Кирилл Лапчинский.

Бизнесмен, бежавший подальше от белорусского правосудия, уверен, что кто-то затеял передел рынка лесоматериалов и убирает конкурентов: «Меняется клановая
группировка,  контролирующая спецэкспортеров, а сама схема экспорта, как
мне известно, так и не поменялась. Мы в данной ситуации
всего лишь инструмент этого передела».

13:49 30/01/2009




Loading...


загружаются комментарии