Лукашенко не желает брать на себя ответственность за будущую АЭС?

Казалось бы уже решенный вопрос строительства АЭС в Беларуси до сих пор остается открытым. Никто не может точно сказать, когда начнется грандиозная стройка и начнется ли вообще. Проблема заключается в том, что Александр Лукашенко, затеявший собственно эту тему не ради самой АЭС, сколько ради очередного политического козыря, не хочет вешать на себя это решение. Ведь несмотря на возможную экономическую целесообразность этого проекта, большинство населения страны, пережившей Чернобыль, негативно относится к возможному появлению АЭС в Беларуси АЭС.

Вчера замминистра энергетики Михаил Михадюк, отвечая на вопрос о том, когда можно ждать указа, утверждающего выбор Островецкой площадки в качестве площадки для строительства АЭС, сказал, что «Островецкая площадка выбрана приоритетной, и сегодня в соответствии с требованиями законодательства разрабатывается ОВОС» (ОВОС - оценка воздействия на окружающую среду – документ, который Беларусь должна будет направить в МАГАТЭ и всем странам-соседям).

«Нигде не прописано, что это должен быть обязательно указ главы государства, должно быть его согласие,» - заявил замминистра, уточнив, что то, в какой форме будет это согласие, будет решаться компетентными юридическими органами.

Между тем, принятый прошлым летом и вступивший в действие Закон об использовании атомной энергии совершенно четко определяет полномочия в области принятия решения о выборе места для строительства и самого строительства.

Статья 4 «Полномочия Президента Республики Беларусь в области использования атомной энергии» гласит: «Президент Республики Беларусь в области использования атомной энергии:.. принимает решения о размещении, проектировании, сооружении, вводе в эксплуатацию, продлении срока эксплуатации, ограничении эксплуатационных характеристик и выводе из эксплуатации атомной электростанции или ее блока».

Закон вполне конкретно говорит, что размещение станции не согласовывается с президентом, а он принимает по этому поводу решение. И кстати, ни у каких других органов госуправления такого права нет.

В этой связи совершенно непонятен и юридический статус Постановления Совета Безопасности №1 от 31 января 2008 года, в котором говорится: «осуществить строительство в Республике Беларусь атомной электростанции (далее - АЭС) суммарной электрической мощностью 2000 МВт с вводом в эксплуатацию первого энергетического блока в 2016 году, второго - в 2018 год».

Вероятно, неясный статус позволяет не выполнять это постановление. Что, похоже, уже и делается. Так, сроки ввода белорусской АЭС в эксплуатацию являются, по мнению российских атомщиков, очень напряженными - это официально, а в неофициальных беседах - почти нереальными.

И, кроме того, похоже, что строить в Беларуси будут не два блока по 1000 МВт, как написано в постановлении, а два блока по 1.200 МВт. По крайней мере и первый вице-президент ЗАО «Атомстройэкспорт» Александр Глухов и большинство представителей российского атомпрома, участвующих в выставке в Минске, говорили о блоках в 1200 МВт как о принятом решении.

Отметим, что данный проект является новым и ни одного блока по 1.200 МВт еще не построено - строительство только-только началось и ведет его не «Атомтройэкпорт». То есть на Беларуси по сути будет проведен эксперимент.

Не в этом ли причина того, что в нашем государстве, которое давно живет по декретно-указному праву, компетентным юридическим органам (интересно, какими?) вдруг поручили подумать над тем, в какие еще юридические формы можно облачить решение Лукашенко. Видимо, белорусскому правителю очень не хочется брать всю ответственность на себя, вот и пытается переложить ее на какой-нибудь обезличенный коллегиальный орган.

16:47 11/03/2009




Loading...


загружаются комментарии