В ожидании бартера

1 апреля вступит в законную силу президентский Указ № 104, который, как полагают его разработчики, направлен на дебюрократизацию внешнеэкономической деятельности и упрощает порядок проведения и контроля внешнеторговых операций. Одним из новшеств документа является возможность резидентов прекращать обязательства по внешнеторговым договорам путем заключения договора факторинга либо с использованием неденежных форм расчетов.

Независимые эксперты уже прогнозируют в связи с этим торжество бартера, с которым Беларусь боролась все последние годы.
«С 1996 года мы боролись с бартером, а сейчас возобновляем его. Что при этом будет с платежной системой страны, непонятно»,- сетовал в ходе недавней Республиканской ассамблеи деловых кругов руководитель научно-исследовательского центра Мизеса АЦ «Стратегия» Ярослав Романчук. При этом причиной такой вынужденной меры эксперт назвал отсутствие «нормального» курса белорусского рубля.

С одной стороны, белорусские предприятия, столкнувшиеся с резким падением платежеспособного спроса на внешних рынках, в том числе в России, и одновременно удорожанием российского газа, очень рассчитывают на неденежные формы расчетов как на возможность не останавливать производства. Уже сейчас многие руководители в кулуарных беседах отмечают, что их предприятиям было бы проще работать, если бы они могли приобретать по бартерным схемам российский газ, да и другие товары сырьевой группы.

«В Украине платежеспособность упала очень сильно. Но зато наши основные поставщики черных металлов находятся в Украине. Поэтому мы прорабатываем возможность работы по бартерным схемам, например, с Донецким меткомбинатом, у которого есть свои сельскохозяйственные угодья. Это позволит нам сохранить валюту и нарастить экспорт»,- заявил недавно «БДГ» коммерческий директор «Лидсельмаша» Олег Плавский.

Возможность проработать варианты неденежных форм расчетов содержится и в совместном белорусско-российском плане антикризисных мер. Хотя в нем речь идет, скорее, об альтернативах бартеру. Во всяком случае, посол России в Беларуси Александр Суриков не так давно заявил, что сейчас главное уйти от бартера.

С другой стороны, совершенно очевидно, что с бартером, да и другими неденежными формами расчетов правительство долгие годы боролось не зря, ежегодно снижая их удельный вес в расчетах. Бартер не отражает реальную стоимость продукции и открывает простор для злоупотреблений и искажений результатов внешнеэкономической деятельности.

Эксперт в области энергоресурсов Татьяна Маненок полагает, что в данный момент экономическая ситуация в Беларуси не настолько сложна, чтобы возвращаться к бартерным схемам при оплате энергоносителей. «Мне трудно представить, что сейчас мы вернемся в те времена, когда энергоносители покупались за бартер,- заявила она. - У белорусских предприятий и раньше были сложности с оплатой газа. Но этот вопрос решался – «Белтрансгаз» привлекал кредитные ресурсы, чтобы оплатить поставляемый субъектам хозяйствования газ. У нас пока есть возможность оплачивать российский газ, задолженности перед «Газпромом» нет. К тому же даже в более сложной ситуации у нас остается поле для маневра, например, возможность ускорить процесс создания СП на базе «Белтрансгаза», российские кредитные ресурсы. Да и «Газпрому» сегодня нужны живые деньги, а не наша техника».

Эксперт выразила надежду, что накопленный годами опыт борьбы с бартером позволит государству «найти механизм контроля и не пустить дело на самотек». И тем не менее, Т.Маненок указывает, что «бартер дает массу возможностей для коррупции, и появятся заинтересованные люди, которые найдут в этом свой коммерческий интерес».

По мнению собеседницы, сегодня нужно не искать способы нарастить обороты любой ценой ради выполнения целевых показателей, а создать предприятиям поле, позволяющее им работать адекватно спросу. «В противном случае это вымоет оборотку, не будет стимулировать предприятия к созданию почвы для инновационного продукта»,- утверждает она. Да и умения торговать, грамотно продвигать продукцию на внешних рынках бартер тоже не прибавит.

В Нацбанке, впрочем, уверены, что с выходом нового указа белорусские предприятии не вернутся в «лихие девяностые», когда бартер был основной формой расчетов. «Бартер – не единственная форма неденежных расчетов. Существуют векселя, взаимозачеты и ряд других инструментов. Вексель у нас долгое время широко не применялся, потому что в свое время стал причиной не совсем легальных сделок. Но это прекрасный инструмент, который сегодня можно использовать»,- заявил «БДГ» начальник управления информации Нацбанка Анатолий Дроздов.

06:43 13/03/2009




Loading...


загружаются комментарии