Сколько стоит лояльность к власти?

Экономист Александр Чубрик говорит, что у белорусских властей не хватает денег, чтобы обеспечить к себе лояльность

Сколько стоит лояльность к власти?

О том, как на это реагируют белорусы и каким будет новый социальный контракт, Еврорадио беседует с экономистом исследовательского центра ИПМ Александром Чубриком.

Что такое социальный контракт, где он прописан, существует ли вообще?

Александр Чубрик: С одной стороны есть власть, с другой стороны есть определённые социальные группы. Что нужно власти? Власть хочет, чтобы население было к ней лояльным, а если не лояльным, то чтобы по крайней мере не протестовало. Поэтому здесь возникает пространство для определённых соглашений, которые нигде не прописаны. То есть на самом деле их нет, но если поисследовать, то можно выявить, что такие “якобы соглашения” существуют.

Взамен на лояльность государство предлагает некоторые блага. Части людей, чтобы быть лояльными, этих благ хватает. Таким образом эти люди довольны условиями социального контракта. Другие же хотят большего или иного.

В таком случае у них есть два варианта — либо протестовать, чтобы добиться большего для себя (в социологической терминологии это называется “голос” — когда ты протестуешь против существующего). Либо есть ещё один вариант, и в социологической терминологии он называется “выход”... Ты можешь работать на государственном предприятии, иметь небольшую, но стабильную зарплату, небольшой социальный пакет. Если тебе этого не хватает, ты можешь пойти в частный сектор и там работать за большие деньги, но, возможно, не за такие стабильные. И государство здесь уже на тебя влияет в значительно меньшей степени, оно тебя не трогает и ты не протестуешь. То есть ты нашёл возможность выхода.


У властей не хватает денег, чтобы обеспечить к себе лояльность
А что обещало у нас государство народу и что имело за это взамен?

До недавнего времени белорусские власти, особенно перед значительными политическими событиями (президентскими выборами или референдумами), довольно быстро повышали средний уровень доходов населения. Но сегодня деньги на такую поддержку закончились.

Запросы людей настолько высоки, что государство просто не в состоянии обеспечить лояльность за деньги. Получается, что сегодня существовавший тогда социальный контракт уже не существует. Попросту из-за того, что у властей нет денег, чтобы обеспечить тот уровень благ, который существовал до этого. Сейчас происходит переформатирование социального контракта со стороны государства.

Государство фактически предлагает значительно меньший уровень благ: бесплатное образование, бесплатная медицина не очень хорошего качества, ну и охрана граждан — милиция, армия и т.д. И всё. Всё остальное отдаётся на выход. Это значит, если тебе не нравится работать на госпредприятии сокращённый рабочий день с маленькой зарплатой, то иди работать в частные предприниматели.

Очевидно, что в нынешней ситуации государство будет расширять возможности выхода. Оно уже начинает это делать.

Когда отменили льготы, государство нарушило такую договорённость? Теоретически, народ мог взбунтоваться, потому что государство не выполнило условия социального контракта. Но у нас получается, что льготы отменили, зарплаты снизили — и никакого протестного настроения...

Есть политический протест, он имеет своей целью смену власти. А есть протест не против чего-то, а за то, чтобы обеспечить себе большие блага. Это два разных протеста. Первый вариант протеста большая часть белорусов считает нерациональным. Политический протест никак не вписан в социальный контракт. За политический протест существуют очень жёсткие санкции. Все это очень хорошо понимают. Таким образом он просто выкинут отсюда.

Вообще, возможности очень маленькие, в рамках того “голоса”, о котором я говорил, можно пойти написать жалобу, можно пойти добиваться своих прав через суд, можно написать в СМИ, что тебя обидело государство и т.д.

Значит ли это, что социальный контракт строится исключительно со стороны государства, а населению остаётся с ним только мириться? Либо он может быть пересмотрен только по согласию двух сторон?

Здесь всё зависит от типа политического режима в стране, от того, на поддержку каких групп рассчитывает государство. До недавнего времени государство рассчитывало на широкую поддержку среди население. Есть вторая возможность: ты можешь быть поддержан узкой группой элит, как это было в Украине при Кучме. Элиты поддерживали Кучму, но люди Кучму не поддерживали, они были против. Никто на тех людей не смотрел!

Но здесь, повторюсь, очень существенная вещь: государство должно обеспечить людям возможности выхода. Включить такие элементы социального контракта, как социальная поддержка безработных, либерализация малого и среднего бизнеса и т.д. Иначе в обществе возникнет очень существенная напряжённость.

Возможен ли в Беларуси такой вариант, как в Украине, когда государство контракт заключает только с элитами, а не со всем населением? Ведь государство физически не в состоянии обеспечить запросы всего белорусского населения.

Это как раз то, что сейчас и происходит. Теоретически, это абсолютно логичные последствия.


Чтобы  удовлетворить население, власть начнёт развивать негосударственный сектор
Так сейчас происходит пересмотр белорусского социального контракта или государство просто не выполнило предыдущий? Как это рассматривать?

Если у вас есть контракт с работодателем, а работодатель решил, что он не может платить вам такую зарплату, которую он платил раньше, и говорит: давай я тебе буду платить меньшую зарплату — это невыполнение контракта работодателем или его пересмотр?

Я думаю, если работник соглашается на новые условия, то пересмотр...

Очевидно, население, поскольку оно здесь живёт, согласится на новые условия. В Беларуси вся система социальной поддержки, созданная здесь, вся была завязана на государстве, на полной занятости. Если у тебя была работа, то у тебя были деньги, чтобы жить более-менее прилично. Если человек не работал в той системе, которая существовала и продолжает существовать, то вероятность того, что он станет бедным, была 30%. Теряешь работу — всё, ты бедный, у тебя нет средств для существования.

То есть полная занятость — это фундамент той системы социальной защиты населения, которая существовала в Беларуси. Если ты не можешь гарантировать полную занятость — вся система разваливается. Надо что-то предложить вместо этого. Если ты не можешь обеспечить работу, то обеспечь либо социальную поддержку, либо возможность найти работу в негосударственном секторе. Но ведь надо, чтобы этот сектор для начала появился или начал развиваться быстрее. Кажется, это то направление, в котором будет сейчас пересматриваться белорусский социальный контракт.

А государство изучает требования населения или просто предлагает то, что выгодно ему?

Государство через средства массовой информации предлагает людям различные месседжи: например, “коррупция — это плохо и мы будем с этим бороться”, или “мы дадим деньги молодым семьям, чтобы они строили квартиры”. На реакцию можно посмотреть: как люди относятся к этому, как меняется риторика в газетах... Уровень поддержки населения — это главный индикатор того, довольны ли люди тем, что делает государство.

Что касается трудовых контрактов, так называемой “контрактной системы” — это аналогично социальным контрактам или это что-то другое?

Это один из основных элементов той формы социального контракта, который существовал. Именно через эти маленькие контракты обеспечивались санкции за протест. Потому что в рамках маленького контракта, чтобы тебя уволить, надо просто предупредить за три недели — и всё. И ты увольняешь человека без всяких денег. Закончился контракт — ты тоже можешь уволить человека с работы.

Если человек делает что-то противоречащее тому пониманию власти, что он должен делать, то он легко лишается работы. Эти контракты были главным элементом той системы санкций, которая была отстроена, гарантированием того, что санкции будут обязательно выполнены.

А какие социальные контракты в других странах?

На Западе другой уровень благ, там другая политическая конкуренция. Там, я думаю, контракт более стабильный. Люди ждут определённого уровня, и дальше уже политики конкурируют за то, чтобы этот уровень обеспечить. Там лояльность — это какая-то константа. А у нас лояльность может прыгать туда-сюда в зависимости от того, сколько благ ты предложишь.


Лояльность пенсионеров к власти обратно пропорциональна росту коммунальных услуг
Нам поступил такой вопрос от слушателя: “По моему мнению, утверждение, что система социальных контрактов дала осечку как результат отмены льгот, ошибочно. В нашем обществе по-прежнему будто существует "социальное соглашение". У всех кризис, а у нас — стабильность. Возможно, осечка и наступит. Когда? Спрогнозируйте, пожалуйста, ситуацию, когда будет возможна ближайшая осечка в системе социальных контрактов. Или это не прогнозируемая штука?”

Когда государство не сумеет обеспечить людям достаточно возможностей выхода, чтобы люди могли сами о себе позаботиться, тогда и произойдёт эта “осечка”.
Я соглашусь, что когда в конце 2007 года отменили льготы, люди были этим очень недовольны, это правда. Но ведь эти льготы занимали настолько ничтожную долю в доходах домашних хозяйств, 2-3%, что это был такой мизер, который ничего не определял. А вот если ты лишаешься главного источника своих доходов, зарплаты, или пенсии не растут, а коммунальные услуги дорожают — это существенные вещи.

С социальным контрактом, например, была проблема в 2002-2003 году, когда очень быстро повышались тарифы на коммунальные услуги и это забирало у людей очень существенную часть денег.

Если государство сумеет предложить населению что-то взамен таких больших потерь денег, тогда стабильность сохранится.

Социальный контракт прописан для всего общества, или он отличается для разных групп? Например, то, что удовлетворяет пенсионеров, это ведь не устроит студентов?

Да, существует очень существенная разница по различным социальным группам. Вы верно заметили, что пенсионеры, они всё-таки самая довольная группа. Белорусский институт стратегических исследований проводил недавно исследование... Людям задавались два вопроса: что государство должно делать? (предлагался список) и насколько государство это делает? (тот же список). И получилось, что самая большая пропасть между тем, что государство должно  делать и делает на самом деле, выявилась среди не работающих: студенты, домохозяйки, безработные. Довольно существенное недовольство существует и среди работников организаций и предприятий.

Большинство пенсионеров всё-таки в большей степени довольны тем, что делает государство по сравнению с тем, что оно должно делать. Правда, пенсионеры очень чувствительны к тому, как ведут себя цены на коммунальные услуги по сравнению с их пенсией. Если они всё больше и больше тратят на коммунальные услуги, то даже те мантры, которые они слышат по телевидению и читают в газетах, не помогают обеспечить лояльность этой группы. Если завтра их пенсии поднимут, они опять станут добрыми и нежными.
 

08:03 22/04/2009




Loading...


загружаются комментарии