Что Станислав Богданкевич будет советовать белорусскому правительству?

Многострадальный общественный совет во главе с главой Администрации президента Владимиром Макеем пока не смог рассмотреть ситуацию в экономике. Однако главный докладчик, один из разработчиков антикризисной платформы Объединенных демократических сил, профессор, доктор экономических наук, почетный председатель Объединенной гражданской партии Станислав Богданкевич не делает тайны из основных тезисов своего будущего доклада.

Что Станислав Богданкевич будет советовать белорусскому правительству?
— С чего вы предлагаете правительству начать?

— Важно разобраться в истоках кризиса, поразившего страну, правильно поставить диагноз и на этой основе определить пути лечения “болезни”. По свидетельству Европейского банка реконструкции и развития, Беларусь является аутсайдером среди постсоветских государств по построению институциональных основ рыночной экономики. Мы отстали с созданием фондового рынка, с привлечением в экономику так называемых портфельных инвестиций. Разумеется, ничего хорошего в этом не было. Однако, в силу отставания, мировой финансовый кризис на начальном этапе Беларусь не затронул. Оттока портфельного капитала не было, так как ранее не было его притока. По этой же причине не было у нас и обвала рынка акций. Но мировой финансовый кризис вызвал рецессию (снижение ВВП) как на Западе, так и в России, что бумерангом ударило по нашему экспорту, однако лишь в конце 2008-го — начале 2009 года. Повторяю: наш кризис имеет внутреннюю природу. Белорусская экономика вошла в кризис задолго до появления мирового кризиса. И правительство должно понимать это.

— Что значит “неэффективность экономики”? Заводы же до недавнего времени исправно работали, люди получали зарплату...

— Истоки неэффективности нашей экономики, нашего кризиса лежат в используемой административно-командной модели развития, которая в свое время довела одну из богатейших стран мира — СССР — до разорения и распада. Удивительно, но руководству независимой Беларуси эта модель казалась единственно верной. Наша номенклатурная элита суть первоначальных экономических проблем страны свела к разрыву хозяйственных связей, прежде всего с Россией. Получив в наследство из прошлого экономику, лишь в незначительной мере работавшую на внутрибелорусский рынок, белорусская бюрократия сосредоточила главные усилия не на формировании национальной экономики, а на восстановлении советской административно-командной модели. И параллельно — на сохранении старых связей. Пятнадцать лет рыночные реформы не рассматривались как способ решения экономических проблем. Это и привело к неприемлемому уровню зависимости страны от внешнего рынка, к импортоемкости порядка 70% ВВП и дефициту торгового баланса порядка 10% к ВВП, к высокой инфляции и так далее. Выбор административно-командной модели развития обрек страну на сохранение упора на “вал” в ущерб качественным конечным показателям. Реальный сектор экономики был обескровлен ежегодным изъятием у него в бюджет порядка 50% ВВП. В результате мы имеем то, что имеем. Номенклатура может гордиться темпами роста “вала”, немалая часть которого числится в неликвидных складских остатках, в то время как, к примеру, наша соседка Польша, избравшая демократию и рынок, гордится экономикой, обеспечившей уровень заработной платы и пенсий, более чем в три раза превышающий наш.

— И все-таки признаем: властям все же удавалось как-то удерживать ситуацию под контролем...

— Огромные ценовые субсидии по энергоносителям и исключительно благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура позволяли длительное время скрывать главную ущербность административной экономики — низкую эффективность. Позволяли жить не по средствам. Однако уже с конца 2006 года эту ущербность скрыть стало невозможно. На начало 2007 года половина предприятий страны (в условиях еще “архильготных” цен на газ!) оказались “на кредитной игле”. Как снежный ком нарастали внутренняя и внешняя задолженности, рос дефицит торгового баланса, росли размеры непроданной продукции на складах, росла инфляция. С конца прошлого года к этому добавилось ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, связанной с мировым финансовым кризисом. Упали цены на нефтепродукты, возросли цены на газ. Начались проблемы с реализацией продукции на российском рынке. Вот тогда наша страна и оказалась перед угрозой вхождения в обвальную стадию экономического кризиса.

— Как, по-вашему, понимают ли существующие риски и угрозы в “Красном доме”?

— Всё это заставило номенклатурную элиту открыть глаза на реалии, привело, что называется, в чувство. Сегодня правительство публично декларирует меры, реализацию которых надо было начинать 15 лет назад — либерализацию и модернизацию. И все-таки эти шаги правительства следовало бы приветствовать, если бы параллельно с правильными декларациями не осуществлялись попытки сохранить в своей основе административную модель развития и ошибочный экономический курс. Ахиллесова пята правительственного курса — упование на возможность улучшения негодной административной модели развития, на сохранение льготных цен на энергоносители, на поддержание экономики “на плаву” с помощью внешних многомиллиардных займов, которые к тому же используются в скрытой от налогоплательщиков форме и не на развитие, а на оплату внешнеторгового дефицита.

Экономика Беларуси как бы застыла. Между прошлым и будущим. Между приказами гнать “вал” и рыночной реальностью. Между старыми, еще советскими технологиями и растущей мировой конкуренцией. Между необходимостью создания благоприятного делового климата и желанием держать под контролем каждый сегмент рынка.

Сегодня важно понимать, что финансовые и валютные проблемы страны являются вторичными. Основные вызовы Беларуси — отсталая экономика и ошибочная модель развития.

— Что предлагаете вы и ОДС? На что будете делать главный акцент на заседании Консультативного совета?

— Главным тезисом нового экономического курса должны стать дебюрократизация и экономическая свобода. При этом такой курс отнюдь не означает отрицания важности государственного регулирования экономики, социальной сферы. Однако делать это необходимо профессионально и при сохранении верховенства принципов рыночной модели развития, безусловного верховенства закона.

Без экономической свободы эффективная экономика немыслима. Важнейшую роль играет свободное формирование цен. Цены — главный, если не единственный, ориентир для эффективного размещения ресурсов. Сегодня в Беларуси измерение подлинной эффективности того или иного производства крайне затруднено из-за государственного монополизма, льгот и субсидий со стороны государства, свободного функционирования на рынке неплатежеспособных предприятий, незавершенности структурных преобразований, высокой инфляции. Отсутствие условий для свободной конкуренции, неоправданный рост денежной массы неминуемо ведут к росту цен и падению валютного курса. Важным средством борьбы с инфляцией является стимулирование деловой активности и, соответственно, спроса на деньги. По этим причинам даже самый жесткий административный контроль за ценами не способен снизить инфляцию.

— На что правительству надо обратить первостепенное внимание?

— Трудно понять, почему правительство всерьез не озаботится проблемой огромной инфляции. Тем более что и высокая процентная ставка по кредитам, от которой страдает реальная экономика, напрямую зависит от ее уровня. Высокий рост цен — абсолютное зло. Инфляционный налог является самым регрессивным налогом из всех форм налогообложения — налогом прежде всего на ту часть населения, которая живет на фиксированные доходы, живет на заработную плату, пенсии, пособия, стипендии... Инфляционные проблемы во многом объясняются тем, что правительство ведет поиск простых административных решений. Но проблему инфляции невозможно решить административными методами. Ее можно и нужно решать в рамках свободного конкурентного формирования цен. В свободных рыночных экономиках темпы роста цен отстают от наших в три и более раза. Какие еще нужны аргументы для подтверждения истинности этого тезиса?!

Не менее важен принцип жесткой договорной и финансовой дисциплины — безусловной составляющей эффективной экономики. Цены не имеют экономического смысла, если субъекты рынка не платят по счетам, живут не по средствам. Длительные задержки в платежах искажают цены и реальную эффективность, приводят к расточительному использованию ресурсов. Без дисциплины и строгой имущественной ответственности нельзя создать привлекательной деловой среды для инвестора. Жесткая дисциплина предполагает отказ от субсидирования банкротов, включая и скрытую форму, посредством принудительного банковского кредитования. Предусматривает широкое использование залогового права собственности на недвижимость, на землю. Инструментом, безусловно гарантирующим соблюдение строгих финансовых и договорных отношений в экономике, является только реальная угроза банкротства. Механизм банкротства необходим рынку: нарывы надо своевременно вскрывать!

Важнейшей составляющей рыночной экономики является принцип свободной конкуренции, борьба с монополизмом. Только на базе этого принципа, в сочетании с обоснованной монетарной политикой, возможно обеспечение стабильности цен и валютного курса, повышение эффективности.

Если резюмировать, то экономика прежде всего нуждается в коренной дебюрократизации. В освобождении руководителей предприятий и бизнесменов от пут бюрократических заданий, инструкций, отчетов, запретов. В отмене всяких ограничений, тормозящих развитие фондового рынка и страхового дела. В демонополизации и свободе конкуренции, в том числе реализации наконец конституционной нормы создания равных условий функционирования для любых субъектов хозяйствования, как государственных, так и частных, без чего невозможна подлинная конкуренция. В установлении системы жесткой материальной ответственности и очистки экономики от ее неэффективной части. В государственной поддержке свободного предпринимательства, которое бы работало на внутринациональные нужды. В прекращении практики изъятия из реальной экономики до половины создаваемой стоимости, что обрекает предприятия на низкий уровень модернизации, технологического и технического обновления.

— Вы надеетесь быть услышанными?

— Мы поступаем как ответственная, конструктивная оппозиция. Если власть реализует наши предложения, мы готовы нести часть ответственности за происходящее. Но сегодня ответственность за кризис, за то, что происходит, целиком и полностью лежит на белорусских властях.

— Насколько известно, государственные газеты по проблеме кризиса и вашего доклада на предстоящем заседании совета тоже брали у вас интервью, но они так и не были опубликованы. Как вы думаете, почему?

— Наверное, мои мысли не прошли идеологическую цензуру. Но я не могу говорить то, что надо изданию, я могу лишь излагать то, что соответствует моим убеждениям и согласованной позиции демократических сил

07:04 26/04/2009




Loading...


загружаются комментарии