Сергей Балыкин: Путь Пиночета белорусская власть не повторит

Прошло почти полгода со времени принятия правительством Беларуси программы по либерализации экономики. И если в начале нынешнего года было принято несколько указов, связанных с регистрацией бизнеса, проведением поверок, установления заработной платы, то в последнее время работа по либерализации, по сути, свернута. Петлю не затягивают, но и не отпускают – такое мнение высказал в интервью «Завтра твоей страны» юрист и экономист Сергей БАЛЫКИН.

Эксперт Сергей Балыкин считает, что надежды, связанные с возможной либерализацией условий ведения бизнеса в Беларуси в текущем году не оправдались полностью:

— Надежды на дальнейшую либерализацию остаются, но пока говорить о том, что было сделано нечто существенное в деле либерализации экономики, не приходится. Все ограничивается поправками, небольшими изменениями, как говорят военные – прорывами на отдельных участках фронта.

— А прорывы есть?
— Да, признаю, сделано важное дело — создана действительно приемлемая система регистрации. Я имел собственный опыт — реально можно зарегистрировать юридическое лицо за 20 минут. В регионах чуть подольше. Максимум, это может занять до двух недель. Процедура упрощена, стоимость ее уменьшена в несколько раз, отменено огромное количество ненужных препятствий на пути регистрации. То есть зарегистрировать бизнес можно без особых проблем. Но дальше что?

Простой пример, бланки строгой отчетности. Зарегистрироваться можно за 15-20 минут, а потом еще дней 10 уйдет на получение накладных, счет-фактур, внесение их в журналы. Такого нет ни в одной стране мира.

— Помимо изменения условий регистрации было принято еще несколько решений, о которых власть заявляет как о прорыве в деле либерализации. В частности, указы и постановления по заработной плате…

— Зарплату так и не отпустили. Заработная плата у нас регулируется, причем, с двух сторон, как сверху, так и снизу. С одной стороны, государство косвенно ограничивает максимальный размер заработной платы, которую можно отнести на себестоимость, таким образом, регулируется верхний предел. С другой стороны, государство так и не нашло в себе силы даже пообещать отменить тарифную сетку. Дебаты были, но выиграло консервативное крыло.

Но государство не только регулирует размер зарплаты работников сверху и снизу, оно еще диктует нанимателю, какой разрыв должен быть между зарплатами. В нормальной экономике, если работник хорошо работает, то я ему заплачу много, если плохо, то меня мало интересуют его дипломы и категории. Но у нас заработная плата зависит от этих факторов и бумажек. А чтобы заплатить работнику столько, сколько он стоит, нужно
в рамках тарифной сетки очень серьезно «химичить». При этом за ошибки в тарифной сетке предусмотрены немаленькие штрафные санкции Кому нужна тарифная сетка, я даже не представляю. Высказывается опасение, что наниматель будет мало платить работнику.

Но наниматель должен платить работнику столько, сколько он стоит.

— Еще одно декларируемое достижение – это снижение налоговой нагрузки.

— Опять-таки что касается налогов. Да нагрузка снижена, но совсем незаметно. При этом не решен главный вопрос – отнесение затрат на себестоимость. Они по-прежнему регулируются разного рода нормативами. Я, как и раньше, не могу потратить на рекламу, на маркетинг, на обучение сотрудников столько, сколько хочу.
Да, снизили, например, ставку единого налога на 2 процентных пунктов при упрощенной системе налогообложения – с 10% до 8%, то есть на миллион рублей получается 20 тысяч экономии. Да, расширен объем максимальной выручки, которая позволяет применять упрощенную систему. Но, во-первых, девальвация во многом съела эти расширенные возможности, во-вторых, упрощенная система налогообложения подходит далеко не всем.
Государство вводит заградительные пошлины, то есть о либерализации даже во внешнеэкономической деятельности речь не идет. Упростился валютный контроль, но он все равно сохранился. И не только за крупными сделками, но и за копеечными.

— Довольно много было разговоров и обещаний по либерализации системы ценообразования…

— Свобода в ценообразовании была задекларирована, но ее нет. Отменили необходимость регистрации некоторых цен, но не всех. Не отменили необходимость эти цены обосновывать, составление калькуляции…

— Но ведь предельные индексы роста цен на текущий год не принимались.

— Вопрос же не в том, устанавливали или нет предельные индексы. Индексов нет, регистрировать изменение цен не надо (хотя по некоторым товарам надо), но на любой товар ты у себя должен иметь калькуляцию и за ошибки в калькуляции тебя же и накажут.

Пока нет свободы цен, говорить, что у нас экономика рыночная, не приходится.

Государство вообще не должно вмешиваться в формирование цены. Если деловые партнеры договорились об определенной цене или какой-то скидке, то они должны иметь возможность заключить сделку без оглядки на государство.

— Но государство, наверное, боится, чтобы не было фиктивных договорных сделок, ухода от налогов…

— А ведь во всем мире ценообразование свободное и государство свое не упускает. Там, где умеют не только дубинкой махать, но и вести аналитическую работу. Если кто-то нарушает принципы конкурентной торговли, работает не так, как другие, то именно к ним направляются проверки.

У нас государство вместо того, чтобы дать свободу, занимается тем, что навязывает всем единый стандарт, чтобы было проще проверять.

— В начале же года было принято решение о приостановлении проверок.

— Было заявлено, что проверки приостанавливаются. Их стало меньше. Но остались варианты. Во-первых, если есть информация, что совершается правонарушение, то проверку проводить можно. А поводом для этого может стать и анонимный звонок. Во-вторых, можно проверять субъекта по его же заявлению. Я знаю такие случаи, когда контролирующие органы просто звонят и говорят: если вы напишете заявление, мы вас сейчас проверим, а если не напишете, то этот мораторий когда-нибудь закончится, и тогда мы вас так проверим, что потом уже и проверять будет нечего.

-- То есть, несмотря на принятые решения работать легче не стало?

— Где-то стало лучше, потому что раньше было совсем плохо, тенденция к улучшению видна. Тем, кто занимается услугами с небольшим оборотом, завязанным на безналичный расчет, стало проще. Но это как у больного, если раньше он был практически при смерти, то сейчас начал выкарабкиваться. В основном улучшение точечное. Петлю не затягивают, но и не отпускают.

Самое главное, ничего не происходит в области укрепления защиты частной собственности. Ничего абсолютно. Ведь гарантий защиты частной собственности у нас как таковых нет. Она вроде бы декларируется, но конкретные механизмы этой защиты не созданы. Предоставлено право фискальным органам без решения суда списывать деньги, налагать штрафы и прочее.

— И все же есть ли у нас шансы после такого вот точечного улучшения подняться выше в рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса»?

— Рейтинг может подняться за счет того, что регистрация упростилась, но это же искусственный индикатор. Он может быть ориентиром, но он ни на что не влияет. Рейтинг — это попытка придать объективность субъективному. Индикатор может быть только один – это увеличение деловой активности, рост числа субъектов хозяйствования, увеличение рабочих мест, рост товарооборота. Это те вещи, которые могут показать: что-то меняется.

— Но сейчас кризис. Происходит падение деловой активности во многих странах, поэтому сложно оценить эффект от либерализации. Возможно, именно с кризисом связано некоторое торможение — если в начале года было принято сразу несколько документов в плане либерализации, то в последнее время мы лишь слышим о том, что какие-то указы подготовлены. Почему они не принимаются?

— Я думаю, это связано с кризисом творческим. Они хватаются за все, но не знают, что именно делать и каким образом либерализовать экономику. Ведь Лукашенко правильно сказал в послании белорусскому парламенту и народу: либерализация не означает вседозволенности.
Либерализация – это устранение ненужных ограничений, установление четких правил игры и ответственности за их неисполнение. Но для того, чтобы контролировать рыночную экономику, нужны несколько иные навыки, чем при контроле плановой экономики.

— И каков в связи с этим прогноз — либерализация будет продолжена? Способна ли эта власть на радикальные изменения?

— Я думаю, в дальнейшем власть будет по-прежнему плясать около одной точки. Не думаю, что, будучи диктатурой политической, она создаст либеральную экономику. Мне кажется, путь Пиночета она не повторит.

06:48 13/05/2009




Loading...


загружаются комментарии