Ярослав Романчук: Беларусь ничего не делает для выхода из кризиса

Представители МВФ уехали из Минска для консультаций. Вопрос выделения Беларуси второго транша кредита не решен.

Ярослав Романчук: Беларусь ничего не делает для выхода из кризиса
В интервью Deutsche Welle руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, экономист Ярослав Романчук комментирует ситуацию в экономике Беларуси в связи с получением кредитов МВФ.
Deutsche Welle: Как можно оценить уровень сотрудничества Беларуси и МВФ, а также Беларуси и других доноров?

Ярослав Романчук: Сотрудничество развивается ни шатко-ни валко. В первой половине 90-х годов после того, как Беларусь стала членом МВФ, надежды были большие. В 1994 году правительство президента Беларуси Лукашенко подготовило тогда системный план проведения рыночных реформ, который был успешно забыт уже в начале 95-го года.

Аналогичный документ был подготовлен и подписан в конце 2008 года. И пока, судя по динамике воплощения положений этого документа, можно сказать, что результат почти такой же.

Сегодня белорусская сторона перед лицом кризиса также обещает системные структурные преобразования, либерализацию, проведение приватизации, улучшение делового климата. Но прошло уже более четырех месяцев, и к сожалению, выполнения данных обещаний пока не видно.

Беларусь должна реагировать адекватно
Руководитель МВФ Доминик Страус-Хан не устает разъяснять, что делает фонд для выхода мира из кризиса
Тот беспрецедентный кредит, который дал МВФ Беларуси в размере 450 процентов белорусской квоты в Международном валютном фонде, говорит о том, что в принципе МВФ достаточно лояльно подходит к состоянию, в которое попала Беларусь - очень серьезный внешний шок платежного и торгового баланса. Поэтому если бы белорусская сторона адекватно реагировала на рекомендации внутренних и внешних консультантов и инвесторов, можно было бы смягчить данный шок. А так мы видим просто продолжение того, что делало правительство в последние пять лет без серьезных изменений.

Что касается других доноров, то особая категория донора - это Россия. Здесь больше политически мотивированные кредиты, очень выгодные для Беларуси, чем экономические и коммерческие. Но в 2009 году у России появились условия, которые она настоятельно требует выполнять, прежде давать другие коммерческие части Фото из архива: президенты России и Беларуси в Бресте
кредитов. Фото из архива: президенты России и Беларуси в Бресте

Доноры и их цели
Беларусь сотрудничает с Европейским банком реконструкции и развития и со Всемирным банком, но это не те ресурсы и программы, когда можно говорить о полноценном восстановлении отношений со структурами западных кредиторов.

Под какие проекты берутся кредиты МВФ? Какое влияние они должны оказать на экономику Беларуси?

- Кредиты МВФ должны, прежде всего, восстановить баланс текущего счета. Получается, что резко перестало хватать валюты, резко упал экспорт. И для того, чтобы удержать стабильность белорусского рубля, необходима была такая "подушка".

Но при этом белорусская сторона должна была резко сократить расходы бюджета, прекратить рост зарплаты и расходов, чего не было сделано, а также либерализовать цены и начать либерализацию делового климата.

У нас был баланс в последние пять лет на одном уровне, а сейчас он кардинально изменился. Каким он должен быть, мы бы увидели, если бы полностью были отпущены цены, и проводилась бы рыночная политика.

И вот этого второго шага Беларусь пока не сделала, и поэтому деньги МВФ по сути дела были проедены просто для того, чтобы избежать дальнейшей девальвации. Кредиты и долги выросли, но ситуация не восстановлена и новый баланс не достигнут.

По сути дела, Беларусь в последние восемь месяцев ни на йоту не приблизилась к окончанию структурного кризиса, в который мы уже вступили.

Куда же деваются все эти миллиарды кредитов, полученных из разных источников в последнее время? Как использует Беларусь кредитную поддержку?

- Эти деньги поступают в золотовалютные резервы Центрального банка. Нацбанк удерживает курс доллара на уровне 2 тысячи 750-850 рублей. Но при этом мы каждый месяц наблюдаем сокращение золотовалютных резервов, и получается, что мы просто банально проедаем деньги.

Этим активно пользуются банки и финансовые компании, которые, конечно же, являются первыми получателями валюты. При этом валютные депозиты составляют до 10-13 процентов, что является крайне высокой ставкой заработка банков, которая немыслима ни в одной цивилизованной экономике.

Получается, что финансы давят на реальный сектор, он не имеет возможности получить новые рынки сбыта и удерживаться на старых, потому что даже внутренний спрос падает. И мы усугубляем положение по всем фронтам.

- Некоторые эксперты утверждают, что кредита МВФ хватит всего на несколько месяцев, а потом понадобятся новые заимствования. В этих условиях, какая перспектива ожидает белорусскую экономику?

На сегодняшнем этапе у банковской системы Беларуси деньги есть, есть еще и валютные резервы, но они очень дорогие, и предприятия не могут их брать и развиваться.

В предыдущие годы палочкой-выручалочкой была Россия и мировой рынок нефтепродуктов, калийных удобрений, металлов. Растущий богатеющий рынок России покупал нашу технику и оборудование. И при такой конъюнктуре и такой поддержке России в 12-13 процентов не расти и не увеличивать ВВП, не нужно быть большим умельцем. Поскольку в Беларуси есть плановая экономика "заточенная" на ту старую структуру, в принципе потому все и шло.

Но на этот раз белорусскому правительству выкрутиться не удастся. Надо будет делать очень серьезные корректировки, надо, безусловно, начинать с реструктуризации и приватизации банковской системы, надо снижать бремя налоговое и  административное на предприятия.

То, что в начале 90-х годов проходили многие страны Центральной и Восточной Европы - то же должна сделать и Беларусь. Другого рецепта нет, но делать это нужно с учетом системных ошибок, которые были у этих стран.
06:14 18/05/2009




Loading...


загружаются комментарии