Белорусский проект возмутил украинцев

Грозит ли разработка мела в Хотиславском карьере экологической катастрофой на волынской Свитязи.

Белорусский проект возмутил украинцев
«Уникальные Шацкие озера могут исчезнуть с карты Украины из-за добычи мела в Хотиславском карьере Малоритского района...» «Водный заповедник уйдет под землю, если белорусские бизнесмены начнут добывать мел...» «Это просто катастрофа!..» Вот только некоторые фразы из украинских газет и интернет-сайтов со ссылкой на ответственных лиц, включая губернатора и государственных экологов соседней Волыни. Действительно ли существует опасность экологической катастрофы в данном регионе?

Об экологической опасности на белорусско-украинской территории заговорили в 1990-х, когда здесь предпринималась попытка строительства крупнейшего в Европе комбината строительных материалов. После распада Советского Союза проект почил в бозе. Некоторые до сих пор склонны считать, что произошло это не по причине недостатка финансов, а именно из-за высокой вероятности экологической катастрофы. Впрочем, никто из специалистов тогда не дал однозначного заключения. Тем не менее спустя почти 20 лет ситуация повторилась.

- Это катастрофа! - возмущается начальник государственной экологической инспекции Волынской области Олег Киндер в интервью газете «Комсомольская правда в Украине». - Понимаете, карьер имеет карстовое происхождение. Залежи мела находятся на глубине 6-12 метров. Если начать добычу, то сначала произойдет сбой в системе подземных вод, а затем образуются карстовые пустоты, куда уйдут все озера Шацкого национального природного парка, в том числе уникальное своими лечебными водами озеро Свитязь! Не говоря уже о том, что жители сотен волынских сел останутся без питьевой воды, иссякнет оросительный канал, а урожайность снизится наполовину…
«Красивейший в Европе комплекс озер надо спасать, и делать это немедленно, - говорит Олег Киндер уже в беседе с корреспондентом «Столичных новостей» (Киев). - Ведь озеро Свитязь - самое глубокое в Украине. Его максимальная глубина достигает 58 метров. Площадь - 25,2 кв. километра, длина - 9,3 километра, наибольшая ширина – 8 километров. Его вода содержит много серебра, очень быстро заживляет раны, лечит кожные заболевания. В последние годы Свитязь стала местом паломничества туристов не только из Украины, но и со всей Европы. Летом здесь поправляют здоровье не менее 150 тысяч человек. В настоящее время Свитязь могут спасти только усилия тех, кто понимает его значение для Украины и мира в целом».

По сообщениям украинских СМИ, проблема неоднократно обсуждалась во время аппаратных совещаний Волынской областной госадминистрации. Глубокой проработки экологической стороны проекта требует начальник государственного управления охраны окружающей среды Волынской области Владимир Мирка. Он также считает, что одно из естественных чудес Украины, озеро Свитязь, может подвергнуться природным изменениям в связи со снижением уровня поверхностных вод.

Экологическую опасность изучала постоянная комиссия по вопросам экологии, рационального использования природных ресурсов Волынского областного совета. В том числе рассматривался вопрос «об обращении к президенту Украины, премьер-министру, председателю Верховной Рады относительно возникшей угрозы исчезновения озер Шацкого национального естественного парка и одного из естественных чудес Украины - озера Свитязь».

«Хотиславский карьер расположен в нескольких километрах от озера Турского (Волынь). А оно является основным источником регулирования водного режима на Турской осушительной системе общей площадью 10 тысяч гектаров. Еще ближе к озеру расположен Шацкий национальный парк с его тридцатью озерами карстового происхождения», - пишет киевская газета «Столичные новости».

В Брестском областном комитете природных ресурсов и охраны окружающей среды не согласны с такими формулировками. Начальник отдела Сергей Кушнир уверен, что опасность явно преувеличена. По его словам, речь может идти об определенной степени влияния на природу лишь на небольших сопредельных территориях. Например, находящиеся рядом заболоченные участки леса на украинской территории могут «подсохнуть». То есть воздействие проявится лишь в отношении некоторой растительности. Причем о негативных последствиях можно говорить тогда, когда глубина карьера достигнет нескольких десятков метров. Пока же идут вскрышные работы. И «последствия» сродни наладке мелиоративной сети. Но уже сейчас на белорусской территории разрабатывается специальная система каналов, которые будут минимизировать последствия вмешательства человека в природу.

Сейчас идет первый этап освоения месторождения. Добыча мела еще не ведется. Частично техника и люди заняты обработкой ценного кварцевого песка, который находится практически на поверхности.

В целом существует мнение, что нынешний проект по своей мощности несколько уступает тому, что был разработан при СССР. Тогда речь шла о добыче мела на глубине 50-70 метров! Хотя возведение плановых производств впечатляет. Напомним, что здесь будут строиться три завода: по производству ячеистого бетона (мощностью 420 тысяч метров кубических), силикатного кирпича (120 миллионов штук в год), извести и дисперсного мела. Сроки сдачи объектов - 2009-2011 годы.

По информации Сергея Кушнира, каждый новый этап предполагает очередные экспертизы и согласования с Минприроды и с украинской стороной.

Над природоохранной тематикой активно работает и Центральный научно-исследовательский институт комплексного использования водных ресурсов. Перед «Белгеологией» поставлены задачи по дальнейшей разведке юго-восточной части месторождения, которое включает большую территорию и находится значительно дальше от белорусско-украинской границы. Не было бы поздно?

Сюжет в тему: Борьба за воду Центральной Азии

Природные ресурсы распределены по территории Центральной Азии неравномерно. В Узбекистане, Туркмении и Казахстане есть нефть и газ, тогда как в Таджикистане и Киргизии – вода. Амударья и Сырдарья - важнейшие источники пресной воды в регионе. 90 % ее запасов находятся в Таджикистане и Киргизии. В советское время это не играло никакой роли, однако после обретения независимости между пятью государствами началась за воду борьба, которая за это время только накалилась.

Таджикистан и Киргизия хотят форсировать строительство больших плотин, что не может не сказаться на обеспечении водой их соседей. Кроме того, состояние Аральского моря, в которое впадают Амударья и Сырдарья, может ухудшиться. Оно и без того за последние годы сильно обмелело.

В середине 1970-х в Киргизии была заложена основа Токтогульского каскада гидроэлектростанций на реке Нарын (начало Сырдарьи). Предполагалось возвести 26 плотин, при помощи которых Киргизия могла бы вырабатывать электричество круглый год. Сегодня ситуация складывается так: летом из плотин на полив полей соседей сбрасывается больше воды, а зимой недостаток энергии покрывается поставками угля и газа из Казахстана и Узбекистана. Но ввиду того, что цены на энергоносители в последнее время поднялись, Киргизия уже несколько лет из-за недостатка средств вынуждена отапливаться своим электричеством.

Соседи Киргизии не хотят покрывать республике ее издержки на содержание гидротехнических сооружений. Между тем затраты на поддержание ГЭС в рабочем состоянии и понесенный ущерб от неиспользуемых затопленных территорий ежегодно складываются в сумму свыше 120 млн долларов, что составляет почти пятую часть бюджета страны.

Сейчас Киргизия активно ищет спонсоров, способных помочь республике в решении водной проблемы. В конце прошлого года посол Германии в Бишкеке Клаус Гревлих высказал идею создания в республике Международной водной академии. Суть ее деятельности заключается в том, чтобы на основе международного права выработать механизмы распределения влаги в регионе и определить ее цену. Киргизский парламентарий Тайырбек Сарпашев утверждает, что казна республики должна получать деньги за накопленную за зиму воду. «В летний период через Токтогульскую ГЭС протекает 400 кубометров воды в секунду. Мы на эту воду не претендуем. Но зимой влага накапливается, и летом мы отпускаем, к примеру, тому же Узбекистану не 400, а 1 тыс. кубов воды в секунду. Вот эту разницу в 600 единиц и должны оплачивать наши соседи. По сути, мы храним воду, как товар на складе, на объемы естественного тока воды мы не претендуем, но за ее сбор и хранение платить все же надо. Но Казахстан и Узбекистан этого не делают», - считает киргизский депутат.

Экологи уже давно предупреждают: такое положение дел может привести к масштабной экологической катастрофе, которая существенно подорвет и без того слабую экономику центральноазиатских стран.
07:10 24/05/2009




Loading...


загружаются комментарии