КГК «накрыл» оценщиков

Эту историю логично начать с... конца. То есть с конечного звена многоступенчатой комбинации по уклонению от уплаты налогов. Комбинации, в конечном итоге разгаданной сотрудниками Комитета государственного контроля и Департамента финансовых расследований.

«Складывать в чемоданы деньги пачками...»
Слово «комбинаторы» здесь не случайно: сравнение с Остапом Бендером напрашивается само собой. Во–первых, люди трудились на той же ниве, изобретая способы «законного» отъема денег. Во–вторых, работали с юмором.
Итак, в конце истории и схемы имеем фирму под названием ООО «Трансхомарт». Формально, по документам, она была размещена в... помещении бывшего санузла площадью около 3 квадратных метров. В этом есть своя логика: подобные конторы следователи называют «помойками», имея в виду их специфику — отмывание денег. Данная фирма, к примеру, имела оборот свыше 10 млрд. рублей.
В реальном ее офисе сотрудники КГК обнаружили «фунта». Это опять же из профессионального лексикона. «Фунтом» оказалась миловидная дама, в прошлом учительница, 25–летняя Юлия Б. На стене офиса под словом «Мечта» красовалось четверостишие:

Как бы убийством рук не пачкая,
С глазами ясными, как летнее небо,
Складывать в чемоданы деньги пачками
И чтобы за это ничего не было.
Поскольку юмор сомнительного качества, то с ним и закончим. Речь идет о весьма серьезной процедуре: оценке стоимости государственного имущества. Впрочем, не только государственного. Все вокруг нас чего–то стоит: дорога и машины на ней, здание и мебель внутри, предприятие и его станки, офис и его компьютеры...
Стоимость — важнейшая экономическая категория. Цена товара (машины, жилого дома) нужна при его продаже. Стоимость предприятия к тому же много значит в хозяйственной деятельности: определяет кредитоспособность и учитывается при налогообложении.
Отследив всю цепочку оценщиков и дойдя до «Трансхомарта», сотрудники управления контроля топливно–энергетического комплекса КГК поняли, что вышли на лжепредпринимательскую структуру. С этого момента к делу подключились сотрудники Департамента финансовых расследований.
Длинное наименование должности капитана финансовой милиции Владимира Гераськова — старший следователь по особо важным делам отдела предварительного расследования управления департамента финансовых расследований по Минской области и Минску — весьма соответствует сложности схем, которые предстояло распутать.
В.Гераськов: «До недавнего времени оценка производилась так называемым индексным методом. Министерство статистики разрабатывало специальные коэффициенты, на которые умножалась стоимость основных средств. Фактически «переумножением» занимались бухгалтеры предприятий. Метод был небезупречен. Оказывалось, например, что годами служивший в офисе компьютер или принтер стоил дороже нового. А поскольку суммарная стоимость основных средств увеличивала налогооблагаемую базу и затратные статьи расходов, то увеличивалась и себестоимость. А конкурентоспособность, наоборот, падала. Устранить эти перекосы должен был Указ № 622 от 20 октября 2006 года «О вопросах переоценки основных средств, не завершенных строительством объектов и неустановленного оборудования».
Его преамбула так и звучит: «В целях определения единых подходов к восстановлению стоимости имущества, используемого организациями в хозяйственной деятельности, а также индивидуальными предпринимателями в предпринимательской деятельности...»

Квартет и санузел
Оценивать предприятия предстояло не бухгалтерам, а специалистам сторонних, специализированных организаций. За оценку нужно платить. Причем государственные деньги, поскольку оценке подлежали предприятия энергетического комплекса в нескольких областях: ТЭЦ, подстанции и многое другое.
В сделке участвовали специализированные организации: «Экспертная оценочная компания», «Консалтсервисресурс», «Оценка и экспертиза»... Структуры, надо сказать, реальные и легальные, имеющие нужные сертификаты, должные штаты и опыт в оценке недвижимости, оборудования, автотранспорта, страховых случаев и даже рисков в сфере бизнеса. Казалось бы, оценивай, получай заработанное и оценивай дальше. Но...
Соучредителем одной из названных фирм и фактическим владельцем двух был один и тот же гражданин. Или, если угодно, господин — Александр Минько. Стандартная схема, очевидно, показалась ему скучной. Реальная и криминальная (как потом окажется) выглядела иначе.
Учредить предприятие, как известно, могут не только частные лица, но и юридические. В том числе и государственной формы собственности. Учредили таковое и предприятия энергокомплекса, которые подлежали оценке. Причем учредили достаточно давно. «Фирма» (условно назовем ее «Б–сервис») много чем занималась: презентациями, проработкой бизнес–планов и прочим. Оценкой не занималась никогда, не имея ни опыта, ни кадров.
И вдруг резво занялась. В качестве оценщиков в штат были зачислены... специалисты из названных выше специализированных компаний. С ней и заключили договор жаждущие оценки энергопредприятия. Сюда и перечислили свои немалые денежки. Но вовсе не фирма «Б–сервис» оценку произвела. Опытный читатель легко предположит, что этим занялись четыре названных предприятия.
Но прав будет лишь отчасти. Фирма «Б–сервис» и впрямь заключила договор подряда с «Консалтсервисресурсом», «Экспертной оценочной компанией» и т.д. Они, в свою очередь, заключили уже фиктивные договоры «субподряда». С тем самым ООО «Трансхомарт», из санузла. Заключили с единственной целью — перечислить сюда большую часть полученных от заказчиков денег.
Чтобы, во–первых, не платить всех причитающихся налогов с полученных нескольких сотен миллионов рублей. Во–вторых, чтобы эти сотни миллионов обналичить и присвоить. Искушенному читателю дальше ничего пояснять не надо: в последнее время газета, увы, часто рассказывает о специфике лжепредпринимательских структур.

Оценка... оценщикам
Липовый диапазон «Трансхомарта» был сколь широк, столь и типичен для «помоек»: от строительно–монтажных работ и транспортно–экспедиционных услуг до ремонта оборудования, оценки имущества, продажи мебели, кондиционеров и... ведер.
Здесь названы реальные имена и названия фирм, поскольку прозвучал приговор. Нанесенный государству ущерб — в качестве неуплаченных налогов — суд оценил в 379 млн. рублей. С учетом пени, санкций и штрафа сумма возросла до 419 миллионов. В итоге, однако, государство ущерба не понесло: указанную сумму полностью, до рубля, возместил А.Минько. На тот момент, пожалуй, господин Минько: так принято величать людей состоятельных. Суд определил для него 2,5 года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.
Как рассказал начальник управления центрального аппарата Комитета госконтроля Виктор Лаптев, рынок услуг по оценке достаточно специфичен и узок. «Чужим» здесь не место: нужны и специалисты, и репутация, и постоянные клиенты. Однако о деятельности на этом рынке «Трансхомарта» ранее ничего известно не было. Зато объемы работ на фирму списывались приличные: только за оценку имущества государственных предприятий ей было уплачено свыше 1 млрд. рублей.
Точка в этом запутанном деле еще не поставлена: финансовая милиция продолжает расследование.
07:33 26/05/2009




Loading...


загружаются комментарии