“Меня вынуждают выливать молоко под забор”

Производители молока в Беларуси вынуждены подсчитывать экономические потери. Россия отказывается приобретать 500 видов молочной продукции белорусского производства. О последствиях молочной войны “союзников”  сообщают корреспонденты “Свабоды” в регионах.

“Меня вынуждают выливать молоко под забор”
МИНЩИНА

Очередной конфликт Минска и Москвы еще более разжигает “молочные войны” местного значения. Жительница деревни Победа Пуховичского района Любовь Добатовка, которая кормит четырех дойных коров, заявляет:

“Тут начальники считают так, что мне действительно это молоко лучше вылить вон. А по государственному телевидению показывают совсем другое — иногда хочется плюнуть в этот телевизор. Ведь там одно говорят, а нас тут душат!  Доводят до того, чтобы убивали коров. А я им заявляю: “Нет! Буду бороться, но не сдамся. И ни за что не сдам своих коров!”

Дукорский сельсовет не собирает молоко с личных подворий в деревне Победа. Председатель Татьяна Савик находит этому следующие оправдания:

“Ситуация — сложная. Никто не соглашается быть молокосборщиком. Я посчитала: если даже он ежедневно будет  собирать  80 литров молока, то за месяц получит только 50 тысяч рублей. А это же нужна  лошадь, выехать, сделать анализы молока...”


Деревня Победа находится  в километре от автострады Гомель — Минск. Поэтому Любовь Добатовка не принимает оправданий председателя сельсовета. Хозяйка говорит:

“Я читаю в государственной газете: “Ой! Уменьшается количество частных хозяйств”. А тут нельзя даже молоко сдать. Мы с мужем 26 лет отработали на ферме. И нам очень обидно, что даже ни грамма сена не дают. Абсолютно ни грамма! Я им сказала, что буду до последнего бороться!”

МОГИЛЕВЩИНА

На Могилевщине хозяйственники заявляют о сокращении производства молока на колхозных фермах.

Осиповичский молочный комбинат экспортирует на российский рынок 54 процента своей продукции. Теперь тут ожидают сокращение экспорта.

“Вводятся квоты на сухое молоко. Нам об этом сообщили, но еще не довели. Доведут, конечно, позже. Если, к примеру, ограничат поставки наполовину, то половина ляжет на склад. Не будет реализации, замороженный товар будет”, — сообщает представитель администрации предприятия.

Собеседник признает, что реализовать российский объём продукции на внутреннем рынке не удастся без введения санкций в ответ:

“Наверное, так надо делать. Если Россия перенасыщена молочной продукцией, пусть наша продукция и более качественная, то они своего потребителя защищают. Так и мы должны к своему относиться. По-моему, это во всем мире так”.

Осиповичский молочный комбинат не впервые сталкивается с российскими санкциями. В прошлом году он был среди двадцати предприятий, которым запрещалось ввозить продукцию на территорию России. Согласно тамошним санитарам, белорусские молочные продукты не соответствовали российским стандартам качества. Позже санкции были отменены.

Экономист Андрей Юрков считает, что молочным комбинатам, чтобы устоять, придется сокращать объёмы производства вдвое, ведь внутренний рынок сегодня перенасыщен молочной продукцией:

“Что мы имеем? Около пяти миллионов тонн молока, а внутри страны потребляется два, два с половиной. Эта продукция не соответствует и близко мировому  уровню качества. Поэтому переориентироваться сегодня с российского рынка куда-то еще просто нереально, ведь нет качественного продукта”.

Если “молочная война” затянется, то произойдет резкое сокращение частного поголовья коров, ведь заводы уменьшат закупки молока у населения, считает зоотехник из Белыничского района Борис:

“Просто население начнет вырезать это животное, избавляться от него. И так это не выгодно. У нас по Белыничскому району за пять лет в два с половиной раза сократилось поголовье скота. Теперь около тысячи голов, а было две тысячи восемьсот”.

Зимой, когда правительство Беларуси  снизило цену закупки на молоко до 600 рублей, сельчане тут же ответили сокращением его продажи. В апреле власти вынуждены были возвратить прежнюю цену — 700 рублей.

БРЕСТЧИНА

Ганцевичский молочный завод из-за нерентабельности потерял экономическую самостоятельность и преобразован в приемный пункт.

У Березовского сыркомбината также появились проблемы с поставками в Россию.

“Сегодня — первый рабочий день. Так, сегодня мы грузим. Пройдут машины, не пройдут машины — мы еще не в курсе”, — сообщила “Свабодзе” сотрудница отдела Березовского сыркомбината Марина Соловейчик.

На Ляховичском молочном заводе также ждут дестабилизации:

“Она произойдет, когда Россия целиком будет закрыта для Беларуси. Сегодня Клецк, Копыль, Слуцк явно закрыты, они уже не работают с Россией. Они столкнулись с проблемами”, — сообщила сотрудница отдела маркетинга Ляховичского молокозавода.

Много кто из руководителей предприятий отказывается комментировать российский запрет в надежде, что еще все образуется.

“У нас все документы в порядке. Я ничего говорить не буду”, — сказал заведующий Каменецкого филиала компании “Савушкин продукт” Александр Славутич.


ГОМЕЛЬЩИНА

Речицкие власти запретили частникам продавать молочные продукты на Центральном рынке.

Ситуацию прокомментировал  житель Речицы, бывший кандидат в депутаты парламента Леонид Невар:

“Началось лето — торговля молочными продуктами на рынке оживилась. И чиновники начали бороться с кризисом — решили запретить торговлю молочными продуктами на Центральном рынке. По-видимому, чтобы повысить продажу молочных продуктов в государственных магазинах. Люди возмущаются, люди недовольны. Там человек 40—50 в выходные дни торговало. Более молодые уехали в Гомель, остальные около рынка на асфальте продавали молоко”.

Леонид Невар говорит, что когда райцентр готовился к президентским  “Дожинкам”, то рынок реконструировали, но молочный павильон так и не сделали:

“ Разбурили старый рынок, новый построили, но молочного павильона нет. Молочная страна, но молоко частникам нельзя продавать в молочной стране. Чиновники даже на десять процентов не могут грамотно управлять экономикой. Вот только запретить “именем революции” — и все”.

Тем времени в Добрушском районе молокозавод уже закрыли. Многих  сотрудников уволили, некоторых перевели в областной центр, в акционерное товарищество “Молочные продукты”. Сюда же приказали возить и молоко с колхозных ферм. Но часто продукт отправляют назад.

“Раньше у нас было все нормально. А теперь на  фермы в Лебедевку, Иваки много молока возвращают. Нам некуда деваться, люди страдают. Доят, доят каждый день, а в гомельской лаборатории просто издеваются. То антибиотики в молоке находят. Если антибиотиков нет, значит, плотность несоответствующая. Если не плотность, то кислотность либо грязь. Просто издеваются. Я час с молоковозом стою для отбора проб на анализ и сорок пять минут  после анализа”-рассказывает водитель молоковоза из Добруша.

На вопрос, куда же используют возвращенное в хозяйство молоко, водитель отвечает достаточно дипломатично:

“Ну, этого вам никто не скажет. Все выпили телята, телятам спаивают”.

14:29 09/06/2009




Loading...


загружаются комментарии