Боль запоздалых перемен

В Беларуси официально всё делается ради обыкновенного человека. На него направлено острие социально ориентированной политики. Его интересами прикрываются монополисты. Министры регулируют цены, рентабельность, зарплаты, ограничивают импорт, лицензируют деятельность и сертифицируют товары — все во имя "обыкновенного человека".

Боль запоздалых перемен
Они — распорядители чужим и распределители чужого — совершили грубые ошибки. Эти ошибки наложились друг на друга, усилились просчетами других стран — так получился кризис в Беларуси. Суть его вкратце можно объяснить так.

Главный хозяин страны — чиновничество — на протяжении последних лет активно распределяет каждый второй рубль в стране. Бюрократы владеют и распоряжаются 80% всех активов. Они не знали, как работает рынок. Поэтому загнали экономику в то, что знали, — в структуры типа Госплана и Госснаба под руководством "вертикали". Новые производства не создавались. Деньги вкладывали в старое, еще советское. Были дешевый газ и нефть для внутреннего потребления. Были дорогие калийные удобрения и металлы на экспорт. Был и остается доверчивый, терпеливый, толерантный, не привыкший к переменам и к открытой конкуренции народ.

Со второй половины 2008 года мир перевернулся. Разрушился, конечно, не до основания, но разговоры об очередной Великой депрессии имеют под собой основания. Правительства богатых и бедных стран хотели помочь "простому человеку", а получилось как всегда.

Это сегодня американский рабочий Джон кусает локти, спрашивая себя: "Зачем же я брал этот огромный кредит в 400 тысяч долларов на покупку дома в 300 метров квадратных?" Сейчас у него нет ни дома, ни работы — только долги и отчаяние. А в 2002—2007 годах он двумя руками был за план Дж.Буша "каждому американцу — доступное жилье".

Это сегодня французский инженер Жан рвет волосы на голове, спрашивая себя: "Зачем же я требовал сокращения рабочей недели и повышения зарплаты?" Сейчас дорогущие французские товары слабо продаются. У Жана нет работы, а на пособие красиво не проживешь.

Это сегодня русский рабочий Иван вопрошает: "Зачем я махнул рукой на управляемую демократию и поверил в "тефлонового" Путина?" Сейчас у него нет работы, "зависли" кредиты и встало строительство квартиры. При отсутствии сбережений и социальных пособий настроение явно не летнее.

Сегодня, как вчера и позавчера, неизменным остается один, интернациональный, фактор. Политики и чиновники были и остаются при своих выгодных должностях, высоких зарплатах и полном пакете разного рода благ — за счет налогоплательщиков. Для них что бум, что кризис — главное остаться у руля государства. Вчера они приписывали себе заслуги за наш растущий ВВП. Сегодня они творчески подходят к поиску виновников кризиса.

Большинство белорусов думало, что мы плывем по течению вместе со всем миром или, по крайней мере, с Россией. На самом деле мы плыли против, часто поперек и вопреки логике и здравому смыслу. Да еще в самоизоляции. Благо наши нефтепродукты, калийные удобрения, металлы, тракторы и МАЗы покупали. В придачу наше молоко и молочные продукты россиянам понравились. Радовались белорусские банки дешевым валютным кредитам.

И вот Беларусь попала в идеальный шторм. Все те преимущества, которые у нас были, быстро исчезли. Экономика пропускала удар за ударом. Резко упала выручка от экспорта нефтепродуктов. Эпоха дешевых валютных кредитов ушла в прошлое. Существенно подорожал газ. Съежился российский рынок, а вслед за ним — белорусская промышленность. И только одно оставалось стабильным и консервативным: оптимистические прогнозные показатели власти, кадровый состав правительства и уверенность в том, что Россия нам поможет. Да, за небольшим исключением все таким же доверчивым оставалось население. Люди перебросили более миллиарда долларов с рублевых депозитов на долларовые — и успокоились. Повелись в соблазнительные процентные ставки по валютным депозитам (10—13% годовых). Людям неохота расставаться с прелестями потребительского бума, кредитами на телевизоры, автомобили и даже на квартиры. А придется.

Банки привыкли к постоянному притоку дешевых кредитных ресурсов, к поддержке государства, к отсутствию настоящей конкуренции. Им так не хочется учиться работать как настоящие, ответственные финансовые учреждения. А придется.

Директора госпредприятий давно срослись с чиновниками. Трудно понять, где заканчиваются финансы и права предприятий, а где начинаются интересы и полномочия "вертикали". Клубок взаимных интересов стал гордиевым узлом. Этот тромб закупорил экономическую систему Беларуси. Никому не хочется начинать процедуру банкротства, отсекать от бюджетного финансирования убыточные предприятия и раскрывать реальные балансы предприятий и банков. А придется.

За последние 8 лет рабочие привыкли к регулярному повышению зарплаты. Правительство отучило их от конкуренции на рынке труда. Население по-настоящему пока не поняло, что такое безработица. Люди даже за деньги не умеют улыбаться потребителям. Так не хочется затягивать пояса, отказываться от частных автомобильных поездок, регулярных обновок одежды и дешевой водки. Так не хочется платить 15—20% семейного бюджета на ЖКУ, но придется.

Для "простого человека" на оставшиеся семь месяцев 2009 года есть две новости — плохая и очень плохая. Плохая новость такова: нам некому продавать свои традиционные товары экспорта. Россия падает на 10% ВВП, Украина — более чем на 15%, Германия — более чем на 8%, ЕС в целом — на 5—7% ВВП. Внутренний рынок Беларуси тоже обеднел. Люди не могут себе позволить жить в кредит и увеличивать расходы на очень дорогие белорусские товары.

В январе—апреле 2009 года валютная выручка сократилась на 41% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года. Получается, что при сохранении такой тенденции валютной выручки в Беларуси в 2009 году будет меньше, чем в 2008 году на 17 миллиардов долларов. Это почти 30% ВВП 2008 года. Жесточайший удар.

И это только начало плохих новостей. За последние 8 месяцев мы получили 3,7 миллиарда долларов кредитов и валюты от продажи активов ("Белтрансгаз"), а на 1 июня 2009 года наши золотовалютные резервы составили 3,24 миллиарда долларов. Только за май мы потеряли 327,5 миллиона долларов.

Разрыв между суммой валютных обязательств и объемом привлеченных кредитов превышает 8 миллиардов долларов. Ситуацию усугубляют заводы и фабрики. Они продолжают "закапывать" оборотный капитал в складские запасы. Они продолжают производить то, что в таком объеме, такого качества и ассортимента не нужно ни белорусским, ни иностранным потребителям.

Очень плохая новость для бюджетников и пенсионеров — резкое сокращение бюджетных поступлений. Республиканский бюджет уже сократили на 11 триллионов рублей. Денег даже на 5-процентное повышение зарплат нет. Местные бюджеты недополучают 25—40% запланированных доходов. Секвестр "съел" инвестиционные программы, ударил по нефтепереработке. Меньше будет денег на дороги. В ситуации острого кризиса правительство уже урезало расходы Фонда социальной защиты.

Подливает масла в огонь Россия. Твердое желание "Газпрома" и Кремля отказать Беларуси в нефтегазовых субсидиях после открытых оскорблений министра финансов РФ А.Кудрина очевидно дополнится очередной волной протекционизма в виде молочных, мясных и машиностроительных запретов. От А.Лукашенко требуют глубоких политико-коммерческих компромиссов, иначе дотаций и кредитов не будет.

Очень плохая новость может выбить из седла даже самых неисправимых оптимистов. Дело в том, что в этот критический момент у руля экономики находится некомпетентное, трусливое, высокомерное и жадное до казенных активов правительство. Речь идет не о Совете министров, а о "вертикали" в целом. Она не в состоянии принять адекватные решения. "Вертикаль" вошла в стопор и не может отказаться от абсолютно нереального закона о бюджете, от Основных направлений денежно-кредитной политики (ее базовые тезисы — курс 1 дол. = 2125 бел. руб., инфляция 9—11% в 2009), от прогноза роста ВВП в 2009 году 10—12%, от пустых обещаний повышения зарплат и пенсий.

Официально мы пока не в кризисе. Правительство не подает пример в сокращении расходов. Жесткие установки прошлого все еще остаются в силе: полная занятость, тотальное регулирование цен и производства, высокая налоговая нагрузка, предпринимательство на побегушках, частная собственность в загоне. Да, еще всем приказано расти на 10—15% в год. Такая вот административная и кадровая беда.

Наступает время плохих новостей для "простого человека". Чуда не будет. Будет рост цен на ЖКУ, транспорт, электроэнергию, отопление, газ и продукты питания. Цены повысятся потому, что правительство резко ограничивает конкуренцию с импортом, а Нацбанк продолжает проводить мягкую денежную политику и надувать кредитный пузырь. Если он сократит денежную массу, чтобы адекватно отреагировать на падение ВВП, тогда инфляция не превысит 15%. Если же денежный печатный станок заработает на полную мощность, если Нацбанк будет заставлять банки снижать процентные ставки по депозитам и кредитам, то потребительские цены могут вырасти на 30—40%.

"Простой человек" попадает в ножницы бедности. С одной стороны, рост цен, с другой — сокращение зарплат, пенсий и денежных доходов в целом. За четыре месяца средняя начисленная зарплата с учетом инфляции выросла на 2,8%. Начислить — это еще не значит выплатить. Когда почти у половины промышленных предприятий нет собственных оборотных средств, а у банков нет желания выдавать кредиты на выплату зарплаты, надежды на рост денежных доходов нет никакой. Сами предприятия работают в ноль или с убытками. Предприниматели стонут от аренды, а им для дополнительной закалки еще НДС планируют повысить с 18% до 22%.

Если провести девальвацию, резко увеличивается вероятность оттока депозитов населения из банков. Не будешь проводить девальвацию — появится "серый" рынок валюты. Так или иначе, правительство видит выход из кризиса только за счет "простого человека". Во второй половине 2009 года не исключены задержки с выплатой зарплат и пенсий. Общепринятой станет практика сокращения рабочих недель до одного—двух дней. Группа социального риска — это семьи, где один или два человека работают на дышащем на ладан градообразующем заводе в небольшом городке. У нее практически нет сбережений, давно продана дача, зато есть потребительский или жилищный кредит. К тому же надо ребенка учить и бабушку лечить. При таком наборе факторов семья обречена на бедность.

Наступает пора очередных испытаний для семей пенсионеров. Среди них даже во время бума более 65% тратили на продукты питания более 50% всех своих доходов. Лекарства дорожают. У детей в связи с кризисом тоже проблемы. Надежды только на молитву, щедрый урожай и здоровье.

Высвобождение сотен тысяч рук при нищенском уровне пособий наверняка приведет к росту преступности. Люди бы в предприниматели пошли, но правительство их там явно не желает видеть. Безделье, наркомания и пьянство порождают преступность. Да и сами милиционеры все чаще выражают свое недовольство. У них есть оружие, спецподготовка, но нет денег, а хорошей жизни хочется. Риск появления белорусских робин гудов в погонах повышается.

Есть и хорошие новости. На них и нужно концентрировать внимание в кризис. Несмотря на инфляцию и девальвацию, природа в Беларуси остается самой красивой в мире. Наши озера полны рыбы, а леса — грибов. Драники и мачанка — наше кулинарное все. У нас есть семья, закадычные друзья, возможность поболеть за любимую спортивную команду. У каждого есть своя Санта-Барбара, свой способ выбросить адреналин и зарядиться энергией. Умение бюджетно и эффективно расслабляться и переживать материальные потери и невзгоды во время кризиса ценится особенно высоко.

    
20:26 14/06/2009




Loading...


загружаются комментарии