Продажа госсобственности противоречит белорусской модели экономики

В обмен на кредиты МВФ Беларусь взяла на себя обязательства проводить либеральные реформы и приватизацию, то есть приближать свою административную государственную экономику к рыночной.

Продажа госсобственности противоречит белорусской модели экономики
Глава представительства МВФ в Минске Наталья Калядина рассказала журналистам, что с правительством страны согласованы планы по созданию Агентства по приватизации, которое займется разгосударствлением, поиском инвесторов и продажей предприятий. По ее словам, агентство может быть создано уже в этом году. Потенциальные инвесторы, которые уже давно «кружат» над единственной в Европе страной, сохранившей почти всю свою экономику в собственности государства, снова воспрянули и мобилизовались. Российские, разумеется, в первую очередь: менталитет соседней Беларуси им более или менее понятный, да и кооперационных контактов много. Однако есть все основания предполагать, что приватизация, как и либерализация, так и останется громкими заявлениями, а «фамильное серебро» еще долго «не уйдет из семьи».
Дело в том, что приватизацию в Белоруссии уже объявляли. Весной прошлого года правительство приняло документ, который называется Планом приватизации. Рассчитанный на три года, он содержит более 500 предприятий, среди которых и белорусские флагманы – МАЗ, Моторный завод, Белаз, Гомсельмаш и др. Однако на деле все закончилось игрой слов: оказывается, под приватизацией правительство понимало перевод этих предприятий в статус АО со 100-процентной долей государства. В прошлом году эту процедуру прошли более 150 заводов, в том числе и МАЗ, но смена вывески ничего не изменила в жизни этого предприятия. Нет, государство не отказывается их продавать – просто достойных нет. Под достойными в данном случае понимаются инвесторы, готовые заплатить большие деньги за акции, не меньшие вложить в модернизацию, но не претендующие на то, чтобы определять основные направления деятельности купленного предприятия. Белорусское государство тут же скажет новому партнеру, сколько человек должно работать на предприятии, как и сколько им нужно заплатить, по какой цене нужно продать произведенную продукцию.

Или возьмем, к примеру, благое намерение правительства разрешить продажу акций, которые работники предприятий в свое время купили по льготной цене в ходе чековой приватизации. Принятое более года назад, оно восторженно было встречено экспертами – наконец-то в стране появится фондовый рынок. Но не тут-то было: все самое привлекательное, а это 162 предприятия, тут же попало в перечень «стратегически значимых» и продаже не подлежало. Однако белорусским экономическим стратегам и этого показалось мало. На прошлой неделе президент подписал указ, который обязал держателей «отпущенных» на свободу акций предлагать их сначала самому акционерному обществу, а уж только потом третьим лицам. Представители профильного ведомства пояснили, что так они намерены защитить АО от рейдеров. Позволим себе усомниться и высказать предположение, что защищаться АО будут от самой приватизации, ведь де-факто государство, которое владеет контрольным пакетом практически всех белорусских АО, будет решать судьбу этих акций. Налицо возвращение того самого моратория на движение акций. Так где же здесь приватизация и развитие фондового рынка?

Кстати, по информации СМИ, правительство обсуждает еще одно возможное новшество – допэмиссии акций только с согласия президента. Цель все та же – жесткий государственный контроль.

Расчеты на то, что белорусское руководство вынуждено будет пойти на продажу предприятий под давлением отрицательного внешнеторгового баланса (по итогам пяти месяцев оно превысило 3,2 млрд. долл. против 1,7 млрд. в мае прошлого года), конечно, имеют под собой основания. В истории современной Беларуси есть случаи приватизации путем продажи компаний иностранному инвестору. Например, 80% акций сотового оператора «Бест» было продано «Туркселу» за 600 млн. долл., а 100% акций завода «Мотовело» компании «Атек» за 7 млн. долл. Но это единичные случаи и обстоятельства этих сделок покрыты тайной.

Что касается внешнеторгового дефицита, то пока он более или менее успешно покрывается внешним кредитованием. Не пользовавшаяся ранее возможностями внешних заимствований Беларусь может позволить себе брать кредиты. Внешний госдолг страны на сегодняшний день приближается к 6 млрд. долл., что составляет примерно 10% ВВП. По планам правительства, до конца года он не превысит 14% ВВП, в то время как в мировой практике допустимым считается внешний долг на уровне 50% ВВП. К тому же кредиты долгосрочные, а их стоимость вполне привлекательная (4–5%).
Если же все-таки дело и дойдет до продажи предприятий, то совсем не факт, что предпочтение будет отдано российским компаниям, которые, как утверждает президент Беларуси, норовят приватизировать всю страну, а спокойным европейцам, готовым довольствоваться тем, что может предложить им Беларусь. Да, кстати, список предприятий, которые интересны в плане приватизации, составила не только Россия. На минувшей неделе о готовности поучаствовать в белорусской приватизации устами своего посла в Минске заявила еще и Венесуэла.
07:35 07/07/2009




Loading...


загружаются комментарии