Что происходит на БМЗ?

Газета «Республика» своим недавним материлом про БМХ удивила.  «Белорусский партизан» попытался выяснить у Марата Афанасьева, стоявшего у истоков создания передового металлургического предприятия, настолько ли плохи дела у БМЗ, если на страницах республиканской прессы начали появляться откровенно заказные публикации?

Что происходит на БМЗ?
В газете “Республика” вышла удивительная статья под названием “Почему корд не стареет”. Уникальность данного материала заключается сразу в двух вещах. Во-первых, автор пытается убедить своих читателей в том, что кризис практически не затронул Жлобинский металлургический завод. Во-вторых, заявление о вечности жлобинского металлокорда (латунная проволока, используемая при изготовлении покрышек) тянет как минимум на Нобелевскую премию в области физики. Творцы адронного коллайдера отдыхают. Однако в данной статье речь пойдет не столько о физических характеристиках бессмертной латунной проволоки, созданной жлобинскими умельцами, сколько о правде.

Редактор экономического отдела газеты «Республика» Владимир Волчков думал почти три месяца, как убедить читателей, что склады БМЗ продукцией не завалены. Оперативность написания материала, обеляющего БМЗ, изумляет. Дело в том, что «Белорусский партизан» в мае месяце подал информацию о странной экспортной политике флагмана белорусской металлургии. Несмотря на негативную внешнюю конъюнктуру рынка (европейские потребители продукции БМЗ компании Michelin, Goodyear, Continental еще в конце 2008 года были не в состоянии переработать жлобинский корд), экс-директор БМЗ Николай Андрианов упрямо давал установку производить тонны проволоки. Понятно, что невостребованная продукция отправлялась прямиком на склады производителя. А когда свободное место на складах БМЗ закончилось, товар начали сгружать в помещения цехов завода. Вот только беда, что условия хранения корда не совсем подходили для этой деликатной продукции БМЗ. Например, от сотрудников завода поступали сведения о том, что производственные помещения были заставлены изделиями БМЗ. В частности, корд полеживал себе в цехе гальваники, в котором рабочие имеют дело с кислотами. А кислоты, как известно, окисляют медь и латунь. От нарушения условий хранения продукции металлокорд не стал качественней. Марат Афанасьев, проработавший на БМЗ более 20 лет на руководящей должности, рассказал тогда «Белорусскому партизану», что корд можно хранить не более 3 месяцев. Соответственно, подсчитал Марат Афанасьев, БМЗ уже в мае месяце потерял около 100 млн. долларов. За эту информацию человек, стоявший у истоков создания БМЗ, был назван журналистом «Республики» Волчковым «вымышленным экспертом, подкрепляющим байки Интернет-писателей».

Мнение Марата Афанасьева. Мне кажется, Владимир Волчков считает читателей дураками, когда пишет свои тенденциозные материалы. Я как специалист долгие годы отработал на производстве, даже больше нынешнего и.о. гендиректора БМЗ Анатолия Савенка. Часто мне приходилось отстаивать позицию завода в хозяйственных судах, где рассматривались спорные дела насчет сроков и условий хранения металлокорда. Поэтому с этой ситуацией я знаком не понаслышке. Я готов в любой момент вступить в дискуссию и с Волчковым, и с Савенком относительно проблем завода. Но боюсь, что тогда им будет стыдно. Кстати говоря, в статье «Почему корд не стареет?» имеются противоречия. Журналист Волчков утверждает, что «проволока — не хлеб, не фрукты, она не подвержена ни очерствению, ни гниению». А его собеседник Анатолий Савенок все-таки указывает, что «подавляющая номенклатура производимой БМЗ проволоки и корда может лежать на складе 12 месяцев». Лежать на складе чьем? Завода-производителя или завода-потребителя? А это разные ситуации. Потребитель покупает корд с уверенностью, что проволока может пролежать определенный срок и при этом не испортится. Если на складах БМЗ нарушаются условия хранения, то покупатель, увидев брак, может и вернуть продукцию производителю. Такая ситуация приведет к существенным убыткам. Чтобы не быть голословным, в Стандартах, касающихся условий хранения продукции металлургического завода, четко прописаны все допустимые сроки хранения корда. Пусть Владимир Волчков удосужится ознакомиться с данным документом.

- Каково общее положение дел на заводе?

- Кризис на БМЗ начался до того, как Беларусь накрыла волна глобальной рецессии. Состояние предприятия стало ухудшаться с приходом Николая Андрианова и его команды. Некогда один из самых прибыльных заводов белорусской экономики сейчас имеет рентабельность где-то на уровне 2%. На заводе останавливаются цеха по производству металлокорда. Премии платят только рабочим с прокатного производства, многим рабочим отказались выплачивать денежные вознаграждения за выслугу лет. Склады и помещения цехов забиты готовой продукцией. Администрация завода предлагает рабочим иные условия труда, а несогласных ждет сокращение... При этом заместитель гендиректора по идеологической работе, учитель по образованию, Надежда Горкуша говорит о том, что «сегодня не стоит вопрос о сокращении рабочей недели, а тем более увольнении сотрудников». Лицемерие чиновников в условиях кризиса обходится очень дорого. В подтверждение моих слов: в некоторых цехах рабочие БМЗ получили приказ об изменении условий труда. Дескать, не согласитесь на дополнительный выходной без оплаты – будете уволены. Статья 5 ст.35 Трудового Кодекса Республики Беларусь прилагается.

- Что бы вы могли посоветовать редактору экономического отдела «Республики»?

- Пусть приедет на завод и поговорит со специалистами и рабочими как частное лицо. Подозреваю, Волчкову многое тогда откроется. Услышанное от сотрудников БМЗ, боюсь, вряд ли впишется в концепцию его материалов.
06:31 10/07/2009




Loading...


загружаются комментарии