Жертвы жатвы

Александр Лукашенко требует от белорусского сельского хозяйства собрать “как минимум 8 миллионов тонн зерна”. Но жатва в этом году идет  меньшими темпами, чем в прошлом году, что связано с погодными условиями, и с прежними проблемами, самая наболевшая из которых – гибель на полях людей.

Жертвы жатвы
Могилевщина
На Могилевщине жатва не обошлась без трагических случаев. Трагедия в Чаусском районе произошла на  прошлой неделе. 48-летний механизатор сельхозпредприятия “Головенчицы” сам пытался отремонтировать в поле комбайн. Данный случай  руководство колхоза комментирует неохотно:
“Меня на поле не было. Мне позвонили и сообщили. И он трезвый был. Это дело случая”, — сообщил руководитель сельхозкооператива “Головенчицы”.
Из официальных источников известно, что в машине забилась приемная камера, и комбайнер сам пытался ее очистить. Остановленный на время ремонта комбайн неожиданно сам запустился, и ротор приемной камеры повредил человеку ногу.
Комбайн хозяйство купило в этом году. После случившегося его опломбировали.
“Будет назначено проведение технической экспертизы об исправности данного комбайна. Этот комбайн только в этом году запущен в производство. Заключения экспертизы у нас  пока нет, поэтому мы не можем утверждать, находился ли он в состоянии алкогольного опьянения”, — сообщил сотрудник областной инспекции труда.
Не зря и руководитель колхоза, и инспектор в своих комментариях акцентируют внимание на алкогольном слагаемом состояния потерпевшего комбайнера. Из официальных источников известно, что за время жатвы к административной ответственности за управление сельскохозяйственной техникой было привлечено уже 18 человек.
Экономист Андрей Юрков считает пьянство главной причиной травматизма в ходе жатвы: “С пьянкой начали бороться год-два последних. Появились тесты на содержание алкоголя. Но реально с этим бороться очень тяжело, ведь лето — горячая пора, нужно значительно больше людей для того, чтобы справиться со всеми сельскохозяйственными работами. Приходится людей просить. Так чего им не выпить? Ты их и так упрашиваешь. Я сомневаюсь в оплошностях техники. Тут, скорее всего, безответственность наших людей — имеется в виду соблюдение техники безопасности”.
Механизатор в Горецком колхозе имени Калинина погиб, когда уплотнял трактором сенажную массу. Механизатор не справился с управлением, машина перевернулась и задавила его. Это происшествие ответственные лица вообще отказываются комментировать. Обстоятельства выясняют прокуратура и инспекция охраны труда.
Дождливое лето плохо повлияло на качество зерна. Об этом сообщил заведующий отделом Белорусского научно-практического центра земледелия Национальной академии наук Константин Шашко:
“У нас теперь вошло в привычку кричать: “Ура-ура!”. Зато совсем мало говорим о безопасности. А ситуация на сегодня такая, что необмолоченное зерно прорастает в колосе. И противопоставить этому можно только очень хорошую организацию работы на жатве и доработке этого зерна. Поэтому проблемы теперь очень большие”.
Гомельщина
На Гомельщине некоторые вернулись к дедовским способам жатвы и косят зерно вручную.
Это можно увидеть в деревне Столбун Ветковского района. Овес, ячмень, рожь там косят вручную, а затем укладывают хлеба на асфальт. Проезжие тракторы и грузовики колесами обмолачивают зерно.
Улица Ворошилова в Столбуне устлана золотистым овсом. Только что по нему промчался грузовик. Бабушка Мария, которая помогает дочке, подымает солому. На асфальте лежит оббитое зерно:
“О-о, как же это не смолотится! Овес, ячмень — это попросту. Сейчас солому подберем, а бобки в мешок — и все. Обмолотили! Хорошо и дешево. Комбайн не дают — лучше, конечно, комбайном. Кроме того, нет денег заплатить за комбайн — чуть ли не четыре тысячи за сотку”.
Хозяйка “золотистого добра” сударыня Валентина не такая разговорчивая, как мать. Она шоркает по асфальту граблями — сгребает овес в кучки. За ней асфальт начисто выметают мётлами: “Знаете что, это самые несчастные люди, самые мученики так делают. Это неудобно, но  денег нет у нас на тот комбайн”.
Свежескошенным овсом устлана и улица Ленина. Хозяин Владимир говорит, что при таком способе обмолота удается собрать не более  80 процентов выращенного зерна: “Процентов восемьдесят. Остальное — курам, мышам”.
Деревенская женщина Анна говорит, что совхозной техники мало кто ждет, ведь людям ее дают не раньше, чем соберут урожай со своих полей: “Свое все уберут, а уже тогда дают людям”.
Пока руководство хозяйств игнорирует нужды простых сельчан, в Ветковском районе на помощь пришли россияне-частники, которые имеют собственные комбайны:
“Из России приезжал, из соседней Неглюбки. Своими комбайнами приедут и молотят. Нам выгодно — невыгодно, а если посеял, то надо же обмолотить”.
В Неглюбке, где отец и сын Василий и Александр Батуры помогают сельчанам молотить хлеба на частных угодьях, сейчас на асфальте чаще только сушат овес, и рожь. На совхоз “Дружба” тут уже никто надежды не имеет.
Так же утверждает и пенсионер Виктор: “Ни комбайн, ни трактор — ничего не дает. Вот трактор, например, чтобы скосить. Только частники выручают. Никакой помощи от совхоза нет — ни пенсионерам, ни  кому-либо другому. Даже труженикам. На комбайне человек жнет, а свое скосить не может — не дает директор”.
Гродненщина
Фермеры Гродненщины заявляют, что имеют теперь существенные проблемы с продажей нового урожая.
Константин Бах из деревни Остаповщина Берестовицкого района урожай уже убрал. Говорит, что в этом году не хуже, чем в прошлом году, однако особого настроения у него нет. Сдал пивоваренный ячмень на солодовый завод, а денег получить не может.
Бах: “Пока ничего не платят, с деньгами проблемы в “Белсолод” из Иванова. И у всех в этом году проблемы с расчетами”.
Константин говорит, что еще не сдал пшеницу, но знает, что и Лидское предприятие “Лидахлебопродукт” тоже плохо рассчитывается с поставщиками зерна: “Нет расчета. Еще за прошедший год мне должны больше 10 миллионов рублей”.
Фермер из деревни Малая Берестовица имеет собственный зерноуборочный комбайн. Молотить свои хлеба закончил еще 7 августа. Затем несколько дней помогал односельчанам, а вот в колхоз его не приглашают.
С его слов он сдал около 200 тон зерна на Ойцовский спиртзавод в Слонимском районе. Однако теперь его волнует, как получить деньги. Говорит, что в прошлом году приходилось выбивать деньги за зерно с помощью Госконтроля:
- И что вы собираетесь делать в такой ситуации?
- А что делать? Буду плакать. Звонишь им, звонишь каждый день, то вот 2    миллиона бросят. А были вообще мне должны 37 миллионов.
- А в этом году сколько они вам должны?
- Ну, вот считайте: 200 тонн зерна продал по 330 тысяч рублей. Вот сколько они должны.
Фермер из  Жемыславля Ивьевского района Олег Перхальский сообщает, что убрал еще не все зерно, так как имеет старый комбайн. Урожай ссыпает на свой склад, но до сих пор не знает, когда и куда его будет сбывать.
Перхальский: “Раньше сдавали, а в этом году Лидский хлебокомбинат отказался у нас брать. Нас вообще не включили ни в какие госзаказы: хочешь — ешь, а хочешь — выбрасывай. Мне хлебокомбинат должен 9 миллионов, но не платит. Даже СПК когда сдают, то от них берут только госзаказ и больше ни килограмма. Короче, куда хочешь, туда и девай зерно”.
09:27 18/08/2009




Loading...


загружаются комментарии