Леонид Заико: Это обычные сделки бизнеса и чиновников

В очередной раз с “дружеским” визитом к нам приехал президент Венесуэлы полковник Уго Чавес. А за несколько дней до этого белорусские чиновники гордо отрапортовали о том, что совместное белорусско-венесуэльское предприятия «Петролера БелоВенесолана» добыло первый 1 миллион баррелей нефти. Какая польза нашей экономике от заморских нефтяных проектов, корреспондент Euramost.org поинтересовался у руководителя аналитического центра “Стратегия” Леонида Заико.

Леонид Заико: Это обычные сделки бизнеса и чиновников
-- Насколько она нужна, эта венесуэльская нефть?
 
-- Лично нам с вами она и не нужна. Потому, что мы в любом случае пользуемся тем бензином или нефтепродуктами, которые российские олигархи перерабатывают на двух наших нефтеперерабатывающих предприятиях. То, что касается нефти иранской или венесуэльской – это просто сделки чиновников по получению доходов. Которые потом, вроде, должны использоваться для пополнения белорусского бюджета. Как и сколько таких денег поступает в бюджет, я не знаю, не видел ни одной статьи. Все эти сделки правительства или чиновников по добыче нефти, алмазов или чего-то ещё (можно придумать всё, что угодно), эти сделки привлекают серьёзное внимание криминальных структур. Трудно себе представить хорошее правительство страны с нормальной рыночной экономикой, которое будет покупать такие активы за рубежом. Либо само заниматься такой разработкой. Если это будет делать какая-то структура частная, и будет платить высокие налоги, это понятно. А так добывать нефть за тысячи километров, продавать каким-то партнёрам в Латинской или Северной Америке, получать какие-то деньги, куда-то их зачислять-перечислять – это трудно представить. Это обычные сделки бизнеса и чиновников. Потом мы увидим, лет через 10-15, по новым коттеджам, по новым домам в Майами -- куда и кому эти деньги ушли. А в экономическом плане эти добытые миллион баррелей нам ничего не дают. Мы в год закупаем 22 миллиона тонн, это 5%. Поэтому, нам от этой добычи ни тепло, ни холодно.
 
-- Повод думать о том, что благодаря добыче нефти в Венесуэле под Минском появятся новые коттеджи, стало отсутствие информации о полученной прибыли в бюджете?
 
-- Во всём мире чиновники любят создавать структуры, которые никем не контролируются. Или плохо контролируются. Почему белорусское руководство так не любит те же фонды? Прямо охота за ними идёт. Пусть только кто-то фонд создаст – сразу прибудут десятки контролёров и инспекторов. Потому, что такого рода фонды и структуры по добыче, производству или продаже – это просто аффилированные компании. Что такое аффилированные фирмы? Это как раз те, которые создаются для того, что бы получать заказы государственные, бюджетные деньги. Их обрабатывать, перерабатывать – рубль себе, рубль туда. Я бы очень сдержанно относился к таким попыткам так работать. Если только Уго Чавес не считает, что без участия Беларуси они не смогут добыть следующий миллион тонн нефти. И тогда это наше участие можно рассматривать как моральную и материальную поддержку полковника Уго Чавеса. Но не более того.
 
-- Беларусь вкладывает в Венесуэльские проекты какие-то деньги из бюджета. Как думаете – они туда возвращаются? Пусть хоть и без прибыли?
 
-- По официальным данным белорусская сторона в создание компании «Петролера БелоВенесолана» вложила что-то порядка нескольких десятков тысяч долларов. Откуда их брали – мне тоже интересно. Их же нужно будет списывать. Из бюджета или откуда-то ещё. Возникает вопрос: если такие небольшие суммы были потрачены, то откуда возьмутся деньги на оборудование, на проведение разведки, на создание инфраструктуры, на оплату труда специалистов? Может оказаться так, что нефть там добывается, продаётся и всё уходит в свисток. Всё уходит в эти накладные и переменные расходы. Если эта компания создана и после первых радостных докладах об успехах надо в главной президентской газете «Советская Белоруссия» дать к концу года полностью баланс этой венесуэльско-белорусской компании. С тем, что бы было понятно: сколько заработают, сколько не заработают. Но я думаю, что мы этого не дождёмся.
 
Что же касается расходом на это дело бюджета… Если они такие маленькие, значит кто-то другой туда вложился. Мне лично это показалось странным, что уставной фонд, первоначальные расходы белорусского бюджета было абсолютно символическими. Но у нас разное бывает. Несколько лет назад я посмотрел статистику финансирования военных мероприятий, и выяснилось, что на финансирование штаба совместной противовоздушной обороны стран СНГ Беларусь тратила в год 240 долларов. Что эти цифры значат? Если страна тратит такие суммы на сотрудничество, то это не сотрудничество. Либо это другие деньги, которые прячутся. Так и здесь.
 
 
17:27 09/09/2009




Loading...


загружаются комментарии