Белорусский "Луч" станет швейцарским?

16 октября, отказавшись от поездки на учения КСОР ОДКБ, президент Лукашенко посетил Минский часовой завод. Этого визита давно ждут. Ждут официальной отмашки президента на фактическую приватизацию завода швейцарской компанией «Франк Мюллер». История чревата скандалом, в котором могли бы оказаться замешаны чиновники правительства и Администрации президента. Однако, судя по всему, скандала пока не будет - Лукашенко готов зажечь перед «Мюллером» зеленый свет.

Белорусский "Луч" станет швейцарским?
Президент Беларуси Александр Лукашенко рассматривает возможность создания на базе ОАО "Минский часовой завод" совместного предприятия со швейцарской компанией "Франк Мюллер". Об этом глава государства заявил сегодня, посещая Минский часовой завод, передает БЕЛТА.
В свою очередь, швейцарская компания "Франк Мюллер" готова продвигать часы марки "Луч" на мировом рынке, заявил в ответ генеральный директор компании Вартан Сирмакес во время посещения завода Александром Лукашенко.
"Мы серьезно хотим реорганизовать предприятие, создать имидж и продвигать марку "Луч" на мировой арене", - сказал Сирмакес. - Думаю, вы будете гордиться продукцией "Луч".
Еще накануне визита лоббисты швейцарцев красиво расписали президенту, как это будет выгодно Беларуси, как они спасут не только завод, но и имидж страны, которая якобы не может считаться индустриальной, не имея у себя часовой промышленности.
«Ежедневник» провел собственное расследование банкротства некогда знаменитого на весь Советский Союз предприятия и национального бренда.
Главное – обанкротить
Решение о начале процедуры банкротства в отношении ОАО «МЧЗ» Высший хозяйственный суд принял 24 августа 2006 года. Поводом стало заявление инспекции по налогам и сборам Первомайского района Минска, которому предприятие не уплатило налогов на сумму более 8 млрд рублей. Согласно данным ВХС, общий размер кредиторской задолженности предприятия на дату возбуждения процедуры банкротства составлял 18 млрд рублей. На этот момент во владении завода в самом центре Минска оставалось около 32 тыс. кв.м коммерческой недвижимости, которая сама по себе по ценам того времени стоила около 60 млн долларов, или 128,5 млрд рублей по курсу Нацбанка Беларуси.
Как видно из этих цифр, завод был вполне в состоянии рассчитаться по критической задолженности перед ИМНС и даже погасить все свои долги. Завод и так и собирался поступить, продав компании МТС еще один корпус. Однако ему не разрешили этого сделать.
Но даже без продажи еще одного корпуса МЧЗ был в состоянии выйти из кризиса. Он уже начал делать это, создав четко контролируемую развивающуюся сеть сбыта часов в России.
На момент возбуждения процедуры банкротства завод продавал свою продукцию в более чем 400 торговых точках соседней страны, которые в совокупности давали до миллиона российских рублей реализации в месяц.
В часовом производстве СНГ тоже все складывалось в пользу МЧЗ. Последний конкурент на пространстве Содружества по выпуску механических часов – Угличский часовой завод – прекратил свое существование и должен был полностью свернуть свою деятельность в течение одного-двух кварталов. Минское предприятие также успешно реализовывало программу увеличения объемов производства непрофильной продукции и особенно поставок приборов на завод «Белкоммунмаш». Аналогичную продукцию МЧЗ уже готовился производить для Львовского и Ленинградского автобусного и троллейбусного заводов. Нужно было подождать полгода, в худшем случае год, и завод встал бы на ноги.
Даже Министерство экономики выступило в ВХС против банкротства, так как по всем показателям этого не надо было делать. В республике на тот момент было множество предприятий с более сложной ситуацией. Минэкономики видело, что в перспективе предприятие выкарабкается самостоятельно и по этой причине протестовало в хозяйственном суде.
Но голос разума не был услышан. ВХС возбуждает дело о банкротстве. На завод насылаются проверки, каждая из которых старалась внести свой весомый вклад в корзину штрафов. В результате задолженность предприятия начинает расти невероятными темпами.
 
Сложное положение
Для объективности картины следует сказать, что МЧЗ к началу процедуры банкротства действительно находился в сложном финансовом положении, но на то были объективные причины.
Очень сильно по продажам в Беларуси ударила по существу открытая контрабанда часов из Китая и Кореи, которые откровенно продавались по демпинговым ценам, подрывая экономическое положение завода. Часы – это не телевизор и не компьютерная техника, их контрабанда организовывалась очень легко и в огромных размерах. Руководство завода неоднократно обращалось в правительство с просьбой навести порядок и создать равные условия на рынке, но никаких действий, кроме отписок со стороны чиновников, предпринято не было. Даже введение контрольной марки затянули на три года, приняв решение лишь после того, как на заводе уже был антикризисный управляющий.
 
Положение на рынке СНГ очень сильно подорвало введение оплаты НДС по стране назначения. А ведь внешний рынок, и особенно российский, всегда был основным по объемам продаж. МЧЗ попробовал исправить ситуацию, создав в Смоленске компанию, которая работала с российскими оптовиками и сама проводила платежи по НДС, однако и эта «линия жизни» вскоре тоже была оборвана при помощи контролирующих структур.
Директора компании обвинили в совершении ряда преступлений, а компанию закрыли. Возможно, директор и был в чем-то виноват, но его можно было просто заменить, сохранив существующую сеть сбыта. Вместо этого все делается таким образом, чтобы вместе с директором рухнула и вся созданная сеть.
 
Свою роль сыграло и постоянное давление со стороны властей, требующих держать нужные объемы производства, не считаясь ни с реальными объемами продаж, ни со сложным финансовым положением завода. МЧЗ глупо тратил деньги на производство часов и отправлял их на склад, вместо того чтобы вложить средства в перевооружение предприятия.
 
Антикризисные успехи
 
В результате проведения санации предприятия МЧЗ попал в такую долговую яму, что у государства уже не оставалось другого выхода, как только провести реструктуризацию задолженности взамен на акции завода, что и было сделано в январе 2009 года. Конкурсный управляющий Николай Гаевский становится директором предприятия, которое получает уникальный шанс начать все с чистого листа. По итогам первого полугодия МЧЗ отчитался о своих немыслимых успехах.
 
«Ежедневник» уже не раз писал о том, как президенту Беларуси красиво докладывается та или иная ситуация. Ведь цифры, какими бы они ни были, имеют одну весь важную особенность – ими можно крутить, как кому вздумается и даже самое плохое преподносить в ореоле солнечного света.
 
«…За январь–июнь 2009 г. финансово-экономическое положение ОАО «Минский часовой завод» отмечено стабильным ростом промышленного производства и увеличением выпуска потребительских товаров. Объем производства промышленной продукции в сопоставимых ценах составил 8,6 млрд рублей (темп роста к аналогичному периоду 2008 года – 108,3%), товаров народного потребления – на 5,7 млрд рублей (112,9%). Рост объемов производства обусловил выход акционерного общества по итогам работы за первое полугодие 2009 г. на положительную общую рентабельность (3,9%), получение чистой прибыли (1315 млн рублей). Обеспечен рост денежной выручки на 15% за счет оптимизации цен на продукцию, освоения ее новых видов…» (Из докладной Сергея Сидорского на имя главы государства №07/102-335, 102-52 от 14 июля 2009 г.).
 
Согласно этому документу, на 1 июля 2009 года коэффициенты, характеризующие платежеспособность ОАО «МЧЗ», выше нормативных: «Так, за первое полугодие 2009 г. коэффициент текущей ликвидности составил 9,19 при нормативе 1,7, коэффициент обеспеченности собственными средствами – 0,83 при нормативе 0,3».
 
Как видим, все достаточно красиво и остается только порадоваться успехам предприятия. С.Сидорский предлагает закрепить успех и принять предложение компании «Франк Мюллер».
Но на стол президента лег и другой документ – докладная Сергея Ткачева. В ней при помощи тех же цифр говорится совершенно противоположное, только вывод такой же. Документ констатирует, что процедура банкротства и списание долгов МЧЗ не дали желаемых результатов, поэтому есть только одна возможность спасти ситуацию – отдать завод компании «Франк Мюллер».
 
«…За январь–июнь 2009 г. этим предприятием выпущено продукции всего на 8,59 млрд рублей. И это при том, что государство приняло на себя долгов на 33,75 млрд рублей. Более того, дебиторская задолженность ОАО «МЧЗ» за отпущенную продукцию на 1 июля 2009 г. достигла значения 12,1 млрд рублей, а кредиторская – 11,34 млрд рублей. При этом запасы готовой продукции оцениваются на сумму 36,3 млрд рублей…» (Из докладной записки на имя президента №09/124-1202 от 27.08.2009 г. «О развитии часовой промышленности»).
 
Следуя известным законам логики, из двух противоречащих друг другу высказываний лишь одно может быть правдивым. Выходит, что либо помощник президента боссу ложную информацию подкидывает, либо премьер-министр. В любом случае совершенно очевидно, что один и тот же завод в одно и то же время не может и преуспевать, и загибаться.
 
Если верить помощнику президента, то никаких успехов на МЧЗ нет, напротив, судя по докладной записке, завод стремительно падает в пропасть. Всего за полгода накоплено долгов в полтора раза больше, чем произведено продукции. При этом складские запасы с полуторагодичного объема производства на 1 января 2009 года выросли до двухгодичного. Получается, что все произведенное за первое полугодие 2009 года завод просто отправил на склад? Так за счет чего тогда предприятие живет?
 
Продажа собственности
 
Для того чтобы понять, за счет чего живет сейчас завод, нужно вспомнить о том самом корпусе, который ОАО «МЧЗ» хотело продать в 2006 году, чтобы рассчитаться по долгам. Тогда заводу не дали этого сделать.
Ситуация неожиданно изменилась, когда в январе 2009 года МЧЗ списали все долги. Не прошло и месяца после столь знаменательной даты, как завод продал МТС тот самый корпус – за 27,5 млрд рублей, то есть за 10 млн долларов. Только об этом в докладных президенту писать не стали, не с руки как-то: все ругались, что завод распродает здания, предлагают отобрать, что еще не успели, и тут же сами дают разрешение на продажу.
 
В принципе, если объективно разобраться в ситуации, то ничего порочного в продаже собственности нет. Количество работающих на предприятии с советских времен сократилось почти в 10 раз, и на столько же снизилось производство. Даже компания «Франк Мюллер», интересы которой так активно лоббируются перед президентом, предлагает еще больше сократить количество работающих и оставить всего 700 человек. Тогда возникает резонный вопрос: зачем заводу здания, где ранее работало около 7 тыс. человек? На пустых площадях либо нужно организовывать что-то новое (но на это нужны огромные средства), либо избавляться от них, как от ненужного балласта. Об этом много раз говорили и президент, и правительство и даже строго требовали это делать.
Кстати, когда завод начали банкротить, его предлагали продать по дешевке как имущественный комплекс. Слава богу, усилиями работников предприятия этому удалось помешать. Но, видно, выгодные площади в центре Минска так кому-то приглянулись, что в 2007 году начался процесс отбора ранее проданных зданий и помещений, чтобы затем все вместе «выгодно» продать компании «Франк Мюллер». Всего было аннулировано девять сделок, в результате чего заводу было возвращено 9236,8 кв.метра. На этом процесс пока удалось затормозить.
Итак, ставки сделаны, теперь только президент может решить, кто выиграет. Ожидается, что во время своего визита на ОАО «МЧЗ» А.Лукашенко сделает заявление относительно дальнейшей судьбы завода и собственников его бывших помещений. Все 16 компаний замерли в ожидании.
14:56 16/10/2009




Loading...


загружаются комментарии