Богданкевич опять заговорил о коллапсе

По расчетам бывшего главы Нацбанка Станислава Богданкевича, долги экономики белорусским банкам в текущем году в долларовом эквиваленте с 1 января по 1 октября выросли на 5 млрд. долларов и составили примерно 23 миллиардов долларов.

По данным официальной статистики, кредиторская задолженность на 1 сентября 2009 г. составила 14,8 трлн. рублей. По сравнению с началом года она увеличилась на 1,8 триллионов рублей. Как это может отразиться на банковской системе Беларуси Euramost.org узнал у Станислава Богданкевича.

- Если я правильно понял, то сумма в 23 миллиарда долларов – это долги белорусских предприятий банкам, которые те не знают, каким образом «выбить» их возврат?
- Не совсем так. Это общие долги всей экономики нашим коммерческим банкам. Это внутренние долги экономики банкам. Это все – и хорошие, и плохие долги. Если я не ошибаюсь, то на 1 октября это где-то 61 триллион общего долга экономики банкам. Сомнительные долги составляют всё ещё небольшую величину, если верить банкам. Где-то от 3% до 5%. Во всём перечисленном меня беспокоит рост задолженности. Если производство не растёт, а промышленность сократилась на 4,5% за 9 месяцев – рецессия началась, а долги выросли. Это очень неприятные симптомы.
- Насколько такая сумма долгов опасна для банковской системы?
- Она будет опасной, если эти долги не будут возвращаться. Возникнут проблемы ликвидности. Ликвидность возникает тогда, когда ранее выданные кредиты не возвращаются в банк в установленные сроки. Тогда не хватает денег для платежей в банках. Как только предприятия не продают свою продукцию, произведённую с помощью банковских кредитов, наступает проблема ликвидности. Они погашаются за счёт того, что Национальный банк помогает ресурсами коммерческим банкам. В этом году такая помощь увеличилась в 2-3 раза. И правительство за счёт бюджета пополняет уставные капиталы госбанков. Таким путём спасая от проблемы ликвидности. Это когда нужно платить какому-то клиенту, а у банка нет на корреспондентском счёте в другом банке, или Нацбанке, денег. Это и есть проблема ликвидности. Поэтому, когда такие проблемы возникают, это очень плохо. Есть информация о том, что Нацбанк хотел бы, что бы правительство за счёт бюджета увеличила капиталы государственных банков, и тем самым помогло решить проблему ликвидности. В прошлом году на триллионы рублей были выданы ресурсы «БПС-банку», «Беларусбанку», «Агробанку» из бюджета. Но тогда был профицит бюджета, и это делать было легко. Таким путём кризис банковский был предотвращён. Сейчас это сделать труднее, хотя пока дефицит бюджета не очень большой. Возможно, в конце года правительство пойдёт на спасение госбанков.
- Учитывая сегодняшние реалии белорусской экономики, затоваренность складов, сколько долгов не возвратиться в банки в положенное время?
- Иногда банки выдают новые кредиты на погашение старых кредитов. И таким образом скрывают наличие сомнительных кредитов. Когда продукции у нас на складах лежит на 7 триллионов, когда просроченных дебиторов лежит на 3 триллиона, то именно на эти суммы предприятия не погашают ранее выданные банками кредиты. Думаю, сегодня есть на балансе скрытые от общественности сомнительные долги. Официально такие долги составляют менее 3% по отношению ко всем выданным кредитам. Я думаю, что на самом деле их процентов 10. Это ещё не свидетельство обвала банковской системы, но уже на грани его.
- Вы сказали, что государство пойдёт на выделение средств для спасения государственных банков. А что будет с коммерческими?
- Коммерческие банки были менее подвержены требованиям власти кредитовать неэффективные государственные проекты. Поэтому положение у небольших банков гораздо лучше, чем у «Беларусбанка», «Внешэкономбанка» ил «БПС-банка». Сейчас идут переговоры о продаже «БПС-банка». Это значит, что капитал внешний будет влит в этот банк. Я отношусь к этому положительно. Потому, что продажа этих банков будет означать увеличение капитала для спасения от возможных неликвидности и банкротства. А когда капитал государства уменьшается – увеличивается самостоятельность коммерческих банков. Они будут меньше подвержены давлению и не станут кредитовать неэффективные государственные проекты. Те проекты, которые не дают прибыли. Сейчас у нас 21% убыточных предприятий. А ведь они все прокредитованы банками.
- Когда государственные банки станут коммерческими и перестанут кредитовать неэффективные государственные проекты, они, таким образом, развалят нашу экономику, которая и так на ладан дышит!..
- Зато они побудят делать реформы! И жить по средствам. И в этом я вижу плюс. Если мы кредитуем предприятия, которые собственные оборотные средства загнали в продукцию, не реализуемую на рынке, загнали в дебиторы на 2,8 триллиона рублей (отгрузили, а денег не получили!) и зарплату платят, то есть, живут за счёт банковских кредитов, это нормально? Нормальный банк не давал бы денег таким неплатежеспособным предприятиям. Наши же под воздействием власти дают. А ведь они дают, когда ресурсами в огромной степени являются вклады населения. Банки же всегда должны думать, перед тем, как давать: «А вернутся ли выданные кредиты? И сможет ли банк рассчитаться по вкладам населения?» у нас же об этом иногда не думают. Это хорошо, когда всё спокойно, а когда паника – это приведёт к коллапсу.
09:08 03/11/2009




Loading...


загружаются комментарии