Беларусь может занять место Латвии

Почему Беларусь может себе позволить гарантировать 100% возвращение вкладов, а Россия и Польша — нет? Нужно ли белорусским банкам остерегаться российских банков? На чем зарабатывают банки, и кто займет место Латвии и станет банковским центром? Об этом Еврорадио расспросило экономиста Дмитрия Крука.

- Долгое время Латвия была банковским центром региона, банковская система Латвии обслуживала всю Россию. Теперь у Латвии очень серьезные проблемы и с собственным курсом, и с бюджетом, и со всем остальным... Как говорит финансовый аналитик Сергей Чалый, в Беларуси чудесная инфраструктура банковской системы – деньги ходят изо дня в день, никуда не исчезают, в отличие от России. Возможно, тот шанс, который мы тогда не использовали, мы сможем использовать теперь?

Крук: Идея того, что появится какая-то новая страна, которая будет исполнять те функции, которые до кризиса исполняла Латвия, которая аккумулировала течения капиталов мирового рынка и перенаправляла их в восточноевропейский регион, действительно правильная, много обсуждается специалистами. Существует большая вероятность, что такая страна возникнет.

Безусловно то, что и российский, и казахский рынок будут предъявлять спрос на средства, и безусловно будут течения, для которых будет нужна эффективная банковская система, которая их сможет перераспределять. Но тут вопрос в том, кто из восточноевропейских стран скорее поймет, какие новые правила игры будут на мировых рынках? Та страна и сможет претендовать на место Латвии.

У Беларуси стать такой страной, действительно, шансы есть. На этом может быть основана стратегия Беларуси. Но надо очень много внимания направить на реформирование регулирования финансового сектора. Наши преимущества - высокая капитализация. Это как раз то, за что критиковали белорусскую банковскую систему. У нас довольно высокая капитализация государственных банков. С точки зрения докризисного времени - это трудно было характеризовать как преимущество, это свидетельствовало о том, что банк не берет на себя соответствующее количество рисков, которые должен на себя брать. Но на сегодняшний день это можно трактовать как преимущество.

- Нужно ли остерегаться российских банков? Или это нас просто пугают, что они придут сюда и поглотят наши банки?

- Вопрос очень сложный. Кризис показал, что проблема капитализации банковской системы возникала у всех стран. Почти все страны Восточной Европы решали ее за счет иностранных инвестиций. Тут тяжело найти другие средства капитала, ведь в большинстве восточноевропейских стран не так много предприятий, которые могут финансировать уставные фонды банков. Это свойственно, прежде всего, для больших стран, например, России, где есть большие корпорации, как Газпром, которые за счет естественных ресурсов могут создавать уставные фонды банков. Хороший пример - это Газпромбанк.

В Беларуси найти такие предприятия очень тяжело. Поэтому речь нужно вести о заграничных средствах. Кризис показал, что эти течения лучше всего диверсифицировать. Казахстан и Латвия столкнулись с проблемами как раз потому, что они специализировались на средствах из одних и тех же стран. В Латвии, насколько я помню, доминировали австрийские и немецкие банки. И когда банки этих стран столкнулись с кризисом, пошел отток капитала.
Наш финансовый сектор сегодня на 95% равен банковскому сектору, и он имеет очень большое влияние на экономику. А поскольку отношения с Россией во многом основаны на политических показателях, действительно есть определенная угроза, что Россия будет иметь больше инструментов влияния на белорусскую ситуацию, если произойдет массовая экспансия российского финансового сектора. В известной степени мы уже это наблюдаем - ВТБ-банк, который сюда пришел, Альфабанк, Внешэконом-банк…

Российский капитал заинтересован в белорусском банковском секторе. Во-первых - это новый рынок, во-вторых - это потенциальное завоевание всего рынка стран СНГ. И, насколько я понимаю стратегию многочисленных российских банков - они хотят стать региональными банками в странах СНГ.

- На чем банки сегодня зарабатывают? Вкладов с большими процентами у нас масса, а кредитования с такими же процентами - почти нет!

- Я бы кредитование разбил на два слагаемых. Первое - это кредитование по официальной инвестиционной программе, которое происходит по рекомендациям или по прямым распоряжениям правительства. И второе - кредиты, которые выдаются на рыночных условиях, процентные ставки по этим кредитам довольно высоки.

Для частных предприятий процентные ставки действительно выше, банки довольно много могут зарабатывать. В начале года белорусские банки довольно много заработали также на валютных операциях. По сравнению с Украиной и Россией, это не так много, но по нашим меркам, валютные доходы были довольно большими.

Нагрузка и тенденция снижения прибыли свойственна крупным государственным банкам - прежде всего, Беларусбанку и Белагропромбанку. Малые и средние банки, которые в основном финансируют частный сектор, они придерживаются положительной процентной маржи, и могут обеспечить высокий уровень процентной ставки по депозитам.

- Чем наши банки непохожи на банки? Как много должно быть государства в банках?

- Доля государственного сектора в уставном капитале банков - это первая особенность Беларуси. У нас она превышает 70%. Прежде всего, это уставные фонды Белагропромбанка и Беларусбанка. До кризиса это рассматривалось как негативный фактор. Но сегодня это может стать основой для каких-то долгосрочных конкурентных преимуществ.

Но, с точки зрения текущих доходов и накопления кредитных рисков, безусловно, большая доля государственного капитала не способствует улучшению положения банков. Сегодня мы наблюдаем большие проблемы с ликвидностью - показатели Беларусбанка и Белагропромбанка по текущей, краткосрочной ликвидности не достигают даже установленных минимальных нормативов Нацбанка.

Проблема именно того, что если банки имеют в своем уставном фонде большую долю государственного капитала, то, соответственно, они должны исполнять и способствовать интересам своего собственника. У нас это выражается в большой доле кредитования по официальным программам.

Вторая отличительная особенность белорусского банковского сектора - относительно низкая зависимость от иностранных средств в пассивах банков. Например, для того же Казахстана, Украины, Латвии, и особенно Эстонии - это было одно из основных средств увеличения ресурсной базы банков. За докризисный период мы успели накопить не так много иностранных пассивов, заграничных обязательств. С одной стороны, из-за этого наша банковская система не так остро отреагировала на кризис. Но с позиции повышения ресурсной базы банков - это можно рассматривать как долгосрочный негативный фактор, недостаточная интегрированность в мировую банковскую систему.

Еще одно свойство - это отсутствие инвестиционно-банковских операций. Много в каких странах этот класс операций начинает занимать все больший вес. Понимание государства, что этот сегмент нужно развивать пришло как раз в кризисный период. К сожалению, на сегодня мы не имеем соответствующей доли фондового рынка в структуре финансовой системы. Поэтому роль инвестиционно-банковских операций у нас почти равна нулю, а банки не имеют достаточно инструментов для управления рисками.

- У нас государство дает 100% гарантию возвращения вкладов. Это хорошо или плохо? С одной стороны - это плохо, потому что нет риска ни у банков, ни у вкладчиков. А тут должен быть риск, ведь нет риска - нет ответственности. В то же время, таких денег у государства нет, но обязательства есть. Поэтому, в случае чего, если государство не будет способно вернуть депозиты, оно автоматически станет должником. И соответствующий имидж ему гарантирован...

- Этот шаг может быть охарактеризован очень положительно. Но, как показывает практика, иногда гарантии большие, чем имеется средств, могут быть правильным шагом именно в период банковских кризисов. Если говорить с позиции: сможет ли государство исполнить свои обязательства? - Нет. И я уверен, признаются в этом и в Нацбанке, ведь действительно средств недостаточно.

Но, если мы будем интерпретировать это как антикризисный шаг, и рассматривать, стал ли этот шаг удачным со стороны динамики депозитов, то действительно получилось избежать большого оттока депозитов. Много депозитов из национальной валюты с начала года переоформились в иностранную валюту. Но очень важным является, что эти средства остались в банковском секторе. Поэтому, правильность этого шага, на мой взгляд, довольно высокая.

- Получается, что государство рискует. Почему Россия или Польша не может себе такого разрешить, а мы можем?

- Объявить о 100% гарантии вкладов может каждый. Но, насколько я понимаю, наше правительство не рассматривает даже вероятность того, что действительно произойдет банковский кризис, и эти депозиты придется компенсировать. Оно рассматривает это как шаг по стабилизации настоящего положения.

В тот же момент есть риск, что действительно произойдет банковский кризис. Это означает, что на много лет вперед увеличится государственная задолженность. И придется где-то брать средства в течение 15-20 лет, чтобы действительно эти депозиты финансировать. Поэтому, многие страны не хотят брать на себя такие риски.

Почему для Беларуси более правильно сделать такой шаг? Потому что депозиты населения в Беларуси в структуре ресурсной базы достигают около 30%. Это наиважнейшее средство для обеспечения инвестиций. И, прежде всего, государство должно волновать, как обеспечить стабильное возрастание депозитной базы. А будущие риски - их относительная важность снижается. Для белорусского правительства более важны краткосрочные задачи экономической политики А для польского и российского правительств - долгосрочные цели имеют вес, равный краткосрочным.

- Кто у нас в основном является вкладчиком? Может ли тут иметь значение также то, что у нас вкладчики - в основном, бабушки и пенсионеры. Это маленькие суммы, которые не превышают 5 тысяч евро... Может как раз поэтому государство не боится давать такие гарантии, ведь каждый потеряет немного?

- Действительно, большее количество депозитов составляют небольшие депозиты по сумме, то есть около 90% - это маленькие депозиты. Но государство говорит, что оно вернет все депозиты. В таком случае, это не имеет значения, ведь государству придется возвращать общую сумму депозитов, которая аккумулирована в банковской системе. И тут не имеет значения, как она сформирована.

- Если говорить о структуре депозитов в Беларуси, это наша такая особенность, что у нас большинство депозитов - маленькие?

- У нас примерно такая структура, что маленькие депозиты по количеству самих депозитов - преобладают. Тут навряд ли Беларусь будет очень отличаться. Может быть, доля малых депозитов будет больше, чем в других странах, но не на много…

- У нас и кредитуют банки также на маленькие суммы - в основном это потребительские кредиты…

- Тут как раз таки наоборот - доля потребительского кредитования у нас не такая и большая по сравнению с другими странами региона. Если говорить о развитых странах, то она значительно меньше. В Беларуси потребительское кредитование также начало расти. Можем говорить, что потребительское кредитование будет и далее увеличиваться, если успокоится кризис. Этот потенциал неисчерпаем.
09:44 18/11/2009




Loading...


загружаются комментарии