$2 млрд. в год селу – это мало?

Ежегодно на сельское хозяйство Беларуси отдается около $2 миллиардов. Сегодня государственная поддержка составляет около $220 на гектар пашни. Согласно международным меркам, считается, что если такой поддержки $150 на гектар — это уже очень здорово.

$2 млрд. в год селу – это мало?
О сельском хозяйстве Беларуси Еврорадио беседовало с экспертом в аграрной отрасли Анатолием Гуляевым
 
- Давайте поговорим о сельском хозяйстве Беларуси. Какие сегодня основные проблемы в нашем сельском хозяйстве? Какое оно вообще, и многое ли изменилось с советских времен? Может, оно осталось таким же, как было тогда?
 
Гуляев: В Советском Союзе белорусское сельское хозяйство всегда было одним из лучших. Лучше были разве что страны Балтии – Литва, Латвия, но не намного. В те времена Беларусь потребляла около 12 миллионов тонн зерна, из них 8 выращивала сама, а 4 миллиона получала за мясо от Украины, Казахстана и т.д.
 
Беларусь тогда так и называли – фабрика мяса. Правда, сами белорусы в те времена мяса не видели, разве что только в Минске и крупных центрах. Вся остальная страна потребляла прошлогоднее сало. И когда кто-то попадал в крупный город, всегда старался привезти с собой мясо. В те времена был даже такой анекдот – длинная, зеленая и колбасой пахнет, что это такое? А это электричка из Минска в Брест, или из Минска в Гродно…
 
Сейчас сельское хозяйство Беларуси находится в состоянии определенной стабилизации, ведь туда вкладываются большие деньги. Откуда эти деньги берутся – известно. Это те самые деньги, которые Беларусь получает за дешевую российскую нефть. Из этих денег около двух миллиардов ежегодно отдается на сельское хозяйство – это очень много. И министр сельского хозяйства ежедневно ломает голову, куда подевать около 5 миллионов долларов каждый день, чтобы так их распределить.
 
Но как же эти два миллиарда в год используются – это большая проблема. Потому что белорусское сельское хозяйство не реформировано, оно, по сути, осталось таким, каким и было. Советским. Сегодня предприятия сельского хозяйства называются СПК (сельскохозяйственный производственный кооператив), но от кооператива там ничего нет. Как управляли раньше колхозами из района, так и управляют сейчас СПК.
 
- Получается, что денег на сельское хозяйство расходуется много, но зарплаты в деревнях маленькие…
 
- Да, все равно тяжело платить зарплату людям. Здесь получается такая удивительная вещь – якобы и денег много и техники хватает, но приходит осень, крестьяне собирают урожай, продают то, что они сделали за год, рассчитываются по кредитам. И остаются без денег…
 
- У нас сельское хозяйство в ноль работает или в минус? Или в плюс?
 
- Белорусское сельское хозяйство – убыточное, хотя на последнем совещании у министра сельского хозяйства было названо всего 10 или 20 убыточных хозяйств, а все остальные - якобы прибыльные. Но они прибыльные только за счет тех денег, которые даются с нефти. А если считать по итогам собственной хозяйственной деятельности, почти все сельские хозяйства Беларуси – убыточные.
 
Из более чем 1500 хозяйств, может только 40 или 50 — прибыльные. По сути, в каждой области есть 5-7, в некоторых — десяток базовых хозяйств, на которые все работают. Это тоже советская манера.
 
- Крупные хозяйства – как колхозы в советские времена, могут ли они сегодня быть эффективными в условиях Беларуси? Или все же только за фермерами будущее?
 
- Будущее за фермерскими хозяйствами — это такой тезис, который требует уточнения. В 1992-м году в Литве все колхозы были ликвидированы, там у них возникло около 12 тысяч фермерских хозяйств с разными участками земли, но сегодня происходит процесс укрупнения. В этом году в Литве есть сельские хозяйства, скажем, в 10 тысяч гектаров – это два средних белорусских колхоза, которые были в советские времена. Есть и больше, есть такой известный фермер Карбовских, у него с сыном где-то 20 тысяч гектаров – это 4 колхоза. Процесс укрупнения идет.
 
- Значит, сегодня такая ставка на крупные колхозы может быть оправдана?
 
- Ставка на крупные хозяйства может быть сегодня оправдана, но на другой основе. Знаете, мы сейчас зададим себе вопрос – как используются 2 миллиарда долларов, которые расходуются ежегодно на поддержку сельского хозяйства? А используются они плохо, ведь это не собственность. Ведь все пороки советской системы остались. А в Литве или других западных странах, если у человека есть крупное хозяйство (и пять, и семь, и десять тысяч гектаров), то это все его собственность.
 
У нас основной порок советской системы, так называемая “общественная собственность” на средства производства — осталась.
 
Между прочим, я бы хотел добавить, что сегодня государственная поддержка составляет по Беларуси около 220 долларов на гектар пастбища – это очень много. По международным меркам считается, что если такой поддержки 150 долларов на гектар — это очень здорово.
 
В то же самое время давайте посмотрим, что зарабатывают те люди, на содержание которых расходуются такие огромные деньги? Перед нашим с вами разговором я позвонил в Шкловский район, такая деревня есть Добрейка, там сейчас не в сезон механизаторы, которые делают определенные работы, получают в лучшем случае 150-200 тысяч рублей. Сельский житель получает и пенсию маленькую.
 
- Но, с другой стороны, может и стоит делать ставку на сельское хозяйство, ведь теперь продукты питания — это главное, что можно продать?
 
- Разумеется. Особенно в Беларуси, ведь если Беларусь хочет быть полностью самостоятельной, то лезть на международный рынок со своей продукцией промышленности — совсем невозможно. Ну, нечего нам продавать. И даже то, чем мы гордимся, например, трактор «Беларус», он по сравнению с «Джон Диром» даже рядом не стоял.
 
Мы не так давно были в Швеции, я спрашивал у шведских фермеров, знают ли они такой трактор как МТЗ, они долго вспоминали, и, наконец, вспомнили, что у какого-то там соседа есть такой трактор, но пахать землю на нем они не хотят, потому что он слабый. У того человека есть лес, и на этом тракторе они из леса тягают всякий хворост.
 
Разумеется, в Беларуси с ее отличной переработкой, заводами, с неплохими технологиями надо вбрасывать деньги в сельское хозяйство. Это полностью правильная политика, и какие-то плоды она приносит. Но все это было бы правильным, если бы поменялась основа сельского хозяйства.
 
Когда-то, когда собирались колхозы, там была неплохая идея – коллективное хозяйство. Что такое коллективное? Это сумма частного, когда у одного крестьянина есть корова, у второго – лошадь, у третьего – плуг, а у четвертого – хомут, и они вместе работают, но каждый помнит, что это корова моя, а эта лошадь моя… А мы пытаемся вбрасывать деньги в убыточную еще советскую модель. Мы пытаемся вложить деньги туда, где совсем нет хозяина.
 
- Может поэтому теперь деревня и вымирает? Если бы существовали такие вещи, о которых вы говорите, возможно, по крайней мере, так быстро, белорусская деревня не вымирала бы – люди ехали и жили бы в этой деревне?
 
- Кто его знает… Тут существует такой объективный процесс, когда людей в деревне становится все меньше. В Швеции, кажется, на производстве продуктов питания работает только 2% от всего населения, в Германии – или 5, или 7%. У нас около 11% сегодня. Поэтому, с этой точки зрения, убывание деревенского населения – процесс объективный, и тут пугаться не надо.
 
- Возможно, мы выращиваем что-либо, что нам на самом деле не выгодно выращивать, и стоило бы прекратить тратить на это деньги и, скажем, просто закупать эту продукцию за границей? Возможно, нам стоит вообще один картофель себе оставить, а остальное все покупать?
 
- Знаете, на сегодняшний момент я бы такого не говорил. В последнее время отраслью управляли совсем не глупые люди, которые знают, что делают. Но есть другая штука: нас называют «бульбаши», ведь мы производим картофель, при этом качество всей этой работы на сегодняшний день – невысокое. В значительной части, производство картофеля в Беларуси толком не развито и не современно.
 
Должно быть не только производство сырья, но и переработка. Просто изготавливать сырье – это не интересно, дешево и т.д. Должны быть заводы, которые перерабатывают этот картофель, скажем в чипсы, оладьи, еще что-то… Но для того, чтобы эти заводы могли эффективно работать, нужно и чтобы картофель был соответствующим. Для чипсов – отдельный картофель, с определенным количеством сахара, крахмала… Для оладий – отдельный. И даже для продажи в универсаме картофель должен иметь товарный вид. Сегодня российские универсамы у вас не возьмут картофель, если он не отмыт, не круглый и т.д.
 
Мы же долгое время бились над тем, чтобы вообще вырастить картофель, и много. Но это сегодня давно не проблемы для серьезных производителей. Нужно вырастить именно такой по составу, такой по виду, и даже такой по окраске.
 
- То же самое, я так понимаю, касается и других продуктов?
 
- Да, я думаю, что то же самое касается и других продуктов. Мы должны понимать, что проблема не в том, чтобы произвести, проблема в том, чтобы продать.
 
Я когда-то брал интервью у министра сельского хозяйства Литвы и задал ему глупый, еще советский вопрос: сколько вы производите мяса на душу населения? Он улыбнулся и сказал: «Нет, мы так давно не считаем, мы производим столько, сколько сможем продать, когда у нас заключены контракты на следующий год, тогда мы ставим перед собой цель, что мы должны произвести столько говядины, свинины или птицы». Мы же до определенного времени ставили вопрос только чтобы произвести.
 
Это достаточно сложно, этот процесс идет, но мы его никогда не завершим, ведь у нас в деревне нет хозяина.
 
Вот я спросил у литовского фермера Эдуарда Стонкуса, у которого сейчас 5 тысяч гектаров и ему некогда отдыхать: «Скажи, Эдуард, а что поменялось: когда ты работал в советское время, ты тоже так работал, и сейчас у нас председатель колхоза в Беларуси так работает… Так зачем?». Он говорит: «Разница большая, когда мне все это надоест, я все это продам, и останется и мне, и детям. А когда у вашего белорусского председателя колхоза что-то не так, его выкинут и все, останется он ни с чем».
 
- А система, которая у нас сегодня существует, когда колхозы закрепляются за разными министерствами – это эффективно? Понятно, что если это Министерство финансов или какой-то банк, то он может финансировать, кредит дать… А чем могут помочь Министерства культуры или образования, например?
 
- На определенном этапе это свое полезное дело сделало. Но с другой стороны, получается такая ситуация, как с ребенком, который только что начал ходить и его все время держат под руки и не дают стать самостоятельно на свои ноги… И тогда получается, что этот ребенок никогда и не станет жить самостоятельно. Мне кажется, что это не тот путь, работать надо самостоятельно.
 
- Интересен еще такой вопрос: в Европе теперь так много молока, что его выливают, а у нас его еще больше, и все оно продается. В чем тут секрет?
 
- В этом году структура российского рынка такова, что все молоко, которое мы в состоянии произвести, можем продать в Россию.
 
К тому же, надо учитывать структуру белорусского питания. Есть много людей, которые не в состоянии купить кусок мяса или какие-то фрукты, я уже не говорю про икру или что другое. И они питаются молоком и кашей какой-нибудь… Структура питания до сих пор, по-моему, особо не изменилась и, пока у нас будут такие пенсии, как теперь, будет такая ситуация.
00:14 25/11/2009




Loading...


загружаются комментарии