Инвестиционный Дед Мороз

Плохо, когда деньги превращаются в пыль. Аморально забирать их у здоровых, прибыльных предпринимателей и делить среди хронически убыточных и неэффективных. Легкомысленно давать дотации и льготы и не спрашивать за результат. Вредно быть инвестиционным Дедом Морозом, создавая для «красного директората» новый год каждый месяц. Опасно для финансовой стабильности страны и для духа предпринимательства (зачем работать, если эффективнее просить у чиновников?) вытеснять частных инвесторов и делать ставку на государственные бизнес-планы.

Круговая порука мажет, как копоть

Практически каждую неделю национальные газеты и телеканалы, весьма лояльные по отношению к безалаберности, бесхозяйственности и инвестиционным безобразиям государственных предприятий, сообщают о вопиющих фактах превращения государственных инвестиционных ресурсов в долги, неликвиды и складские запасы. Фактов, подтверждающих возмутительно низкую эффективность государственных инвестиционных программ, столько, что мало заняться массовой чисткой директората. Нужно ставить вопрос о целесообразности сохранения существующей модели поддержки производителей.

Не зря А.Лукашенко поехал на «Интеграл». Ситуация этого былого флагмана советской экономики типична. Бюджет долго и добродушно давал большие деньги под создание современного производства. Под высокомерные обещания руководителей завода и Минпрома догнать и перегнать конкурентов.

Деньги «проели» — производства нет. Долги огромные. Классные специалисты за последние 20 лет разбежались, кто куда. Высоких технологий как не было, так и нет. Под старым, респектабельным в советской плановой экономике брендом кроется неумение адаптироваться к условиям открытой конкуренции. «Интеграл» интегрировал потоки банального и, к сожалению, все более распространенного и типичного для белорусской экономики мошенничества и административного подхалимажа. Круговая порука превращения бюджетных ресурсов в инвестиционную пыль работает до тех пор, пока не оскудеет рука дающего. Судя по чрезвычайно эмоциональной реакции А.Лукашенко, рука и рада была бы продолжать давать, да брать с каждым днем становится сложнее.

«Хрупкий сосуд» стекольных безобразий

Каждый день на стол руководству страны кладутся тревожные сводки контрольных органов. В них — приговор государству-инвестору, государству-собственнику. Взялись распорядители чужим за стекольную промышленность, предоставили стеклозаводу «Неман» и Борисовскому хрустальному заводу всевозможные виды помощи, вплоть до того, что заставляли кафе и рестораны покупать посуду именно у этих производителей. И что? Пациент скорее мертв, чем жив. На складах у «Немана» продукции почти в 3 раза больше среднемесячного объема производства, на Борисовском хрустальном заводе — в 3,5 раза. Стекольщики погрязли в долгах.

Борисовский завод подрядился реализовать импортозамещающий проект по производству медицинского стекла, но, по словам руководителя КГК З.Ломатя, «серийный выпуск производства ампул и флаконов не налажен из-за медлительности в их сертификации, затягиваются сроки клинических испытаний ампул и флаконов с лекарственными средствами». Перед нами — яркий пример провала целого ряда принципов государственной экономической политики. Распорядители чужим (чиновники и властные политики) уверяют, что государство — эффективный собственник и инвестор, но доказать это на примере «живых» предприятий они не могут.

Стекольная отрасль — очередной провал правительственных и отраслевых стратегов. Они блокируют частных инвесторов, иностранные технологии и импорт, запрещают конкуренцию. На выходе мы получаем своеобразную ВДНХ, выставку достижений народного хозяйства. Вместо демонстрации белорусам и миру прорывных технологий, прибыльных акций, растущих ниш новых рынков «красный директорат» на пару с министерскими и концерновскими начальниками стройными рядами, с протянутыми руками выстроились в приемной главного белорусского «Деда Мороза». Именно так относятся к А.Лукашенко привыкшие к безбрежной, безусловной и бесконечной поддержке госпредприятия.

Шкловское ЧП

Сколько пафоса и инвестиционного шапкозакидательства было в 2005 году при запуске проекта «Шкловское РУП «Завод газетной бумаги». Опять же захотелось заместить импорт. На казенных ресурсах. На советских принципах управления и распределения. Менее двух лет после запуска понадобилось профессиональным промышленным менеджерам-»гробовщикам», чтобы то, что должно было быть «новейшим производством европейского уровня», стало на грань банкротства. Все планы по выходу на проектную мощность сорваны. Шкловское РУП не может рассчитаться перед поставщиками. Долги растут, а государственные газеты продолжают покупать бумагу за рубежом.

Перед нами — еще один типичный пример качества государственного планирования. В пустом поле построить завод, заставить банки финансировать проект, отвлечь людей от другой работы, внести суматоху на данном сегменте рынка, заставить всех покупать товар, который проигрывает по цене и по качеству, — так создается бюджетный «пылесос». Поскольку не рынок, не конкретный инвестор вкладывает свои личные деньги в проект, то ответственности за такого рода провалы никто не несет. Мало нам советских структурных неликвидов. Мы свои, белорусские, начали создавать! Вот бы публично назвали имена тех людей, которые на всех стадиях лоббировали решение о создании Шкловского завода газетной бумаги! Пусть бы прилюдно ответили за очередной инвестиционный провал, покаялись и ушли в отставку.

Кто убирает «мусор» от инвестиционных провалов

Когда провал государственных инвестиционных проектов становится очевидным, чиновники начинают другую песню — о привлечении иностранных инвесторов. При продаже глубоко убыточных госпредприятий рассчитывать на полную компенсацию всех вложенных ресурсов не приходится. Продают за бесценок, без открытого конкурса, чтобы только никто не спросил за результаты некогда перспективного чиновничьего проекта. Так было с минским предприятием НПРУП «Диалек». 16 ноября 2009 года этот завод, как имущественный комплекс, был передан российскому бизнесмену Владимиру Брынцалову. Именно «передан», а не «продан». Как будто речь идет не о деньгах и активах, а о старой табуретке, которую отдали бедным родственникам.

Прежде чем попасть в руки В.Брынцалова, НПРУП «Диалек» накопил долгов более чем на $1млн., в том числе перед бюджетом. Балансовая стоимость предприятия — $4,5млрд., но она не имеет никакого отношения к реальной стоимости предприятия. Сделка совершена так, что только к 30.01.2010 покупатель, вернее — получатель белорусского завода, сам проведет рыночную стоимость «имущественного комплекса». Нет сомнений, что «рыночная оценка» будет такой, что В.Брынцалову не составит труда сформировать уставный фонд в размере не менее суммы четырехкратной цены предприятия. После этого государство оставит за собой 25% плюс одна акция, а остальное получит российский СОАО «Ферейн». Как заправский бизнесмен, В.Брынцалов обещал до 2015 года построить на базе «Диалека» современное фармацевтическое предприятие.

Такая схема продажи государственного предприятия (заметим, что сделка совершена даже без преобразования унитарного предприятия в открытое акционерное общество) создает очень опасный прецедент. Правительство зазывает иностранных инвесторов, чтобы потом выбрать тех, с кем можно кулуарно договориться. Чиновники заметают следы от собственных инвестиционных провалов. С задачей выкачивания денег из бюджета они справились успешно. Сейчас решают более сложную задачу: нужно при помощи ценовых ножниц на госактивы скроить себе личное состояние. Продать за копейки с откатом; продать за гроши, чтобы потом перепродать за миллионы; продать за бесценок своим парням, чтобы потом стать акционером — вариантов может быть много. Чем больше было госинвестиций, чем щедрее раздавал подарки «Дед Мороз», тем больше шансов у распорядителей чужим монетизировать со сверхприбылью свой административный ресурс.

Чиновники имеют острый нюх на перемены. Даже без знания конкретных цифр о состоянии бюджета они знают, что время раздачи бюджетных подарков быстро подходит к концу. Начали останавливаться предприятия. Нервничают банки. Засуетились кредиторы. Упали доходы и настроение потребителей. Это и есть та мутная вода, в которой дисижнмейкеры готовятся наловить себе и своим детям рыбы впрок. К сожалению, наша правовая среда является очень хорошей удочкой для такого рода имущественной рыбалки.
Ярослав Романчук
15:08 26/11/2009




Loading...


загружаются комментарии