Случаи невозврата кредитов участились

Банкиры по-прежнему утверждают, что как заемщики граждане — самая дисциплинированная прослойка их клиентов: они и по счетам платят исправно, и просрочек стараются не допускать. Между тем сегодня белорусское законодательство настолько развернулось в сторону клиента, что банкирам впору самим чувствовать себя незащищенными.

Сегодня они утверждают, что законодательство о защите прав потребителей банковских услуг, которое в Беларуси и без того находится на достаточно высоком уровне, стоило бы совместить с законопроектом, расширяющим возможности по финансовому оздоровлению должников. Нередко возможность досудебного урегулирования задолженности дорого обходится...

Как говорит специалист управления информации Нацбанка Михаил Журавович, исправность, с которой физлица платят по своим банковским счетам, легко объяснить. "Дело в том, что большинство кредитов у нас в стране выдавалось под поручительство третьих лиц, а подставлять своих родственников и друзей сможет не каждый. Конечно, время от времени банки сталкиваются с фактами откровенного мошенничества, но такими прецедентами в итоге занимаются правоохранительные органы", — говорит он.

На самом деле прецеденты невозврата денег, взятых физлицами в долг у банкиров, в последнее время участились. В одном из белорусских банков даже называли цифру в 3,5% — именно настолько за последние полгода там увеличилось число проблемных должников. Но, как говорят сами банкиры, все такие сложности носят характер форсмажорный: клиента сократили на работе, снизился уровень его зарплаты… Другое дело, что сами банкиры сегодня стараются решить такие вопросы полюбовно — предлагают клиентам отсрочку либо реструктуризацию долга. В суд идти – это крайняя мера, ведь судебная тяжба измотает не только должника, но и заемщика, а решить окончательно вопрос сразу и бесповоротно не поможет…

Реструктуризация — вынужденная мера, которую банки используют в крайнем случае. Прежде всего, когда заемщик имеет определенные трудности при погашении кредита. Но говорить о том, что тот или иной банк имеет более привлекательные условия для реструктуризации кредитов, все же не стоит — все весьма индивидуально. В целом способы реструктуризации долгов у большинства банков примерно одинаковы. Одни банки решают проблему задолженности переводом валютного кредита в рублевый, другие предлагают пролонгацию кредитного договора, то есть увеличение срока погашения долга, некоторые — реструктуризацию с предоставлением льготного периода, во время которого разрешается выплачивать только проценты по кредиту.

Как рассказывает председатель Ассоциации белорусских банков Феликс Чернявский, объемы кредитных активов белорусских банков, подверженные риску невозврата, сегодня еще далеки от критической отметки. Хотя и того, что они растут, отрицать не стоит. На начало октября этот показатель составлял 3,16%, хотя точка кипения, по разным оценкам, может находиться на уровне 10%. "Вместе с тем специфика национальной статистики заключается в том, что в сумме просрочек очень сложно выделить долю физлиц, — говорит Феликс Чернявский. — У нас вообще банковская статистика обходит ряд интересных показателей. В частности, сумму выданных физлицам кредитов считают огульно, а очень хотелось бы знать, какую долю этих денег занимают кредиты на жилье, какую автокредиты. Эта информация очень помогла бы банкирам при составлении глобальных планов по реструктуризации долгов".

В Западной Европе и США для решения проблемы задолженностей давно используется институт частного банкротства физлиц, Россия также пытается проверить работу такого института на практике, изучая все ее плюсы и минусы. Там сегодня активно рассматривается Закон о реструктуризации задолженности физических лиц и поправки в Закон о банкротстве юридических лиц, предусматривающие возможность отсрочки на несколько лет выплат задолженности по кредитам. Новые условия подразумевают, что заявление о неплатежеспособности может подать в суд как сам заемщик, так и один из его кредиторов в случае, если просроченная задолженность превышает определенную сумму, а долг не возвращается в течение полугода. По решению суда задолженность может быть реструктуризирована на срок до пяти лет. В случае невозможности уплаты долга он списывается, при этом нельзя изъять единственное жилье заемщика и выставить его на улицу. В Нацбанке говорят, что проведение в жизнь таких законопроектов пока не имеет смысла. Однако специалисты из небанковской сферы придерживаются мнения, что введение в нашей стране института индивидуального банкротства было бы полезно и для кредиторов, и для должников. Механизм защитил бы заемщиков от произвола банков, а последним гарантировал возврат если не всей суммы, то хотя бы определенной ее части. Однако, как показывает мировой опыт, такой подарок в виде списания долга должен применяться крайне редко и далеко не ко всем гражданам, иначе это "расслабит" зaемщиков. Этот механизм должен распространяться только на представителей социально уязвимых слоев населения, которые оказались на грани. При этом все процедуры следует тщательно продумать.

Между тем сами банкиры считают, что в работе с заемщиками, испытывающими трудности с погашением кредита, речь сегодня может идти только о его реструктуризации. Даже частичное списание долга невозможно. "Сегодня кредиты выдаются на трех условиях — срочность, платность и возвратность. У банков тоже есть кредиторы, и мы несем перед ними обязательства по всем видам займов. Поэтому списание долгов — это неправильно", — говорит Феликс Черняский.

Банкиры утверждают, что кредитополучатель в 90% случаев знает, чем он рискует, получая кредит в банке. В частности, в начале 2009 г. Нацбанк защитил интересы граждан по полной — он обязал банки раскрывать эффективные ставки по кредитам для заемщиков. Цель нововведения — показать реальную стоимость денег с учетом всех нюансов и комиссий, а также сократить риски невозвратов. Конечно, реальную сумму по кредиту заемщик нередко узнает только в самый момент подписания договора и уже после одобрения банком заявки. Но буква закона в данном вопросе соблюдена. В Нацбанке утверждают, что следят пристально за банками в этом вопросе. "У нас сравнительно компактный финансовый рынок, а значит, контролировать его можно, — поясняет глава банковского надзора Сергей Дубков. — С другой стороны, и банки более дисциплинированны, а это — одна из основ финансовой стабильности в банковском секторе". По уверениям специалиста, Нацбанк сегодня нацелен на достижение максимальной прозрачности структуры управления рисками в банковской системе. Поэтому ведомство не только требует от банков доведения истинной стоимости своих продуктов до клиентов, но и следит, чтобы поток информации был не дозированным, а как можно более обширным.
10:44 09/12/2009




Loading...


загружаются комментарии