Чья жизнь станет лучше после повышения НДС?

Компенсирует ли потребителям и предприятиям отмена оборотных налогов повышение ставки НДС? Будут ли теперь ли товары дешевле, а их конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках выше?

Чья жизнь станет лучше после повышения НДС?
«Завтра твоей страны» попытался найти тех, чья жизнь станет лучше после изменения налогового законодательства.
 
Для бюджета НДС - это стабильный источник поступления доходов. Повышение ставки на 2% обеспечит дополнительные поступления в размере 1,7 трлн рублей. Кому же еще сулят выгоду изменения в уплате налогов?
Почувствуют ли потребители отмену налога с продаж
Одной из компенсаций за повышение налога на добавленную стоимость является отмена налога с продаж. Экономисты отмечают: если бы его не отменили при повышении НДС, то потребительские цены неминуемо выросли бы. А это еще больше ухудшило бы ситуацию на потребительском рынке в условиях падения доходов населения.
Сокращение налога с продаж на 5% при повышении ставки НДС на 2% теоретически должно было бы привести к снижению цен. Но для большой номенклатуры отечественных товаров до сих пор существовали льготы по налогу с продаж. Это означает, что его отмена не снизит цену для конечного потребителя, а вот новая ставка НДС внесет свой повышающий вклад.
Вывод: по отечественным товарам цена может вырасти.
Что касается импортных товаров, то для них, как правильно акцентирует внимание критиков Минфин, более важное значение имеет курсообразование, а не размер ставки НДС. В связи с этим можно предположить, что импортные товары из-за отмены налога с продаж также не подешевеют, а, скорее, даже подорожают на те самые 2% НДС, потому что остальную выгоду от отмены налога с продаж импортеры заложат на риск девальвации рубля с учетом заявленного коридора на будущий год +/- 10%.
Очевидно, что в случае достижения верхней границы коридора отмена 5-процентного налога с продаж не компенсирует потери от девальвации.
Вывод: Белорусов ожидает подъем цен на импорт и его сокращение - многие импортеры сочтут, что при нынешних доходах населения они просто не смогут продать дорогой товар.
Впрочем, сокращение потребительского импорта – это то, чего добивается правительство в последние годы. При этом именно импортеры были основными плательщиками в бюджет, в том числе и за счет уплаты ввозного НДС.
Все ради экспорта
Лучше всех в ситуации повышения ставки НДС вроде бы должны чувствовать себя экспортеры. При экспорте НДС не платится вообще, но при этом как раз у экспортеров «остается» заветный процент от оборота. То есть себестоимость продукции должна снизиться, в том числе и за счет отсутствия каскадного эффекта по всей цепочке, а цена стать более конкурентоспособной. Однако в этом у экспертов «Завтра твоей страны» есть большие сомнения.
Во-первых, Министерство финансов заявило о том, что деньги от сельхозналога останутся на руках у экспортеров. Значит, если экспортеры снизят цену на размер налога, то они недополучат выручку и тогда не будет у них на руках и дополнительной «оборотки».
Во-вторых, сельхозналог, который еще три года назад был не 1%, а 3% снижается поэтапно из года в год. И что-то незаметно ни снижения себестоимости продукции, ни повышения ее конкурентоспособности. С 2009 года этот налог сократился с 2% до 1%. Помогло ли предприятиям в кризисный год то, что им отменили 1% от оборота на фоне ставки НДС в 18%? Увы, нет. Так неужели им станет лучше, если входной НДС поднимется?
«Оборотка» появляется тогда, когда есть выручка, а не тогда, когда отменяют налог от выручки. А выручку экспортер получает в случае продаж. Если их нет, но при этом нужно закупать сырье и комплектующие, потому что заводы должны работать и создавать рабочие места, то лишние 2% входного НДС только сделают складские запасы дороже.
Вывод: В условиях спада экспорта преимуществ для белорусских гигантов типа МАЗа или МТЗ не просматривается, как и для многих предприятий сельхозпереработки.
Компенсация «оборотки»
Отмена отчислений в фонд сельхозпроизводителей в размере 1% от выручки может оказаться не столь уж действенным механизмом в плане стимулирования экспорта.
На совещании у президента 30 октября, после которого бюджет был отправлен на доработку, замглавы администрации Леонид Анфимов критически высказался по поводу повышения НДС, отметив, что повышение ставки на 2% не так безобидно как может показаться, это потребует от предприятий дополнительных оборотных средств и в период кризиса такие эксперименты неуместны.
Нехватка «оборотки» возникает при повышении НДС в связи с тем, что хоть вы и получаете с выручкой необходимый к оплате повышенный НДС, но еще до получения выручки необходимо купить сырье и комплектующие, в которых уже будет заложен более высокий входной НДС. Минфин на это отвечает – у предприятий останется оборотка за счет того, что они не будут платить 1% сельхозналога и оценивает сумму оставшихся на руках предприятий денег в 900 млрд. рублей.
Однако многим предприятиям отмена сельхозналога и вовсе не прибавит оборотки, потому что они и так от этого налога были освобождены. Например, сами сельхозпроизводители, потому что получали из этого фонда дотации. Также от него освобождались и промышленные предприятия, которые работали по программе возрождения села – например, в части выпуска автотракторной техники для сельхозпроизводителей. От него освобождены предприятия, работающие в малых городах, резиденты Парка высоких технологий, резиденты СЭЗ. Для всех этих предприятий (по крайней мере, в части той деятельности, которая подпадала под льготы) дополнительная «оборотка» при отмене сельхозналога не появится. К тому же, таким образом некоторые из них лишаются части льгот.
Вывод: Особенно обидно будет тем, у кого помимо отобранных льгот по сельхозналогу возрастает НДС. Например, для малых городов и для СЭЗ установлена ставка в половину общей ставки НДС, теперь она поднимется, уровень налогообложения растет.
Минфин обещал обратить на это внимание, но пока неясно, каким именно образом этот вопрос решен в рамках бюджета.
00:52 14/12/2009




Loading...


загружаются комментарии