Кожевенный завод в Гатово пришел в полный упадок

Когда–то о кожевенном заводе в поселке Гатово говорили только в превосходной степени. Он возник примерно в одно время со жлобинским металлургическим. Тоже был закуплен "в комплекте", строился иностранцами и оснащался лучшим на тот момент оборудованием. Входил в пятерку крупнейших таких заводов в мире и выглядел как конфетка. Мы могли бы — и должны бы! — сегодня им гордиться. Но фактически он доведен, как говорится, до ручки. Ситуация столь плачевна, что — констатировала коллегия Комитета госконтроля — "требует принятия серьезных решений на государственном уровне".

Даже внешне завод уже не напоминает прежнего красавца. Облезлая краска на станках, хлам в цехах и на территории — это картина запустения. Такова и экономика ОАО "Минское производственное кожевенное объединение". Достаточно сказать, что его основное технологическое оборудование изношено до 93%. Это фактически хлам. Предприятие хронически убыточно. Только за 2 последних года оно "заработало" более 11 млрд. рублей убытков. Они только растут: лишь с 1 ноября увеличились еще почти на 3 миллиарда!

Рассказ директора Вячеслава Цоколенко я слушал с противоречивыми чувствами. Тут впору к награде представлять! Завод, мол, по своей значимости для страны сопоставим с МАЗом и тракторным. Именно он, директор, приняв предприятие в "лежачем" положении, вернул его к жизни. Вполне допускаю, что все так и было. Но что имеем сегодня?
Да, завод для страны весьма значим, и фактически государству принадлежит: 99,7% уставного капитала ОАО. У него и задачи государственные: перерабатывать шкуры животных, которых у нас с избытком, и обеспечивать хорошим сырьем обувную, мебельную и кожгалантерейную промышленность. Но мы вынуждены по дешевке вывозить за границу необработанные шкуры и ввозить оттуда дорогую кожу! Спрашивается, зачем нам такой завод? Как он дошел до жизни такой?
За последние годы он оброс фирмами-паразитами, которые тянули из него экономические соки. Скажем, здесь параллельно работало (в тех же цехах, на том же оборудовании) несколько СП, которые фактически конкурировали друг с другом. При этом были учреждены самим же заводом. Они производили, экспортировали, зарабатывали и... разорялись. Завод оставался ни с чем.
Еще штрих. Шкуры для переработки в хозяйствах закупал не сам завод, а "дочерние" предприятия. Естественно, зарабатывая на этом как минимум 20 посреднических процентов. Фактически посредники заменили собой службы снабжения предприятия. Впрочем, и сбыта тоже. Но если за шкуры завод переплачивал, то готовую кожу продавал себе в убыток, ниже себестоимости. Кому это было выгодно?
В ходе проверок на складе обнаружилась, например, готовая к реализации партия кожи на сумму 133,8 млн рублей. Партия была изготовлена без предварительной оплаты по заказу британской фирмы. Ее представителем являлся... член семьи гендиректора. Индийской фирме были проданы 9,4 тысячи кв. метров полуфабриката "вет–блю" с рентабельностью минус 22,1%. То есть, проданы с убытком и тоже через посредника. Которым была та самая британская фирма, представленная близким директору человеком...
Надзорное око концерна "Беллегпром", чей представитель работал в наблюдательном совете ОАО, никак не назовешь бдительным... Впрочем, столь же безучастны к происходящему были экономические службы местной власти. Поэтому оценка контрольных органов принципиальная: так работать нельзя! Так работать на государство никто не позволит. Впрочем, на государство ли?..
Коллегия КГК завершилась неожиданно, даже беспрецедентно. Представитель департамента финансовых расследований зачитал постановление о возбуждении и принятии к производству уголовного дела в отношении гендиректора В.Цоколенко. По мнению предварительного следствия, он, в частности, "заключал заведомо убыточные контракты", действуя "умышленно, вопреки интересам службы..."
18:43 23/12/2009




Loading...


загружаются комментарии