Ковалев: Потеснить Нидерланды будет не просто. Но так будет

Государственный телеканал СТВ пригласил белорусских экономистов (преимущественно государственных же) поговорить на тему кризиса и перспектив его преодоления Беларусью в следующем году. Экономисты выдали в эфир любопытнейшие перлы.

Ковалев: Потеснить Нидерланды будет не просто. Но так будет
Андрей Козлович, начальник отдела информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь:
– Мы помним, как стремительно обесценивался российский рубль, украинская гривна, поэтому, естественно, когда валюты наших ближайших соседей и основных торговых партнеров так стремительно обесценивались, соответственно, наши товары теряли конкурентоспособность на этих рынках.
Георгий Гриц, первый заместитель директора национального инвестиционного агентства:
– Только за 3-4 месяца падение сбыта – порядка 20-30%. Т.е. очень резкое, скачкообразное. И правительство вынуждено было использовать какие-то стандартные макроэкономические подходы. Девальвация произошла. Стоимость по затратной части уменьшилась, и конкурентоспособность белорусской продукции повысилась.
Андрей Козлович:
– В январе, действительно, население тогда скупило валюты где-то на 600 миллионов долларов больше, чем продало своей валюты. Население еще не было уверено в том, что действительно Национальному банку удастся удержать курс белорусского рубля. Год прошел. И те страшилки, которые нам рисовали раньше, особенно в оппозиционной прессе, о падении объемов ВВП на 25-30%, о том, что курс белорусского рубля достигнет 4-5 тысяч за доллар, не осуществились. Банковская система вызов, который был ей брошен, я бы сказал, выдержала довольно уверенно.
Леонид Заико, экономист, политолог:
– Два раза снаряд не попадает в одну и ту же воронку. Но если все захотят поснимать свои деньги, обменять их – то не выдержит ни одна страна. Ни США, ни Китай, ни Россия. Чем спокойнее будет поведение населения, тем больше от этого все выиграют.
Михаил Ковалев, доктор экономических наук:
– Просто очевидно, да теперь этого не требует и МВФ, в 2010 году девальвации, безусловно, не будет. И один из аргументов говорящих за это – это жесткое требование Президента страны выйти на среднюю зарплату по стране в 500 долларов. Наши расчеты показывают, что это реально, но только при одном условии, что курс доллара к концу 2010 года тоже будет где-то на уровне 3000, ну, может быть, чуть больше 3000 за доллар США.
Эта проблема могла бы уйти на склад белорусской экономики, но разгружать головы, параллельно со складами, стали всей страной. Девальвация помогла, но не спасла предприятия, которые производили гораздо больше, чем могли продать кризисному миру. Зато в этом году мы впервые так четко увидели рынки, где не ступала нога белорусского товара. А после стали учиться понимать, что белорусское, и правда – самое мое.
Георгий Гриц:
– Мы все говорим маркетинг, маркетинг. А помните, как говорил хаджа Насреддинн? Сколько ни говори халва – во рту сладко не станет. Пока мы не поменяем концептуально подход к промышленной политике, т.е. где будет производство определяться спросом, а не наоборот – ничего не изменится.
Михаил Ковалев:
– Если мы произвели трактор, например, для его производства затратили энергию, комплектующие, за которые заплатили уже, а трактор стоит у нас на складе. Вот это и есть отрицательный баланс. Поэтому одним из главных показателей следующего года должен быть показатель экономической эффективности.
Георгий Гриц:
– Что произошло в этом году оригинального, того, что не было раньше. Продажа продукции ниже себестоимости – разрешение Президента – это оригинально, т.е. таких распродаж предновогодних, новогодних или залежалого товара – в принципе не было. Т.е. был три месяца такой срок, отведенный Президентом, и это отчасти сыграло положительную роль.
Владимир Карягин, председатель Республиканской конференции предпринимательства:
– Мы в мае выступили с инициативой использовать предпринимателей для разгрузки складов госпредприятий. Через некоторое время появился Указ Президента, появилась возможность, заплатив только одну базовую величину, на транспорте без специальной лицензии, закупать и вывозить товар на рынки России и в любые места. Если раньше только 3% товарной массы на экспорт поставлялись через предпринимателей, то на сегодняшний день уже фактически 15%.
Андрей Козлович:
– Зачастую более 80% экспорта приходится на одну страну – Россию. Поэтому, естественно, задача заключается в том, чтобы экспортировать продукцию и в Западную Европу, страны арабского мира. Здесь за последнее время наметилась положительная динамика и достигнуты определенные успехи.
Леонид Заико:
– Диверсификация еще впереди. Потому что кризис он чем хорош? Он дает возможность убрать лишнее. Как очень такая пополневшая актриса она бегает сжигает жир, так вот кризис как раз и есть тот доктор который убирает все лишнее в экономике.
Это эхо России в 2009 было слышно как никогда. К былому сахару и газу прибавилось молоко и тракторы. Потом 500 миллионов долларов кредита, которые Россия давать не очень хотела, зато очень хотела строительства Таможенного союза. Мы резонно думали – нужен ли нам такой дом, пентхауз которого отойдет России. А потому рядом с ним предложили построить удобный всем небоскреб под названием «Единое экономическое пространство».
Георгий Гриц:
– Вот если бы ничего не изменилось, то я с чистой совестью сказал бы: да, эти показатели опять, так сказать, завышены. Но с 1 января происходит знаковое событие – это Единое таможенное пространство. Т.е. суть его в том, что фактически те методы нетарифного регулирования, которые применяла против нас Россия – они уже противозаконны. Те ограничения по энергоносителям, недопуск других альтернативных источников – казахской, таджикской нефти – это тоже противозаконно.
Михаил Ковалев:
– Сегодня мы из всех поставщиков товара в Россию, несмотря на отсутствие границ, занимаем всего 3,6% в ввозе российских товаров. Вот это падение на 0,4% как раз и составило полмиллиарда долларов, которые в течение года просили у России в качестве кредита, и которые она нам не дала. Мы сами могли бы заработать, если бы в России не были приняты протекционистские меры.
Леонид Заико:
– Сейчас мы России неплохо показали, что можем делать. У нас ВВП упал на 1%, а газа мы купили на 25% меньше. Вы представляете, что это такое? Как мы вели свою экономику! Мы решили тут строить атомную станцию, чтобы 15% сэкономить, а тут 25% за один год стали меньше газа покупать! России утерли нос что называется. Второй момент. По молоку и мясу мы идем в прибыль. У нас где-то на 15-35% увеличение идет и по итогам года мы нормально сыграли. Таможенный союз. Это, безусловно, должно быть и тут на Россию надо давить всем что есть – это тарифы на газ в Смоленской области. Тогда могли бы людям показать, что квартплата уменьшиться на 20-25%.
Первый в январе, второй в июле, третий в октябре, четвертый – на этой неделе. В течение всего 2009 года мы стэп бай стэп выполняли программу «стэнд-бай» и слышали позитивные отзывы МВФ. С помощью кредита валютного фонда мы минимизировали последствия мирового кризиса. А ведь, еще два года назад кто бы мог подумать, что иногда даже беда бывает на руку, если перетекает в рукопожатие.
Георгий Гриц:
– Это доверие МВФ, Всемирного банка. Притом, это доверие даже в сравнении, допустим, с Украиной, было декларировано 4 миллиарда и до сих пор не дали. Потому, что отсутствует политическая стабильность. Говорят, после выборов будем обсуждать. В Беларуси этого нет. И вот эти деньги, которые были заимствованы у международных институтов, не позволили рухнуть денежно-кредитной банковской системе. То, что нам удалось предотвратить спад экономики, спад ВВП, это, несомненно, можно отнести к положительным результатам и итогам прошлого года.
Михаил Ковалев:
– Мы, примерно, сохранились на уровне того, что имели год назад. Даже высокоразвитые страны, например, Германия, Англия, падение составляло, примерно, 10%. По-прежнему государственный долг составляет совершенно незначительную долю по отношению к нашему валовому внутреннему продукту. Это не идет ни в какое сравнение с 100% долгом США, Греции, где долг превысил ВВП. Но мы все вместе тоже должны понимать, что когда мы покупаем импортный товар, мы, к сожалению, увеличиваем внешний долг страны. Главная цель 2010 года, неважно на каком уровне будет у нас экспорт, но важно, чтобы импорт не намного превышал экспорт.
 
В рейтинге всемирного банка мы за последние несколько лет поднялись со 129 позиции на 58. Мы можем и не поверить, но именно мы лидеры в целом в мире по улучшению условий ведения бизнеса. Инвесторы не могут этого не видеть. Поэтому за этот год и мы их увидели немало. За экономическим форумом в Лондоне прошел белорусско-литовский форум, еще один инвестиционный форум в Минске. То ли еще будет
Георгий Гриц:
– Вот многие говорят, а где отдача? Вот вчера объявили либерализацию, а где отдача? Промышленность. Если говорить о новых видах продукции, инвестиционный цикл, т.е. вложение денег и их окупаемость, составляет 5-7 лет.
Андрей Козлович:
– Все эти экономические форумы – это нормальные хорошие способы. Одна из главных наших проблем заключается в том, что как в белорусской пословице «умела гатавацi, да не умела подавацi». Работа над имиджем Республики на мировой арене сейчас значительно активизировалась, и, я думаю, она должна дать свои плоды.
Леонид Заико:
– Около 140 предложений бизнеса в работе. Из них свыше 100 реализовано! Я был поражен, никогда такого не было! И плоские налоги. И система регулирования бизнеса, и лицензионные и административные процедуры. Столько важных вещей вообще не было за все время. Появился драйв, энергетика! Сначала положения по налогам, затем по регистрации, затем по освобождению цен и т.д.
Владимир Карягин:
– 2009 год действительно стал переломным годом в диалоге бизнеса и власти. Безусловно, упрощение ведения налогов и снятие оборотных налогов. Решен вопрос предложения бизнеса и в следующем году он уже не будет платить деньги в так называемые инвестиционные фонды. Но и, конечно же, штрафные санкции – Указ Президента о контрольной деятельности серьезно поставил в правовые рамки деятельность контролирующих организаций.
Михаил Ковалев:
– Мы должны четко понимать, что задача поставленная Президентом войти в 30 наиболее привлекательных в инвестиционном отношении стран – очень непросто решается хотя бы потому, что на 30 месте находятся Нидерланды. Потеснить Нидерланды будет не так-то просто, но я верю, что так будет.
Безработица менее 1%. Даже в этот нелегкий год. Мы и в 2009 сопоставили, казалось бы, несопоставимые понятия – социально-ориентированная рыночная экономика. В этом году мы, может быть, не столько приобрели, зато много сохранили. И даже поставили новые цели. Средняя зарплата в 500 долларов – задел для 2010 года.
Михаил Ковалев:
– Некоторые говорят, что и 500 долларов мало. Я хотел бы подчеркнуть, что когда мы сравниваем нашу зарплату с зарплатой в Литве или Польше, мы забываем об одном. Что уже давно и в Литве, и в Польше каждый гражданин сам оплачивает пенсионные фонды, все страховки. И если мы все эти вычеты вычтем из зарплаты, то фактическая зарплата и в Литве, и в Польше, и даже в России не будет выше, чем в Беларуси.
Андрей Козлович:
– Если мы посмотрим на выполнение этой задачи, то, в принципе, реальные доходы населения на протяжении этого года не уменьшились. Они где-то выросли на два с небольшим процента. Мы можем сказать, что прогнозные показатели не выполнены практически все, поэтому, мол, плохо сработали. Но с другой стороны, если мы посмотрим, а как сработали соседние государство, какое падение ВВП, объемов промышленного производства в той же России, Украине, как банкротились банки в разных странах, а у нас банковская система устояла.
Георгий Гриц:
– Я недавно услышал такой факт, что только в этом году минчане купили порядка 37 тысяч автомобилей, т.е. автомобили это не средство необходимости, это не котлеты, не пельмени, не молоко. Это система роскоши.
Михаил Ковалев:
– Следующий год у нас будет переломным. Наши расчеты показывают, что за три следующих пятилетки мы можем превзойти среднеевропейский уровень жизни. Это высокая цель, но она вполне достижима.
11:38 28/12/2009




Loading...


загружаются комментарии