Как начнешь новый год…

Новый год в белорусско-российском сотрудничестве начался со скандала. Как и прогнозировали эксперты, камнем преткновения стал вопрос о пошлинах на нефть. Соглашение, регулирующее поставки нефтяного сырья в 2010 году, планировалось подписать 30-31 декабря, однако достичь компромисса переговорщикам не удалось.

Как начнешь новый год…
За несколько часов до наступления нового года белорусская делегация вернулась в Минск, а Россия объявила, что с 1 января цена на поставляемую в Беларусь нефть будет включать 100-процентную стандартную экспортную пошлину. (В 2009 году применялась специальная экспортная пошлина в размере 35,6% от стандартной.)
 
Здесь уместно вспомнить события трехлетней давности. Тогда, в начале 2007 года, разногласия Москвы и Минска в вопросах пошлины на нефть привели к тому, что на несколько суток не только прекратилась поставка сырья на белорусские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), но и был приостановлен транзит нефти в страны Евросоюза.
 
Компромиссное соглашение удалось подписать 12 января 2007 года после личного вмешательства в конфликт президентов Лукашенко и Путина. В конце 2009 года действие этого документа завершилось.
 
Интенсивные переговоры о поставках нефти в 2010 году велись весь декабрь. Москва заявила о готовности поставить в Беларусь беспошлинно для внутреннего пользования 5-6 млн. тонн нефти. Минск называл цифру в 8-9 млн. тонн.
 
Впрочем, по неофициальной информации, белорусская сторона добивается беспошлинных поставок всего объема сырья в рамках создаваемого Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана.
 
В конце декабря вице-премьер РФ Игорь Сечин предупредил: документы о беспошлинных поставках необходимо подписать до конца года, иначе с 1 января вся поставляемая в Беларусь нефть будет облагаться 100-процентной экспортной пошлиной.
 
Сечин заметил, что спецпошлина на поставлявшуюся в Беларусь нефть на самом деле была не пошлиной в классическом понимании, а механизмом раздела прибыли от экспорта нефтепродуктов, выработанных из российской нефти на белорусских НПЗ. «Нельзя строить экономическое сотрудничество за счет одного партнера», — подчеркнул российский вице-премьер.
 
Не сумев подписать компромиссное соглашение, правительства Беларуси и России выступили с официальными комментариями.
 
«К сожалению, договориться о подписании соответствующих документов не удалось. Российская сторона проинформировала белорусскую сторону о переходе с 1 января к взиманию таможенных платежей в полном объеме на поставляемую нефть», — говорится в сообщении пресс-службы правительства РФ.
 
При этом Россия подтвердила «свою готовность беспошлинно поставлять нефть для внутреннего потребления Беларуси с учетом особого характера союзнических отношений в согласованные сроки и при наличии документов, создающих для этого правовые основания».
 
Пресс-служба Совета министров Беларуси, со своей стороны, заявила о «беспрецедентном давлении со стороны России на переговорах о поставках нефти».
 
«Фактически белорусской стороне было предложено нарушить базовый договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза, который был подписан главами трех государств — Беларуси, России и Казахстана. Уход от этих договоренностей и выведение целого энергетического сектора Беларуси за пределы подписанных договоров по созданию Таможенного союза во многом подорвали бы все достигнутые договоренности по дальнейшей интеграции наших государств», — отмечалось в сообщении. Далее Минск также подтвердил готовность к продолжению переговоров.
 
2 января переговорный процесс в Москве возобновился. Чиновники процесс не комментируют.
 
Сообщения некоторых СМИ о прекращении с 1 января поставок российской нефти на белорусские НПЗ опровергли и в Минске, и в Москве.
 
«Транспортировка нефти осуществляется в полном объеме», — сказала 3 января помощника министра энергетика РФ Ирина Есипова.
 
4 января аналогичное заявление сделал концерн «Белнефтехим». «Нефть из России поступает, предприятия работают в обычном режиме», — заявила пресс-секретарь концерна Марина Костюченко.
 
Вице-президент российской компании «Транснефть» Михаил Барков, видимо, пытаясь предупредить волнения европейских партнеров, подчеркнул: Россия ни при каких обстоятельствах не сократит объем транзита нефти через Беларусь. Впрочем, памятуя о российско-белорусской нефтегазовой войне на рубеже 2007 года, в ЕС сейчас вряд ли спокойны.
 
Решение Москвы взимать полновесную таможенную пошлину со всей поставляемой в Беларусь нефти нельзя расценивать как законное, считает председатель правления Белорусского общественного объединения юристов-хозяйственников Лилия Власова.
 
«Любая правовая норма должна пониматься и читаться буквально, — заявила юрист в интервью БелаПАН. — Статья № 2 соглашения между Беларусью и Россией в области экспорта нефти и нефтепродуктов от 12 января 2007 года определяет размер вывозной таможенной пошлины исходя из ставок, установленных в соответствии с законодательством России, с применением определенных коэффициентов».
 
По словам Власовой, названная статья «представляет собой одно предложение, включающее, по сути, два одновременных условия для определения размера ставок».
 
«Первое — размер пошлины определяется исходя из ставок, установленных в соответствии с законодательством России. Второе — должен применяться некий коэффициент. Второе условие, начиная с 1 января 2010 года, не определено. Соответственно норма целиком прекратила свой временный характер, поскольку соглашением коэффициент на 2010 год не предусмотрен и стороны не провели корректировку этой статьи. И по российскому, и по белорусскому законодательству, если нет такого элемента пошлины, как ее размер, то нет и оснований для взимания пошлин», — резюмировала юрист.
 
По мнению экономического обозревателя Татьяны Манёнок, юридический резон есть и у российской стороны.
 
В интервью для БелаПАН эксперт напомнила, что в конце 2006 года, еще до подписания белорусско-российского соглашения об экспорте нефти и нефтепродуктов, правительством РФ было принято постановление о введении 100-процентной пошлины на поставки нефти в Беларусь.
 
«С юридической точки зрения российская сторона права по-своему: коль новое соглашение не подписано, они вернулись к прежнему документу, регулирующему этот вопрос», — говорит Манёнок.
 
Она допускает, что белорусские юристы могут быть не в курсе нюансов, связанных с поставками нефти. «Возможно, они просто не знают о существовании такого постановления российского правительства», — заметила аналитик.
 
Кроме того, по ее словам, «какие бы комментарии ни давали профессиональные юристы, очевидно, что спецпошлина, которую Беларусь уплачивала в течение предыдущих трех лет, была, по сути дела, механизмом раздела прибыли от нефтепродуктов, гарантией перечисления прибыли».
 
Прогнозировать развитие переговоров сложно, говорит Манёнок. «Например, не совсем понятно, насколько решительно настроена Россия, — заметила она. — Сейчас Москва демонстрирует неуступчивость, невзирая даже на то, что Минск ставит под сомнение целесообразность столь важного для нее политического проекта, как Таможенный союз».
 
По словам аналитика, в переговорах по нефти наглядно отражаются иллюзии белорусской стороны.
 
«Минск рассчитывает на то, что создание Таможенного союза — первый шаг к созданию единого экономического пространства, в котором самой лакомой конфеткой для Беларуси являются равные с Россией цены на энергоносители. Именно эта иллюзия инициировала решение Минска вступить в Таможенный союз», — отметила Манёнок.
 
«С одной стороны, — говорит она, — взимание таможенных пошлин в рамках Таможенного союза, действительно, выглядит как нонсенс. С другой — Россия абсолютно логично требует раздела прибыли от экспорта нефтепродуктов, произведенных из своей нефти. На каком основании Москва должна продолжать субсидировать белорусскую экономику? Ведь 5-6 млн. тонн нефти, которые Россия предлагает нам поставлять беспошлинно, это тоже большой бонус».
 
По мнению аналитика, неуступчивость российской стороны показывает, что «торг будет очень жестким».
 
«Минск будет стремиться выторговать в рамках создаваемого Таможенного союза максимальные дивиденды, в том числе нефтяные. Пока это не получается. Думаю, и не получится, потому что Россия наверняка поставит вопрос: если субсидии — то за что? Рано или поздно, но Беларуси придется платить», — говорит эксперт.
 
Так или иначе, но переговорщики будут пытаться найти компромисс, чтобы не допустить повторения конфликта, разгоревшегося в начале 2007 года, считает Манёнок.
 
«Повторять ошибки, они, скорее всего, не станут, но какие настроения возобладают, чего ожидать от сторон, — это непредсказуемо. Пока козырей гораздо больше у России. Хотя не исключено, что ради сохранения Таможенного союза она может пойти на определенные уступки Беларуси», — предполагает аналитик.
18:45 04/01/2010




Loading...


загружаются комментарии