Перемены наступят в 2011 году?

Председатель правления Национального банка Беларуси на совещании у президента заявил, что наступающий год должен стать началом коренной модернизации экономики. «2010 год – это начало коренной перестройки и модернизации экономики страны. Основной целью должно стать достижение положительного сальдо во внешней торговле, отказ от необоснованного импорта, усиление экспортного потенциала».

Он еще много чего сказал, с чем трудно не согласится. Действительно, стране очень нужна модернизация и усиление экспортного потенциала, который пока носит ярко выраженный сырьевой характер, со всеми вытекающими ограничениями. Поскольку экономика стремительно теряет свою конкурентоспособность – промышленность деградирует, сельское хозяйство давно и безнадежно убыточно, инвестиции в сектор услуг идут медленно, и он явно не способен заменить собой ветшающую промышленность. Однако сама по себе модернизация не придет на наши заводы, фабрики и колхозы. Ее нужно стимулировать, создавать для нее все возможные и невозможные предпосылки.
Национальный банк и правительство делают ставку на либерализацию условий хозяйствования. Это хорошо и правильно, но явно недостаточно. Масштабная модернизации страны невозможна без реальной приватизации, которой как не было, так и нет. Приватизация – основа структурной реформы. Именно она позволит изменить структуру экономики с доминирующей первичной переработкой российского сырья, обновить фонды, начать выпускать конкурентоспособную продукцию, изменить структуру занятости и пр.
Власти приватизацию оттягивают, уступая под сильным внешним давлением буквально «пядь за пядью». В основе ее проведения по-прежнему сугубо утилитарный подход – «А вы нам что?». В обмен на сомнительные по качеству активы запрашиваются кредитные линии, сырье, сохранение занятости, масштабные инвестиции. При этом в сране налогообложение остается драконовским, возможности репатриации прибыли ограниченными, возможно вненалоговое изъятие денег инвестора (через инновационные фонды, повышенные отчисления прибыли в Фонд развития национальной экономики и пр.). Контрольный пакет продается в крайнем случае; а так в рамках широко разрекламированной трехлетней программы приватизации власти не стесняются предлагать инвесторам 25% по принципу «утром стулья, а вечером – деньги».
2009 г. в плане приватизации стал годом разочарований. Ожидалось, что пауза, взятая еще в 2008 г. (на фоне активных продаж 2007 г.), закончится. Ведь потребность во внешнем финансировании увеличилась, на приватизации настаивали и международные доноры. Однако властям удалось путем государственных заимствований решить все финансовые вопросы. По словам нового министра экономики Снопкова план поступлений от приватизации в этом году будет выполнен всего на 12%. Список предложенных для прозрачной и конкурентной приватизации предприятий в рамках программы stand by вызывает усмешку. Действительно, зачем спешить, если продажа одного БПС-банка, пусть и за скромные деньги, косвенно позволит привлечь в страну 2 млрд. новых кредитов?
Но, возможно, взятая властями пауза пойдет на пользу всем заинтересованным сторонам. У инвесторов было время подумать, оценить риски и перспективы инвестирования в страну, а также несколько оправиться от первоначального шока, вызванного мировым экономическим кризисом. У доноров была возможность протестировать серьезность и последовательность намерений правительства и президента реформировать страну по западным лекалам. У властей – убедится в неизбежности и неотвратимости приватизации (своих идей, менеджмента, денег, ресурсов все равно нет). Искусственно, или нет, но была создана интрига, и теперь все ждут 2010 г. и продолжения сериала под названием «Приватизация в Беларуси». Кто кого в текущем году – экономист-практик Снопков или экономист-теоретик Ткачев (продавать – не продавать?), Россия в лице Сечина (непрозрачная точечная приватизация) или Запад в лице различных международных организаций (масштабная прозрачная приватизация)?
Вернемся к тезису Прокоповича о модернизации страны. Да, она жизненно необходима. Да, экономическая либерализация может значительно этому способствовать. Однако то, о чем умалчивает Прокопович, состоит в том, что системная и последовательная экономическая либерализация невозможна без политической либерализации. А в 2010 г. (как и в 2009 г.) экономическая либерализация будет подчинятся требованиям политической целесообразности.
Экономическая либерализация требует отмены виз, страховок, создания максимально благоприятного режима въезда в страну для иностранцев (например, проведение семинаров – тренингов с пограничниками Национального аэропорта «Минск» как не надо встречать гостей и жителей страны). Политическая целесообразность требует сохранения контроля над всеми въезжающими и трудовыми ресурсами в целом.
Экономическая либерализация подразумевает максимально широкую приватизацию без дополнительных условий и баснословных цен, позволяющую переложить бремя ответственности за развитие предприятия на плечи инвестора. Политическая целесообразность диктует сохранение контроля над финансовыми и ресурсными потоками.
Экономическая либерализация не совместима с плановыми заданиями для предприятий, работой на склад, невозможностью проводить масштабные сокращения и останавливать заводы. Политическая – требует сохранения социальной стабильности любой ценой, долгосрочные приоритеты и выигрыши приносятся в жертву текущему моменту.
Экономическая – привлечение всех заинтересованных лиц к работе над улучшением экономического положения страны, создание реально действующих переговорных и диалоговых площадок. Политическая – доминирование властной идеологии, желание доказать правоту и принципов, и результатов любой ценой, устойчивое желание сохранить Систему и ее кадровую политику. В результате, могут создаваться десятки инвестиционных и приватизационных агентств, толку от них будет мало.
Экономическая либерализация – вслед за смягчением механизмов контроля подразумевает и ослабление и смягчение штрафных санкций. Политическая – сохранение жесткий системы контроля, способной разрушить практически любой успешно развивающийся бизнес.
Есть все основания полагать, что и 2010 г. будет годом половинчатых и четвертичных решений. Зато у 2011 г. есть все шансы стать годом реальных изменений. В нем сходится все: и самые главные выборы в начале года (а значит, после них развязываются руки), и еще один год стагнации, падения бюджетных доходов и осознания, что спрос на белорусскую продукцию на внешних рынках не соответствует ее предложению, и начало масштабных выплат по долгам прошлых лет, и рост потребности во внешнем финансировании (с 6 до 10 млрд. долл. в год).
Перемены действительно неизбежны и близки.
12:50 06/01/2010




Loading...


загружаются комментарии