Брик, брок, брак

Конец 2009 года всем нам надолго запомнится последней и решающей попыткой воссоздать живой и теплокровный кусок СССР на месте усопшего СССР.

Брик, брок, брак
 
 
 
С 1 января 2010 г. на территории
Беларуси, Казахстана и России вводится единый таможенный тариф, с 1 июля — единый Таможенный кодекс и механизм распределения ввозных пошлин. Таможенный контроль перейдет на внешнюю границу Беларуси
и Казахстана. Будет сформирована общая таможенная территория, отменено таможенное оформление товаров из трех стран.
Это не большой БРИК — Бразилия, Россия, Индия, Китай. Это наш малый юркий БРоК. О создании таможенного союза трех бывших советских республик премьер В.В. Путин впервые объявил летом уходящего года. Тогда же стало известно, что многолетние переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию (ВТО) сворачиваются: клиент передумал. Путин разъяснил слегка опешившему международному купечеству, что Россия больше не хочет вступать в ВТО. А если когда и захочет, то по-новому, по-своему, то есть не сама собою, а в тесной компании политических корешей в лице солнечного Казахстана и солнечной
Беларуси
.
Впервые Россия изъявила желание вступить в ВТО в 1995 году, и с тех пор торгуется за членство — лениво и показушно. Если отряхнуться от подробностей, то вывод, в предельно упрощенном виде, таков: членство в ВТО очень выгодно российскому потребителю и не очень выгодно российскому производителю. За высоким таможенным забором Россия являет собою заповедник, куда чужакам вход строго воспрещен. Наших отечественных потребителей, как непуганых куропаток, отстреливают только наши стрелки. То есть они не обязательно отечественные, но лицензию на отстрел всякий раз должны проплачивать в Москве.
Членами ВТО являются 193 государства. Из последних новичков — Вьетнам, Грузия, Украина. 27 стран Евросоюза считаются одним членом, но все они вступали поодиночке. В ВТО действуют клубные правила — с равными правами, членскими взносами, но без каких-либо casus belli. На злостных нарушителей не идут войной, им просто отказывают в доме. Да и выйти из ВТО — пара пустяков. Достаточно загодя послать открытку в Женеву.
Если бы мы вступали в ВТО, как Китай или Бразилия, то давно бы уже экономили по миллиарду долларов в год. Именно такой цифрой эксперты исчисляют выгоду для страны с российскими объемом и структурой внешней торговли. Но у нас особая стать. Вот уже полтора десятилетия мы обижаемся и скандалим, будто дама, которой следует указать в анкете точную дату рождения.
За те 15 лет, что мы бузим в прихожей ВТО, целенаправленная пропаганда славно поработала. В раздолбанной российской голове мирно улеглись две взаимоисключающие истины. Первая: нас заманивают в ВТО, чтобы отобрать наши нефть и газ. И вторая: нас не пускают в ВТО, потому что боятся наших нефти и газа.
На самом деле, боимся мы. Точнее, несколько наиболее отсталых отраслей: машиностроение (автомобиле- и авиастроение прежде всего), банки и страховые компании, сельское хозяйство. На примере «АвтоВаза» отчетливо видно, что таможенная крыша идет отрасли не впрок. Возможно, тонущий «АвтоВаз» на год-другой раньше выбросило бы на берег. Так еще неизвестно, что лучше. К тому же каждой стране дается льготный период, чтобы приспособиться к новым условиям. И длиться такая отсрочка может до семи лет — чуть больше нового президентского срока в России. Есть о чем поговорить.
Дважды в год, с пухлыми папками под мышкой, российская делегация отправлялась в Женеву. Ее члены уютно располагались в милых отелях, пешочком гуляли к терпеливым, все понимающим партнерам. И так — пятнадцать лет подряд. Одно и то же таможенное исподнее по многу раз проглаживали теплым согласительным утюгом. К лету 2009 года все оборочки были тщательно отглажены. Предусмотрели все. Даже Грузию, обиженно помахивавшую своим вето, старожилы торгового сообщества деликатно отодвинули в сторонку. Казалось, еще чуть-чуть, и Россия величаво вплывет в клуб. Именно тут и прозвучала барабанная дробь, взвизгнула флейта, и голосом Путина было скомандовано: «Отставить!».
Нет так нет. Но — ради чего все же так внезапно и поспешно бросили мы ВТО?
На последней президентской встрече в Петербурге, где подписывались договоры о БРоКе, звучала цифра в 15 миллиардов долларов. Именно столько, говорили президенты, выручат три наших страны от таможенной интеграции. Это не брак в расчетах, это просто липа. Нельзя рассчитать неизвестным образом неизвестно что.
Знаменитые лебедь, рак и щука являют собою дружный и слаженный коллектив в сравнении с тремя постсоветскими республиками, объявившими о намерении срочно слиться в таможенном экстазе.
Беларуси от России нужны газ и нефть по дешевке. Казахстану от России нужен транспортный коридор в Европу, без барьеров и товарищеских сюрпризов. России от Беларуси
и Казахстана не нужно ничего, кроме признания Сухума и Цхинвала независимыми столицами. Все прочее можно было получить друг от друга и без обобществленной границы.
Самое печальное в новом образовании — заведомая, унылая обреченность. Нет ни малейших шансов на то, что единые тарифы заработают с начала января. Не будет их и к июлю. После десяти лет потной интеграционной возни три страны согласовали 2000 позиций. Остались несогласованными — 11 200. В пять с половиною раз больше. Следует также учесть, что 2000 совпадающих позиций — это то, что легче прочего поддавалось таможенной гармонизации. Дальше будет все труднее и труднее. О том, насколько труднее, можно догадаться хотя бы по тому, что согласование нескольких ничтожных подпунктов фитоконтроля потребовали в Женеве трех полноценных переговорных лет.
Рассчитывать на скорое добровольное согласие делегаций никак не возможно, если рассуждать со знанием дела. Слишком резко расходятся интересы сторон. Простой пример, один из множества. У Казахстана и
Беларуси
нет своего легкового автомобилестроения. Они получают доходы с таможни. Чем больше ввезено, тем им выгоднее. У России — все наоборот. Россия уже легко пожертвовала таможенными сборами, лишь бы удержать дырявые ГАЗы-ВАЗы на плаву. Далее. Всем трем членам БРоКа нужны высокие технологии — и у всех троих их нет. Все они нуждаются в модернизации, но предложить друг другу могут только заветы Ильича. Все три страны — типичные сырьевые придатки к чему угодно, но только не друг к другу.
15:32 08/01/2010




Loading...


загружаются комментарии