Нефтяная война?

Первый вице-премьер правительства Беларуси Владимир Семашко очень хорошо известен российской энергетической элите.

Нефтяная война?
На арену публичной политики Семашко вышел еще в начале 2000-х гг., но в наибольшей степени прославился в декабре 2003 – феврале 2004 годов. Весь декабрь 2003 года первый вице-премьер в почти ежедневном режиме вещал с белорусского телеэкрана о том, что проблем с поставками российского природного газа в наступающем 2004 году не предвидится и «Москва встречает с пониманием предложения белорусской стороны». Закончился спектакль тем, что 18-19 февраля 2004 г. ОАО «Газпром» из-за отсутствия контракта, который и должен был подготовить В.Семашко, вначале отключил поставку газа белорусским потребителям, а затем, через сутки, когда выяснилось, что Минск принялся отбирать газ из транзитных газопроводов, перекрыл газовый транзит в Польшу и Литву.
В декабре 2006 г. В. Семашко прославился не только ремейком успокоительных заявлений о грядущем (очередном) снятии всех проблем с поставкой российского газа, но и тем, что фактически сорвал переговоры с ОАО «Газпром». В последних числах декабря 2006 г. В. Семашко со скандалом покинул штаб-квартиру ОАО «Газпром» и, оказавшись на взлетном поле минского аэропорта, заявил, что следующий раунд переговоров о газе состоится в белорусской столице, а сам он более в Москву не поедет.
И не поехал. В итоге, в ночь с 31 декабря 2006 г. на 1 января 2007 г. в штаб-квартире ОАО «Газпром» появились белорусский премьер С. Сидорский в сопровождении посла РБ в РФ. При их появлении топ-менеджеры Газпрома весело справлялись о самочувствии В. Семашко и интересовались датой его появления в Москве.
В ходе нефтяной войны января 2007 г. В. Семашко как-то не проявился. В переговорах по нефти в Москве участвовал А. Кобяков.
Несмотря на столь скандальную известность в России, А. Лукашенко не отодвинул В. Семашко от российско – белорусских энергетических взаимоотношений. В период с 2007 по 2010 г. В. Семашко периодически «всплывал» в разгар очередных, уже менее тяжелых нефтяных или газовых кризисов с Москвой, подтверждая свою разрушительную репутацию.
Тем примечательней нынешний очередной нефтяной кризис и роль в нем господина Семашко.
Прежде всего, обращает на себя внимание то, что бесконечные и, судя по отзывам, во многом бессмысленные переговоры в Москве проводят с белорусской стороны чиновники «третьего эшелона». Они ничего не решают и ничего не могут подписать. Такая белорусская практика – посылка в Москву совершенно бесполезных и бесправных людей, уже привела к срыву переговоров в конце декабря. Когда тематика обсуждения иссякла и белорусской стороне оказалось нечем аргументировать право Минска и далее получать от России беспошлинную нефть, гости из Минска заявили об отсутствии полномочий и 31 декабря в 20.00 покинули стол переговоров.
В. Семашко, которому и поручено ведение переговоров по поставкам нефти в РБ в 2010 г., вообще не покидал Минск, видимо считая ниже своим достоинством лично вести переговоры с российской стороной, которую просто надо «поставить на место». В целом, мы видим несколько новый подход официального Минска к Москве, видимо связанный с вхождением Беларуси в «Восточное партнерство» и в своеобразном ракурсе отражающий взгляды «европейцев» с берегов Свислочи по отношению к «восточным варварам» с берегов Волги, Енисея и Амура.
Безусловно, столь демонстративное поведение В. Семашко не является чем-то удивительным для Москвы, которая уже давно привыкла к «колонизаторским» причудам белорусской правящей элиты, привыкшей считать Россию «дойной коровой». В. Семашко четко выполняет установки А. Лукашенко, который в условиях постепенно нарастающего нового российско – белорусского кризиса чувствует себя вполне уверено.
Москва прекрасно видит, что белорусское руководство преисполнено желанием «выбить» из России 21,5 млн. тонн беспошлинной нефти. В Минске нет сомнений в успехе. Между тем цена вопроса для Беларуси огромна.
В экономическом плане, с учетом подхода цены на нефть на мировых биржах к планке 80 долларов за баррель, 21,5 млн. тонн российской беспошлинной нефти способно принести в бюджет республики к декабрю 2010 г. от 5,5 до 6 млрд. долларов. Причем стоит отметить, что эти деньги не нужно отрабатывать – это просто маржа, разница цен, эффект от спекуляции чужими ресурсами, переработка сказочно дешевого стратегического сырья.
Столь масштабное вливание в экономику республики фактически снимает проблемы с кризисными явлениями в ней. Становятся понятными основания для декабрьских заявлений А. Кобякова о сокращении потребностей республики во внешнем кредитовании в 2010 г. Попутно, принятие Москвой белорусского «предложения» делает бессмысленным строительство нефтепровода БТС-2, почти треть которого уже проложена.
21,5 млн. тонн беспошлинной нефти могут заложить экономическую основу для предвыборного 2010 г.
Столь внушительная «победа» над Россией должна развеять сомнения белорусского политического класса в потенциальных возможностях А. Лукашенко и далее решать насущные проблемы республики в Москве. Параллельно, получение столь значительной дотации из России в условиях вхождения республики наряду с Украиной и Грузией в европейскую программу «Восточное партнерство», уклонения Минска от выполнения союзнического долга в отношении новых закавказских республик, занятия весьма двусмысленной позиции в отношении ОДКБ (июнь – октябрь 2009 г.) и т.д., включая политическое эхо от встречи между А. Лукашенко и В. Ющенко в Киеве (ноябрь 2009 г) способно резко поднять имидж белорусского президента на Западе, как фактически единственного лидера постсоветского пространства, способного «вить веревки» из российского руководства. Стратегическая задача ЕС и США – создать из А.Лукашенко идеальное антироссийское оружие, замаскированное интеграционной и левой риторикой и оплачиваемое той же Москвой, оказалась бы полностью выполненной. Это настоящий реванш за 08.08.08.
Все вышеназванные экономические, внутриполитические и внешнеполитические факторы, основанные на безусловной победе А. Лукашенко над российским руководством, должны были бы в ходе предвыборного 2010 г. сложиться в мозаику легитимизации четвертого срока А. Лукашенко.
Исходя из вышеперечисленного, нельзя уйти от ощущения, что переговоры, которые дистанционно патронировал до 8 января В. Семашко, носят для А. Лукашенко поистине судьбоносный характер. Тем нем менее, Минск ведет себя неторопливо и пассивно, словно за его спиной кто-то стоит и страхует от резких «телодвижений» Москвы. Ловушка?
Нельзя отрицать, что Москва не видит некоторой интриги. Видимо отсюда и приглашение Игоря Сечина Владимиру Семашко посетить все-таки Москву.
Между тем, в экономическом плане для Москвы цена вопроса на два-три порядка ниже. Некий концерн, в данном случае «Белнефтехим», имеющий в своем распоряжении 2 (два) НПЗ, бьется за льготные цены на экспортное сырье – проблема для российского ТЭКа абсолютно тривиальная. Понятно, что из Минска роль белорусской нефтехимии выглядит поистине глобально и всепланетарно, но для России это вопрос 9% ее нефтяного экспорта… Немного, но… и не мало. Есть за что воевать.
В Москве учитывают, что потребности Минска поистине безразмерные. А. Лукашенко готов брать и брать, загребая все что можно и нельзя: ресурсы, финансы, рынки и т.д. В данном случае автор отражает настроения российской элиты («да когда же они нахапаются»).
Есть и политическая сторона. В начале 2010 года речь не идет о «союзной» нефти. Проект Союзного Государства мертв и забил гвоздь в крышку его гроба, войдя в мае 2009 г. в «Восточное партнерство», А. Лукашенко. Реально, а не демагогически, на переговорах речь не идет о поддержке партнера по российско – белорусскому интеграционному проекту, как бы белорусская сторона периодически не взывала к сочувствию в адрес «единственного» союзника России. Дело в том, что Минск так и не выполнил формальных условий возобновления полномасштабных российско – белорусских отношений, о которых ему в различной форме напоминали всю вторую половину 2009 г. У Беларуси нет оснований для получения «союзной нефти».
Интересно то, что Минск объективно вполне разделяет данную базовую точку зрения Москвы и ссылается исключительно на личные договоренности между Д. Медведевым и А.Лукашенко. Стоит напомнить, что в 2009 г. белорусская сторона уже пыталась не без успеха под маркой личных устных договоренностей между президентами России и Беларуси выбить из Газпрома снижение цены на поставляемый в республику газ.
История повторяется. Базовые основания для позиции Минска в переговорном процессе по поставкам нефти в республику в 2010 г. – некие условия по вхождению Минска в Таможенный Союз и так и не озвученные договоренности между Д.Медведевым и А. Лукашенко от 10 декабря. Любопытно то, что российская сторона не комментирует данные ссылки официального Минска на устное согласие, но и белорусы не раскрывают подробности согласованных решений…
Между тем, стоит отметить, что договоренности все-таки были. Во всяком случае, 10 декабря на взаимоотношения двух стран в энергетической сфере была наложена калька «молочной» сделки: если Беларусь претендует на беспошлинную нефть из России, то тогда Россия должна иметь преимущества при приватизации белорусских нефтехимических производственных активов. За это и предлагались 6 млн. тонн беспошлинной нефти. А. Лукашенко, как всегда, обещал…
Напомним, что требуя для себя в 2008 г. права беспрепятственно оперировать на российском молочном рынке, белорусская сторона в свое время обещала Москве учесть интересы российских пищевых корпораций в молочной отрасли республики. В 2008 году (октябрь) А. Лукашенко сам предлагал белорусские молочные предприятия России… В итоге, как всегда, белорусская сторона исполнила только ту часть договоренностей с Москвой, которая ей выгодна – она стала забрасывать российский рынок сухим молоком неизвестного, но явно не белорусского происхождения, не утруждая себя оформлением новых сертификатов, отвечающих российскому законодательству. Про активы белорусской молочной промышленности в Минске срочно забыли. За сертификаты белорусскую молочную промышленность и взял … с поличным Геннадий Онищенко.
Все повторилось в декабре 2009 г. с нефтью. Очень быстро выяснилось, что по традициям, восходящим к продаже самого дорогого на планете газопровода «Белтрансгаз» («серебряные трубы»), белорусские НПЗ оказались просто неподъемные по цене (трубопроводы из платины, хранилища из золота). Кроме того, белорусская сторона намекнула на «прицеп» - необходимость передать ей российские месторождения углеводородов. Стало ясно, что А. Лукашенко, как всегда, помнит только то, что ему выгодно… Требуя для себя послаблений, в данном случае фактической дотации в 5 – 6 млрд. долларов, он не слышит, когда ему напоминают о том, что он так же должен что-то дать взамен. Минск не привык за что-то платить, он привык только брать и страшно гневается, когда его бьют по рукам.
Сейчас А. Лукашенко затаился. Он практически ничего не говорит о начинающейся нефтяной войне. Вместо себя в переговорном процессе белорусский президент в очередной раз выставил фигуру во многом карикатурную – В. Семашко. На информационном поле А. Лукашенко прикрывают белорусские СМИ, твердящие о неких договоренностях между президентами. Он спрятался, как и в момент постепенного развертывания «молочной войны» 2009 г. Его время еще не пришло… но очень скоро мы сможем увидеть его буквально осатаневшего от «рейдерства» Москвы…
Казалось бы, если позиция Минска столь уверенная, то, что останавливает А. Лукашенко снять телефонную трубку и напомнить президенту России о договоренностях от 10 декабря 2009 г. Ведь он часто по поводу и без повода твердит об особо дружественных отношениях, сложившихся между ним и российским руководством. Однако он не рискует звонить в Кремль, так как знает, что ему в ответ напомнят об его обещаниях.
Так что? Повторяется «молочная», а в данном случае, «нефтяная война»?
Как и в июне 2009 года вместо прямого и честного разговора на высшем уровне мы видим с белорусской стороны традиционную «семашковщину» - наивные и смешные попытки шантажа, направленные исключительно на то, чтобы во что бы то ни стало что у Москвы вырвать. Сейчас - огромную нефтяную дотацию. Без нее знаменитый на всю Европу белорусский нефтяной оффшор исчезнет почти мгновенно, попутно отключив от финансовых потоков целые кланы белорусских олигархов, присосавшихся к дешевой российской нефти за годы президентства А. Лукашенко.
За последнюю пару недель белорусские переговорщики уже успели пообещать выступить против России совместно с Украиной. И действительно, на прошлой неделе с критикой Москвы выступил В. Ющенко – это все, на что сейчас способен Киев в условиях предвыборной президентской кампании.
Минск попытался угрожать перекрытием транзита российской электроэнергии в Калининградскую область (по этому случаю в Росатоме состоялся внеплановый корпоратив). Видимо опыт старта проекта БТС-2 белорусское руководство ничего не научил. Между тем, в России завершается подготовка строительства под Калининградом собственной АЭС. Минск просто самозабвенно гробит статус транзитного государства.
Уже всплывал вал каспийской нефти, которая подобно цунами прямо от украинских черноморских портов должна одним махом решить все нефтяные проблемы республики. И так далее и тому подобное…
Видимо уже прозвучала или вот-вот прозвучит классическая белорусская «страшилка»: «не желаете помогать «единственному союзнику» - получите НАТО у Смоленска». Этот лозунг в последние месяцы стал самой популярной присказкой в белорусском экспертном сообществе и белорусских СМИ. Между тем, данная «страшилка» угрожает не Москве, а самому Минску и поражает то, что люди, которые как попугаи к месту и не к месту ее повторяют, просто не видят дальше своего носа…
С Россией все гораздо проще. С одной стороны, НАТО и так в двухстах километров от Санкт-Петербурга и Кремль от этого не переживает. С другой стороны, Москва внимательно наблюдает, как барахтается и уже собирает вещички НАТО в Афганистане.
Гораздо сложнее и опаснее фактор НАТО для Беларуси. Дело в том, что для Минска «Восточное партнерство», Евросоюз и тоже НАТО означает только один адрес – Варшава. НАТО в Беларуси равнозначно передачи республики в протекторат Польши. Безусловно, что для многих лиц в руководстве республики (Пролесковский, Латушко и т.д.), а также для огромной части оппозиции передача республики под Варшаву является их политической задачей. Из Москвы это прекрасно видно и понятно… Но вот поддержит ли такой тренд большинство белорусского народа? Или кто-то думает, что десятилетия антироссийской пропаганды рано или поздно сделают свое дело и белорусский язык, который буквально на глазах наполняется полонизмами, можно будет подменить польским языком, церковь костелом и все сойдет с рук? Не сойдет… Люди поступают по принципу «назло маме уши отморожу».
В принципе, с тем, что автор описал выше, уже произошло с балтийскими государствами, в которых фактор Польши огромен и далеко не всегда позитивен.
Но вернемся к нефтяным переговорам и определенный вывод напрашивается сам собой: аргументный ряд, который использует или пытается использовать белорусская сторона старый, неэффективный и пропагандистский. Это мнения, а не аргументы и годятся они только для того, чтобы тянуть время…
Зачем тянуть время?
Минск не торопится. Белорусская сторона упорно делает вид, что не давала никаких обещаний и имеет право требовать «свое». Обижается. Время идет, переговоры стоят, нефть на белорусские НПЗ течет. Если Москва перекроет поставки нефти в республику, то Минск будет забирать нефть из нефтепровода «Дружба», что он и делал в январе 2007 года. Стоит напомнить кое-кому из белорусского руководства, как после подписания соглашения, белорусская сторона в середине января 2007 г. возвращала эту нефть с Мозыря в систему транзитного трубопровода. Позор был на всю Европу!
Но сейчас не 2007 год и Минск уже в «Восточном партнерстве». Сейчас у А. Лукашенко руки развязаны и что бы он не вытворял на транзитных энергетических коммуникациях, Брюссель его монолитно поддержит … В ином варианте ЕС надо покупать для Минска нефть у России, что Брюссель никак не устроит. Все это мы уже проходили в январе 2009 г. в момент российско – украинской газовой войны. Одно дело шептать об «европейском выборе», а другое дело платить за него…
Ситуация сложная и Москве далеко не просто. Решение проблемы не прозрачно. То, что российское руководство до вечера 10 января не сдвинулось со своей позиции ни на миллиметр говорит о том, что в Кремле понимают с кем имеют дело и кто и что стоит за А. Лукашенко. Малейшая ошибка со стороны России приведет к тому, что к столу переговоров прорвется новая империя (ЕС), которая считает российские углеводороды своим пока еще неразделенным ресурсом – последним ресурсом на планете. В этом взгляде европейской элиты, между прочим, коренятся все основные политические и экономические противоречия между Москвой и Брюсселем.
Минск встал на «ту» сторону, ему кажется, что он будет в числе первых «делильщиков», он уже сейчас требует от Москвы месторождения углеводородов и еще много чего… Святая простота! Растопчут Беларусь в пыль, стоит хоть на миг Москве только дрогнуть...
Но это пока гипотетическая угроза и ее в Минске не видят. Зато они видят в «Восточном партнерстве» новый эффективный механизм по вышибанию из России миллиардов долларов и ресурсов. И это недалеко от истины…
Возможны ли компромиссы на переговорах?
Возможны и в данной ситуации они были бы желанны. Ситуация надо выводить из тупика. Необходимо учитывать решимость и одержимость российской элиты и то, что в Минске кажется аксиомой, в Москве смотрится только гипотезой. К примеру, если в Минске считают, что Москва не пойдет на новое обострение отношений с Западом по теме энергетического транзита, то Москва имеет свое мнение о возможностях Брюсселя и вполне могут пойти на жесткие решения. Ведь ЕС и России деваться друг от друга некуда. Одним кризисом больше – одним меньше… Повоюют и помирятся, так как время главных схваток еще не пришло… Но страшно подумать, что потом останется от белорусской нефтехимии, белорусского транзита и т.д. Если кто-то думает повторить путь мудрой обезьяны из китайской сказки, которая сидела и радовалась драке тигров, которых она успешно стравила, то ему стоит напомнить, что у той сказки был плохой конец. Никакой Семашко не выручит. Это расходный материал…
23:57 10/01/2010




Loading...


загружаются комментарии