История углеводородных войн

Конфликты между Россией и Беларусью, обусловленные условиями поставок и транзита через белорусскую территорию энергоносителей и электроэнергии, возникали не раз. Но в канун 2010 года союзники начали углеводородное сражение сразу по двум фронтам – нефти и электроэнергии.

История углеводородных войн
Впрочем, в истории белорусско-российских отношений в нефте-газово-энергетической отрасли и такие эпизоды уже бывали – в начале 2004 года. Причем, тогда все выглядело куда как более критично, чем сейчас. На кон были поставлены цены на все: газ, нефть, электроэнергию. Стороны не только излагали свои угрозы на бумаге, но и применяли на деле.
Первая газовая
В 2004 году Беларусь впервые после распада СССР (с 1991 года) осталась без контракта с «Газпромом» на поставку газа. Тогда «Газпром» и «Белтрансгаз» не смогли прийти к соглашению по цене поставок и транзитным тарифам. Это привело к первому в белорусско-российских отношениях демонстративному однодневному отключению магистрального трубопровода. Александр Лукашенко сравнил такое отношение братского народа с тем, что делали в Беларуси фашисты во время Великой Отечественной войны.
Газ в конце концов пошел в Беларусь, но без контракта с «Газпромом». До весны 2004 года его поставляли с разрешения «Газпрома» независимые компании – «Итера», ТНК, «Транснафта».
Итог: выиграла Россия
Цена на газ была повышена с 29 долларов почти до 47 долларов за 1 тыс куб. м.
На переговорах по контракту на 2004 год российская сторона заставила белорусов согласиться на продажу и начать ускоренную предпродажную подготовку «Белтрансгаза», что в конце концов и было выполнено.
Первая нефтяная
Тогда же Москва впервые обращает на несоблюдение пунктов соглашения Таможенного союза и договора о Союзном государстве по унификации экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Беларусь к этому времени благодаря растущим ценам на нефть превратилась в достаточно крупного экспортера нефтепродуктов на европейский рынок.
Главной причиной успехов белорусского экспорта стал рост поставок в страну беспошлинной дешевой российской сырой нефти. В этом было заинтересовано не только белорусское государство, но и российские поставщики. Это связано с меньшим по сравнению с Россией размером экспортной пошлины, которую экспортер должен уплачивать в белорусский бюджет.
По настоянию российской стороны пошлина была унифицирована в январе 2004 года.
Итог: выиграла Беларусь
Унифицированная пошлина продержалась всего 3 месяца: уже в апреле 2004 года Россия повысила ее до 31,5 долларов, а Беларусь — всего до 30,5 долларов за тонну. С каждым новым повышением разбежка становилась все больше, позволяя привлекать в Беларусь дешевые ресурсы и зарабатывать деньги на экспорте нефтепродуктов.
Если в 2004 году импорт нефти в Беларуси составил 17,8 млн тонн, то в 2005 году он вырос до 19,3 млн тонн. Больше нефти – больше нефтепродуктов на экспорт. В 2004 году экспорт нефтепродуктов составил 12,9 млн тонн на сумму 3,3 млрд долларов, в 2005 – 13,5 млн тонн на сумму 4,8 млрд долларов.
Для того чтобы остановить это поступательное превращение Беларуси в крупнейшего европейского экспортера бензина, понадобится еще одна нефтяная война, которая приведет к введению с 2007 года экспортной пошлины на нефть, поставляемую в Беларусь.
Первая энергетическая
Временное прекращение с 1 января 2004 года поставок «Интер РАО ЕЭС» электроэнергии, вызванное отказом Беларуси импортировать ее после повышения цены. Импорт был возобновлен только с августа 2004 года
Итог: ничья
Особых выгод из этого конфликта ни одна из сторон не извлекла. Крупнейший импортер российской электроэнергии – Беларусь - выкупила в 2004 году только 1,5 млрд кВт/ч электроэнергии (для сравнения: в 2002 году импорт составил 3,7 млрд., в 2003 – 3,5 млрд кВт/ч.). Но Беларусь сполна компенсировала этот недобор в следующем, купив в 2005 году 4,5 млрд кВт/ч электроэнергии.
Вторая газовая
В конце 2006 года конфликт по газу путем чрезвычайных физических и моральных усилий был разрешен в самый канун Нового года -- за 2 минуты до боя курантов. Минск и Москва после долгих пререканий, вызванных провозглашенным Россией курсом на коммерциализацию отношений в сфере топливно-энергетического комплекса, все-таки нашли консенсус.
Согласно подписанному 31 декабря документу, в 2008, 2009, 2010 годах цены на газ для Беларуси составят соответственно 67%, 80% и 90% от европейской за минусом транспортных издержек и экспортной пошлины.
Итог: ничья
Хотя тот факт, что цена с 47,6 долларов за 1 тыс. куб. м. сразу выросла до 101,3 долларов за 1 тыс. куб. м., что в итоге привело к росту стоимости газового импорта с 1 млрд. долларов до 2 млрд. долларов, Беларусь сумела выторговать важные поблажки. Она получила не европейскую цену на газ, а достаточно длительный переходный период на пути к этому.
Впрочем, условия этого контракта, как показывает практика белорусско-российских отношений в сфере ТЭК, пророчат новую, третью газовую войну – в конце 2010 года, когда придется пересматривать четырехлетний договор. Возможность возникновения нового конфликта в газовой сфере по окончании текущего года доказывает и нынешняя ситуация с нефтью. Временный компромисс, найденный сторонами после введения Россией экспортной пошлины на нефть для Беларуси в 2007 году, сейчас вылился в новые нефтяные сражения.
Вторая нефтяная
В декабре 2006 года Россия, поняв тщетность попыток уговорить Минск делиться доходами от продаваемых за рубеж нефтепродуктов из российской нефти, просто ввела таможенную пошлину на экспорт стратегического ресурса в Беларусь.
Военные действия вылились в прекращение транзита нефти через Беларусь в Европу.
По условиям компромиссного соглашения, подписанного 13 января, пошлина должна взиматься с нефти, которая идет на переработку и дальнейший вывоз за границу в виде нефтепродуктов. На поставки для внутреннего потребления была установлена нулевая пошлина.
В результате белорусско-российских договоренностей было установлено распределение доходов от таможенных пошлин на экспорт нефти между странами: в 2007 году - 70%х30% (70% - у России), в 2008 – 80%х20%, в 2009 – 85%х15%.
Итог: выиграла Россия
По оценкам экспертов, Беларусь потеряла около 40% доходов от нефтеэкспорта. Президент Лукашенко в интервью агентству «Рейтер» назвал сумму потерь от этих действий России 5 млрд. долларов.
00:26 18/01/2010




Loading...


загружаются комментарии