Белорусские ученые открыли секрет роста ВВП

Рецепты финансового обеспечения высокодинамичного экономического роста предложили официальные белорусские ученые.

Белорусские ученые открыли секрет роста ВВП
В условиях глобального кризиса трудно рассчитывать на тот объем притока финансовых ресурсов извне, который был достигнут в предыдущие годы. Значительных поступлений валюты от приватизации тоже не ожидается (приватизации "не хочет народ").
 
Поэтому можно ожидать, что поставленную президентом задачу достижения высоких показателей экономического развития в 2010 году бюрократия попытается хотя бы частично и на короткое время решить за счет включения "печатного станка", то есть инфляции.
 
К такому сценарию развития белорусской экономики подталкивают и некоторые белорусские ученые.
 
В конце 2009 года академик П. Г. Никитенко, директор Института экономики НАН и ведущий научный сотрудник этого института С. И. Пупликов разместили в Интернете материал с сенсационным заголовком "Институт экономики НАН Беларуси разработал методологию обеспечения ежегодного роста ВВП в Беларуси на 10-15% в течение ближайших 10 лет" (опубликовано на сайте ekonomika.by). В данной публикации они предложили "методологию финансового обеспечения высокодинамичного экономического роста".
 
"Печатный станок" обеспечит экономический рост.
 
"Центральная идея разработанной методологии, - поясняют авторы, - заключается в создании в Беларуси Национального ипотечного банка (НИБ), уставный фонд которого будет обеспечен элементами национального богатства в размере 35 млрд. USD".
 
Идея изложена всего несколькими предложениями, но зато пару страниц занимает описание, на решение каких проблем будут направлены кредиты банка.
 
Итак, на первом этапе формируется минимальный уставный фонд НИБ в размере 35 млрд. USD (номинированный в белорусских рублях), который "будет обеспечен оцененными элементами национального богатства, оформленными различными видами ценных бумаг".
 
В Институте экономики уже разработан механизм "связанной эмиссии". Предварительно элементы национального богатства (земля, предприятия и т. д.) получают денежную оценку и затем становятся "объективной основой для формирования уставного фонда". Вот и все описание первого этапа.
 
Получить четкое представление о механизмах реализации предложенной "методологии" трудно, поскольку ни в современных учебниках, ни в специальной литературе (не говоря уже о нормах права) нет операциональных определений таких понятий, как "объективная основа уставного фонда", "обеспечение кредитной эмиссии национальным богатством" и других подобных выражений. Но в советское время я привык читать тексты по общественным наукам, составленные из очень красивых фраз и в то же время совершенно бессодержательные, или по разбросанным крупицам определять, что хотел сказать автор. Поэтому рискну описать на более строгом языке, что же предложили авторы (а если где-то ошибусь, то, надеюсь, они с удовольствием меня поправят).
 
На первом этапе пассивы государственного НИБ, то есть источники средств, из которых банк выдает кредиты, состоят только из собственного капитала банка, то есть из стоимости переданных в его распоряжение объектов национального богатства.
 
На эту величину выпускаются акции (облигации), которые передаются Национальному банку как залог, под который последний кредитует НИБ на 35 млрд. USD. На эту сумму возрастает чистый внутренний кредит экономике. Попросту говоря, будет включен "печатный станок", который и произведет указанную сумму.
 
Возможно, схема формирования уставного фонда НИБ может быть несколько иной, но в любом случае она реализуется за счет включения "печатного станка".
 
Это однозначно следует и из высказанного намерения авторов попутно решить еще одну задачу - увеличить коэффициент монетизации экономики (то есть отношение денежной массы к ВВП) до 100%. ("Минимальный размер уставного фонда Национального ипотечного банка может на начальном этапе составить около 35 млрд. USD, номинированных в белорусских рублях (фактически оставшийся объем денежных ресурсов, необходимых для доведения коэффициента монетизации национальной экономики до 100%".)
 
Авторы "Методологии..." не указывают, какой показатель денежной массы они имеют в виду (М2 или М3). По состоянию на 1.12.2009 г. М2 был равен примерно 7, а М3 - 12,9 млрд. USD. Отсюда следует, что формирование уставного фонда НИБ означает увеличение денежной массы не менее чем в три раза в течение нескольких месяцев!
 
На втором и третьем этапах НИБ функционирует как обычный банк, который увеличивает свои пассивы за счет заимствований либо проводя дополнительные эмиссии акций.
 
Ничто не ново в Беларуси.
 
Предложение перейти к мягкой кредитно-денежной политике в сегодняшней ситуации может показаться заманчивым. Особенно с учетом собственного опыта.
 
В середине 90-х гг. прошлого века экономика находилась в еще худшем состоянии, чем сегодня. И тогда жесткая монетаристская политика Национального банка вызвала недовольство, прежде всего среди директорского корпуса, поскольку прекратилось субсидирование предприятий в форме кредитов по отрицательным ставкам. У предприятий обострилась проблема нехватки денег. В конце 1995-го - начале 1996 г. в среде белорусских экономистов возникла дискуссия по проблемам макроэкономической политики.
 
Сторонники возврата к мягкой кредитно-денежной политике приводили два аргумента. Во-первых, они обращали внимание на низкий коэффициент монетизации экономики, который снизился с 46% в 1990 г. до 6,5% в 1996 г., или в 7 раз, и стал в 10-20 раз меньше, чем в развитых странах. Кроме того, темп роста денежной массы отставал от темпов роста номинального ВВП.
 
Отсюда делался вывод: денег недостаточно для обслуживания обращения товаров, что тормозит экономический рост.
 
Во-вторых, они повторили кейнсианские аргументы в пользу вывода экономики из депрессии путем увеличения денег в обращении: мощности предприятий недоиспользуются, имеется свободная рабочая сила. Поэтому денежная эмиссия не вызовет роста цен. Увеличение денег в обращении вызовет лишь рост производства и, соответственно, рост товарной массы. Увеличившаяся денежная масса будет обслуживать обращение большего объема товарной массы, и роста общего уровня цен (то есть инфляции) не будет.
 
Тогда сторонники мягкой кредитно-денежной политики взяли верх. Из нескольких предложенных программ развития экономики в 1996 г. президент выбрал именно ту, которая предлагала быстрый успех за счет включения "печатного станка".
 
Ведь так заманчиво предложение решить сложные задачи простыми методами. Реализация мягкой кредитно-денежной политики была поручена одному из ее сторонников - П. Прокоповичу, который тогда был назначен главой Национального банка.
 
В 1997-1998 гг. в Беларуси, как известно, наблюдались высокие темпы роста ВВП (10-11%). Возможно, белорусские власти сейчас могут вспомнить опыт тех лет и повторить его (то есть опять включить "печатный станок").
 
В середине декабря 2009 г. на совещании у А. Лукашенко по вопросам социально-экономического развития страны Петр Прокопович высказал уверенность в достижении высоких прогнозных показателей, установленных президентом на 2010 год: "В 1995 году условия были гораздо труднее, и, не имея ни опыта, ни знаний, удалось обеспечить рост ВВП на уровне 7-8%".
 
Мы уже показали, что в то время рост белорусской экономики обеспечили в основном другие, немонетарные факторы, которые в новых условиях уже не сработают (см. статью "Врагу не сдается наш гордый "Варяг" - "БР" № 51/2009). Ниже покажем, что опыт реализации мягкой кредитно-денежной политики в те годы имел и негативные макроэкономические последствия, о чем не знают или умалчивают авторы предложенной "Методологии".
 
А проблемы остаются.
 
Во второй половине 1996 г. реальные процентные ставки и ставка рефинансирования вновь стали отрицательными, произошел возврат к административному регулированию валютных курсов. В результате за 1996-2000 гг. рублевая денежная масса в обращении номинально увеличилась в 50 раз, темпы инфляции значительно возросли (со 140% в 1996 г. до 350% в 1999 г.).
 
Реальный объем денежной массы, скорректированный на основе дефлятора ВВП, в 2000 г. только на 0,7% превысил уровень 1996 года. А если учесть рост ВВП за данный период, то становится очевидным, что реальная обеспеченность экономического оборота денежными средствами за этот период существенно уменьшилась.
 
Опыт кредитно-денежной политики в Беларуси в последнем десятилетии прошлого века привел к выводу, уже много раз сделанному экономической теорией на опыте других стран: попытка восполнить нехватку денег, вызванную инфляцией, за счет ускорения денежной эмиссии приводит к еще большей их нехватке, к еще большей раскрутке инфляции.
 
Чем интенсивнее прирастала денежная масса, тем меньшим был рост ее реальной покупательной способности. А в годы наиболее высокого роста денежной массы (1998-1999 гг.) ее реальная покупательная способность вообще падала. Коэффициент монетизации к 2000 году еще более понизился.
 
Ускоряющееся увеличение денежной массы (с конца 1996 г.) было одним из факторов начала экономического роста. В соответствии с монетарной теорией рост цен на готовую продукцию фирм происходит раньше, чем растут цены на факторы производства, в частности на рабочую силу. Поэтому в коротком периоде времени растет и предложение. Затем спрос останавливается на некотором уровне, а цены на ресурсы продолжают расти, вызывая дальнейший рост цен. Спрос падает, и система устанавливается в новой точке равновесия, с более высокими ценами, но с первоначальным объемом производства (деньги по отношению к реальному сектору рассматриваются монетаристами как нейтральные лишь в долгосрочной перспективе).
 
В Беларуси высокие темпы роста в 1997-1998 гг. в следующие 3 года снизились в 2-3 раза, но рост объемов производства не остановился в силу действия других факторов.
 
В общем, П. Прокопович провел эксперимент, который еще раз доказал, что включение "печатного станка" лишь на короткий период времени может сдвинуть кривую спроса вверх. Затем спрос (а за ним и производство) снова падает на исходный уровень, но при высоком уровне цен.
 
Однако этот временный вздох обходится дорого. Предприятия в период инфляции теряют оборотные средства, а бедные становятся еще беднее. В этот период в страну не идут иностранные инвестиции.
 
Призыв П. Никитенко и С. Пупликова еще раз повторить эксперимент второй половины 90-х гг. и проверить на прочность элементарные заключения экономической науки приведет лишь к потере времени. Он отвлекает общество от обсуждения и реализации программ, действительно необходимых для вывода белорусской экономики из кризиса. А сейчас не время отвлекаться на поиски какой-либо магической травки, которая лечит от всех болезней.
 
Могут быть и другие соображения. В тот короткий период, когда инфляция только раскручивается, улучшаются экономические показатели. Возможно, этот короткий вздох облегчения придется на период перед выборами.
12:30 19/01/2010




Loading...


загружаются комментарии