Российский бизнес недоволен Таможенным союзом?

Открыв границы соседям, Россия закрывается от импорта из дальнего зарубежья.

Совладельцу виноторговой компании "ДП-Трейд" Дмитрию Пинскому повезло. Перед новым годом он успел растаможить все фуры с импортным вином. После праздников, когда пошли новые поставки, Пинский узнал, что российская таможня по непонятной причине перестала пропускать алкоголь. Но предприниматель быстро сориентировался. "Мы не повезли товар в Россию, успели разгрузить его в Европе на временных складах", - говорит он. А ведь фуры с дорогущим алкоголем могли стоять на морозе, как у остальных импортеров.

Создав Таможенный союз, Россия, Беларусь и Казахстан добавили проблем своим импортерам. Больше всего пострадали российские. Решения вырабатывались впопыхах, а последствия ответственные за внешнюю торговлю чиновники осознали лишь перед новым годом. На минувшей неделе едва ли не каждый день становилось известно о новых проблемах с ввозом алкоголя, телефонов или ноутбуков.

"Мы думали, что чиновники извлекли урок из опыта введения ЕГАИС, - говорит гендиректор импортирующей алкоголь компании "Симпл" Максим Каширин, - можно было дать хотя бы год на адаптацию, но все как всегда - 30 декабря решение, а после праздников полный стоп".

Именно 30 декабря замглавы Федеральной таможенной службы Сергей Шохин написал письмо с указанием не пускать вино. На таможенных постах эту рекомендацию получили 11 января.

Считалось, что главный результат создания Таможенного союза - новые таможенные тарифы. Недаром о них так много спорили. Но есть много других способов регулировать торговлю - так называемые нетарифные меры: таможенные процедуры, квоты, лицензирование импорта. Когда меняется ставка пошлины, то импортер сразу начинает платить по-новому - больше или меньше, а вот если на товар вдруг приходится получать лицензию, которой раньше не требовалось, то процесс может растянуться на месяцы. На это время бизнес будет парализован.

Таможенные правила союза были впервые опубликованы 30 ноября, и все кинулись изучать тарифные ставки. "А нетарифные меры не проверили", - говорит руководитель практики компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Галина Баландина. Именно в этом разделе было много интересного. Например, расширение списка алкогольных напитков, которые можно импортировать только по лицензии.

Это была уступка Казахстану, где лицензируется весь алкоголь, вплоть до пива, рассказывает чиновник Минэкономразвития. Россия добилась компромисса - пиво под лицензию не попало. Зато все остальное провезти в Россию теперь непросто.

О том, что произошло после праздников на границе, импортеры рассказывают наперебой. Примерно к 5 января в мире закончились праздники, и алкоголь из разных стран - от Чили до Японии - отправился на продажу. 11 января, в первый рабочий день в России, фуры приехали на Центральную акцизную таможню, но получили от ворот поворот. "Нас огорошили, сказав, что алкоголь не будут оформлять, потому что нет импортных лицензий", - рассказывает Каширин. Все вопросы переадресовали в Минпромторг.

Импортеры кинулись выяснять, что происходит, и только еще больше запутались. В министерстве на них смотрели удивленно и разводили руками - мол, не понимаем, о чем речь. "Мы уж решили, что все - конец бизнесу", - рассказывает гендиректор питерской компании-импортера. 12 января в Минпроме сказали, что проблему можно решить, если принести справку из налоговой об отсутствии задолженности, говорит Дмитрий Пинский. Уже на следующий день чиновники поняли, что справка не нужна, а нужна лицензия, и стали принимать заявки, вздыхают застрявшие на границе импортеры. Никто из них пока лицензию не получил.

"Произошел сбой, надо признать", - извиняется глава департамента анализа и регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития Алексей Лихачев. Чиновники уже думают, как облегчить импортерам алкоголя жизнь: то ли ввести переходный период, то ли начать выдавать генеральные лицензии - на весь объем поставки в течение года. Проблема в том, что теперь каждый нюанс надо согласовывать с союзниками. Ближайшее заседание комиссии Таможенного союза на этой неделе - 27 января. Но решение, которое может быть принято, вступит в силу только в марте, объясняет Каширин. Столько ждать он не может и стоит в очереди за обычной лицензией. Один из импортеров говорит, что потерял на простое уже миллион евро, и это еще клиенты не требуют неустойки - они понимают, что случился форс-мажор по вине государства.

Еще одной жертвой союза оказались устройства, которые имеют функцию шифрования информации. Это мобильные телефоны, ноутбуки, Bluetooth-гарнитуры. Для обычных мобильников, которыми вряд ли кто-то что-то будет шифровать, придумали новую процедуру - нотификацию. Это проще, чем лицензирование - достаточно уведомить государство о поступлении товара. Но как это оформлять, толком непонятно.

"После нового года на таможне неожиданно потребовали написать заявление на нотификацию. На вопрос "куда?" ответили - в уполномоченный орган", - рассказывает поставщик мобильных телефонов. Представитель компании говорит, что первым делом обратились в ФСБ, но там сказали, что писать им письмо бесполезно - нужных полномочий у службы нет. Тогда импортер обратился в Минпром, но там рекомендовали написать письмо с вопросами в правительство. "Мы все равно отправили запрос в ФСБ", - говорит он. И на днях таможня проинформировала, что компания обратилась по адресу. Чекисты просто не сразу разобрались. Сотрудник ФСБ рассказал Newsweek, что служба готова заниматься нотификацией и что в работе уже находятся два запроса от импортеров. "Мы никому не отказали, вопрос решится в течение десяти дней", - говорит он.

Кое-кто из импортеров сумел проскочить. На прошлой неделе, когда началась свистопляска, все компании стали переводить груз из Шереметьево в Домодедово. Там можно было договориться. Компании заполняли таможенную декларацию, где указывали, что телефоны не имеют функции шифрования, что было заведомой неправдой. "После того как ситуация с уведомлениями прояснится, могут начаться проблемы", - переживает один из участников рынка.

Проблемы с лицензиями распространяются по цепочке. Они уже коснулись импортеров гражданского и служебного оружия. С 1 января прекратились и поставки биодобавок. Раньше лицензировать нужно было только импорт лекарств, а теперь этот список пополнили БАДы.

Пока грузовики стоят на таможне, магазины не получают товар. Исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белановский говорит, что сейчас ситуация с алкоголем на прилавках нормальная. Это объясняется тем, что у многих поставщиков остались новогодние запасы. Их должно хватить на месяц-другой, говорит гендиректор сети супермаркетов "Азбука вкуса" Владимир Садовин. Покупатели мобильных телефонов пока тоже не чувствуют проблем. "Запасов хватит на две недели", - говорит генеральный директор "Евросети" Александр Малис. Впрочем, если до конца января таможни не начнут пропускать телефоны, ситуация может стать критической, говорят в ассоциации производителей и импортеров электроники РАТЭК.

Эти проблемы - не вина импортеров, признает сотрудник ФТС. "Когда документы готовились, мы обращали внимание Минпромторга, что проблемы начнутся, - рассказывает он, - но нам отвечали, что речь идет не о социально значимых товарах, поэтому разберемся в рабочем порядке". Теперь в "рабочем порядке" приходится разбираться самим таможенникам. Они выпускают товар со складов под честное слово, что его не будут продавать, пока не получат лицензию. Вот только оружие продолжает лежать на границе, выпускать его условно не решаются.

Создание Таможенного союза - это политического решение, а экономические последствия, которые являются ключевыми, оказались на втором плане, говорит главный экономист компании "Уралсиб" Владимир Тихомиров. В итоге дело сделано, и теперь чиновникам приходится решать проблемы в режиме аврала, а бизнесу терпеть убытки. Чиновник ФТС предупреждает, что главные проблемы начнутся с 1 июля, когда Таможенный союз заработает в полную силу и российским таможенникам придется перенести контроль на его внешние границы.
09:51 25/01/2010




Loading...


загружаются комментарии