Что последует за поражением, то есть «успехом» в нефтяном споре?

Основной результат длительных переговоров по нефти заключается в том, что Беларусь не нашла достойных аргументов, чтобы убедить Россию продолжить поставки на действовавших ранее условиях - с понижающим коэффициентом на экспортную пошлину, и фактически согласилась на российские условия, которые еще месяц назад категорически отвергала.

Что последует за поражением, то есть «успехом» в нефтяном споре?
Согласно подписанным 27 января документам, в этом году Россия беспошлинно поставит в Беларусь 6,3 млн. тонн нефти — как раз тот объем, который и был Москвой заявлен изначально, как необходимый Беларуси для собственных нужд (еще 1,7 млн. тонн страна добывает на своей территории). И это, как ни удивительно, сегодня выдается за небывалый успех белорусских переговорщиков.
 
«Нам удалось доказать, что внутренние потребности Беларуси в нефти составляют не 5 млн. тонн, а 6,3 млн. тонн, без учета внутренней добычи нефти», — без смущения заявил перед камерами отечественных телеканалов Владимир Семашко. Хотя еще недавно позиции белорусской стороны монолитно держались уровня 8-9 млн. тонн и только вечером 26 января, если верить российским инсайдерам, опустились до 7,15 млн. тонн. А еще ранее, пока ситуация на Мозырском НПЗ и «Нафтане» не стала совсем катастрофической, Минск позволял себе требовать беспошлинно весь оговоренный в балансе объем поставок и даже больше.
 
Не сработали даже угрозы повысить тариф на прокачку российской нефти по территории Беларуси до сумасшедших 45 долларов за тонну с нынешних 3,9 доллара. Все, чего сумела в этом направлении добиться белорусская группа переговорщиков — это повышение тарифа на 11%, то есть менее чем на полдоллара.
 
Правда, и в отношении объема беспошлинных поставок, и в вопросе транзитного тарифа Беларусь оговорила условия, при которых возможно дальнейшее повышение этих показателей.
 
Так, объемы нефти, поставляемой беспошлинно, будут ежегодно к началу октября пересчитываться с учетом темпов роста белорусской экономики. На 2010 год рост ВВП, а именно этим показателем, судя по всему, будут оперировать стороны, запланирован на уровне 11-13%. В случае достижения верхней планки прогноза объем беспошлинных поставок нефти увеличится почти на 850 тысяч тонн. Однако такого роста ВВП еще надо добиться. Да и, зная методы официального Минска, в Москве, наверняка, не удовлетворятся справкой из Белстата.
 
Кроме того, Минск оговорил условия работы для давальцев. Поставляемые ими на белорусские НПЗ объемы нефти также не будут обкладываться пошлиной. Правда, при условии, что выработанные из этой нефти продукты пойдут в Россию, а не на Запад, куда, в основном, они до сих пор и экспортировались.
 
Схожие условия прописаны и для отечественных нефтепереработчиков. «Если белорусские НПЗ импортируют нефть, переработают, а потом на рыночных конкурентных условиях смогут продать ее в Российскую Федерацию, например, в Новгородскую, Смоленскую, Брянскую области, то этот объем переработанной нефти, вывезенный в Россию нашими предприятиями, тоже не будет облагаться пошлиной», — сказал Семашко.
 
Однако у белорусских НПЗ практически нет опыта экспорта своей продукции в Россию. В этом ранее просто не было необходимости, так как нефтепродукты хорошо шли в Европу. Да и не факт, что Россия с нетерпением будет ждать белорусский бензин. Там своего пока хватает. Тем более что, как сразу после завершения переговоров доложил Игорь Сечин Дмитрию Медведеву, «подписанные с Беларусью документы о нефти соответствуют интересам российских компаний», а российская сторона в целом «своими интересами не поступилась».
 
Что касается тарифа на транзит нефти, то, по словам Семашко, стороны утвердили методику расчета стоимости транзита, которая позволяет рассчитать затраты и предъявить их российской стороне. Если же та не согласится с новыми цифрами, то в действие вступит иной механизм — ставка транзита будет повышена на размер инфляции в России плюс 3%. «Даже это является достаточно существенной суммой», — подчеркнул Владимир Семашко.
 
В целом, первый вице-премьер Беларуси оценил договоренности, как близкие к тем условиям, которые действовали в 2009 году. «Благодаря достигнутым договоренностям бюджетные потери Беларуси будут не так велики, как это виделось еще совсем недавно», — сказал он.
 
По мнению же экономиста Ярослава Романчука, сегодняшние договоренности будут стоить Беларуси примерно 2,5 млрд. долларов, но Минск вынужден был пойти на такие условия, чтобы «не усугублять ситуацию с сокращением поставок нефти на белорусские НПЗ», о возможной остановке которых, точнее, о переходе на холостой режим работы, в последние дни говорили очень активно.
 
Объем потерь для бюджета страны, судя по всему, будет действительно весомым. Глава Нацбанка Петр Прокопович уже заявил, что изменившиеся условия поставок нефти приведут к дополнительным, неспрогнозированным валютным расходам, что может поставить вопрос о необходимости привлечения внешних ресурсов. Проще говоря, для стабильной работы нефтеперерабатывающей отрасли потребуется взять кредит. Его, кстати, предлагала Россия — на сумму, эквивалентную затратам на приобретение облагаемого пошлиной объема нефти. Но Беларусь, судя по всему, обратится по хорошо известному адресу — в МВФ. Тот, в отличие от России, не дерет, как заявляют в Минске, с кредитора три шкуры.
 
Впрочем, вряд ли Москва предлагала Минску деньги на покупку нефти всерьез. Скорее, это был один из элементов психологического давления на несговорчивых партнеров. Уровень экономической зависимости от России у Беларуси и без того выше некуда, несмотря на все старания белорусских властей ослабить эти путы. Потому Кремль, предварительно помурыжив белорусскую сторону, и пошел на некоторые уступки. Ему-то тоже затягивать переговоры до бесконечности было не с руки.
 
Продолжавшееся почти месяц белорусско-российское противостояние достаточно серьезно озаботило европейских потребителей. Москве было необходимо в короткие сроки предоставить Европе весомые гарантии бесперебойного транзита, так как, судя по всему, у нее были основания полагать, что Беларусь при неблагоприятном развитии ситуации без зазрения совести будет откачивать российскую нефть из транзитной трубы. Россия даже предлагала Беларуси выступить с совместным заявлением о гарантиях. Эта тема для Москвы была, пожалуй, даже весомее возможных финансовых потерь от льготного режима поставок нефти в Беларусь.
 
И Владимир Семашко от лица Беларуси свою подпись под таким заявлением 27 января поставил. Чтобы «успокоить общественное мнение», хотя «для волнений не было особых причин». Мол, Беларусь и без того гарантировала бесперебойный транзит нефти в Европу, в начале январе даже транспортировав ее на 2% больше аналогичного прошлогоднего уровня. И это притом, что, по словам Владимира Семашко, «российская сторона прекратила поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы».
 
Значит, поставки все-таки прекращались, и все заявления обратного характера, звучавшие из «Белнефтехима», были, мягко говоря, неправдой.
 
Но это так, яркая иллюстрация к достаточно серой картине нефтяного конфликта. Впрочем, Беларусь оставляет за собой возможность добавить в него новых красок, так как, очевидно, конфронтация между Минском и Москвой на почве энергетического сотрудничества имеет все шансы на длительное продолжение.
 
В частности, сразу после подписания пакета документов Семашко заявил, что договоренности об условиях поставки российской нефти в Беларусь «не смогут долго жить» по объективным причинам.
 
«Уже в середине нынешнего года при введении общей таможенной территории окажется нонсенсом, что что-то поставляется беспошлинно, что-то квотируется, и вообще у нас выявится большое число пошлин, — сказал Владимир Семашко. — Я думаю, что и российская сторона это понимает, и будут сделаны дальнейшие радикальные изменения в достигнутых договоренностях. Но пока нам нужно было разрешить эту конфликтную ситуацию».
 
Экономист Ярослав Романчук полагает, что Беларусь может попытаться отрегулировать ситуацию в свою пользу некими другими изменениями в торговле или экономических взаимоотношениях с Россией. «Беларусь тотально нарушала принятые договоренности, и я не удивлюсь, если данные соглашения будет пересмотрены», — заявил эксперт.
 
То есть, на энергетических белорусско-российских фронтах пока объявлено краткосрочное перемирие. А уже на следующей неделе в Минск приедет Игорь Сечин — решать вопросы в других секторах проблемной сферы: газ, электроэнергия, АЭС. Приедет с крайне непростой задачей, поставленной перед ним Медведевым — «развивать дружественные отношения с Беларусью», но так, «чтобы наши интересы не пострадали».
01:38 28/01/2010




Loading...


загружаются комментарии