«Взаимовыгодное сотрудничество» с Ираном сулит не только выгоды

Случайно или нет, но глава администрации президента Ирана Эсфандьяр Рахим Машаи прибыл с 4-х дневным визитом в Минск в тот день, когда Беларусь согласилась на российские условия поставки нефти в 2010 году, поставив подпись под соответствующим пакетом документов. И тема нефтяного сотрудничества между Минском и Тегераном пришлась как раз кстати. Не случайно А.Лукашенко назвал этот визит своевременным.

Разработка иранского месторождения нефти Джофеир c геологическими запасами углеводородов около 2 млрд. баррелей силами белорусского госпредприятия «Белоруснефть» - один из главных вопросов, который обсуждался в рамках визита. И Беларусь и Иран заинтересованы в реализации этого проекта – здесь и политика и экономика и ряд других аспектов. Однако сотрудничество двух стран в этой сфере столкнулось с определенными сложностями, на преодоление которых было затрачено много времени.
Сервисный контракт на разработку нефтяного месторождения Джофеир был подписан в сентябре 2007 года. Тогда же было создано и СП «Белпарс Петролеум Компании Лимитед» (БПК). Генплан разработки месторождения предусматривал выход на добычу около 25 тыс. баррелей в сутки. В октябре 2008 года Беларусь и Иран достигли договоренности о включении в разработку еще одного пласта месторождения Джофеир – Фахлиян, что в итоге позволит увеличить добычу нефти более чем в полтора раза — с 25 до 40 тыс. баррелей.
Цифры не голословны. Белорусские специалисты, побывавшие на месторождении, действительно подтверждают – нефть есть и ее запасы впечатляют. Если свои 1,7 млн. тонн нефти в год Беларусь добывает, используя более 600 скважин, то для выхода на аналогичный объем добычи на иранском месторождении достаточно полтора десятка скважин. Но пока речь идет о шкуре неубитого медведя. К добыче нефти БПК еще не приступило.
И дело не только в том, что понадобилось время для разминирования отдельных участков месторождения и проведения геолого-разведочных работ. Беларусь столкнулась в Иране с тем, с чем не могут справиться многие инвесторы в самой Беларуси – с непреодолимой бюрократией. Кроме того, сказались и специфические подходы Ирана к пониманию фразы «взаимовыгодное сотрудничество».
Следует отметить, что участие Беларуси в проектах по добыче нефти в Иране и Венесуэле заключается, естественно, не в поставках добытой нефти на свои НПЗ, а в заработке валюты, полученной от продажи этой нефти. А потому понятно желание Беларуси ускорить сроки реализации проекта.
На этой неделе делегация специалистов «Белоруснефти» во главе с генеральным директором предприятия Александром Ляховым посетила Иран. С иранской стороны была предложена конкретная поддержка в решении задач по проекту Джофеир. В свою очередь посол Ирана в Минске Сейед Абдолла Хосейни высказал уверенность, что в нынешнем году будут значительные подвижки по осуществлению этого проекта. И это не пустое заявление.
Стоимость разработки иранского месторождения оценивалась белорусской стороной в полмиллиарда долларов США. Отсутствие денег также существенно тормозило реализацию проекта. Однако во второй половине прошлого года сторонам удалось решить денежный вопрос – иранская сторона согласилась открыть БПК кредитную линию на сумму более 150 млн. для финансирования работ. В результате БПК приступило к бурению первой скважины. Стороны рассчитывают в октябре текущего года получить первую нефть, хотя, по словам специалистов «Белоруснефти», это событие могло бы произойти гораздо раньше.
Однако спокойная жизнь участникам этого проекта не гарантирована, о чем публично заявили и А.Лукашенко и глава его администрации В.Макей.
«Наша страна, как и Иран, долгое время находилась и, в принципе, находится под определенным прессингом со стороны некоторых государств», - сказал Макей на встрече с иранским гостем.
Вряд ли речь шла о России. Скорее всего, Макей говорил о законопроекте «Акт об учете белорусских поставок вооружений», который уже в ближайшее время может быть рассмотрен Конгрессом США. В документе неоднократно упоминается сотрудничество Беларуси и Ирана в сфере поставок вооружений и в ядерной сфере.
Соответствуют ли упомянутые факты действительности или нет, однако публикация законопроекта в прессе уже привела к тому, что многие эксперты обратили внимание на тот факт, что с сентября 2008 года в Беларуси были зарегистрированы два банка с иранским капиталом. В настоящий момент стороны реализуют менее десятка совместных проектов, обслуживание которых под силу и одному небольшому банку. Но зачем-то понадобились два.
Не исключено, что Иран, который подвергается внешнему давлению из-за разработок в ядерной сфере, опасается замораживания своих валютных счетов и использует Беларусь как буферную зону для проведения международных трансакций. Безусловно, такое сотрудничество может обернуться серьезными неприятностями и для Беларуси.
Так, сегодня верхняя палата конгресса США приняла законопроект, позволяющий президенту Обаме ввести санкции против компаний, которые поставляют бензин и другое топливо в Иран, что должно усилить давление на Тегеран в связи с ядерной программой страны. Иран испытывает резкий дефицит топлива из-за отсутствия достаточного количества перерабатывающих мощностей.
«Белоруснефть» не занимается поставкой нефтепродуктов в Иран. Но тот факт, что Иран является четвертым мировым экспортером нефти, может быть использован международным сообществом для усиления давления на иранские власти. Санкции, введенные в свое время против Ирака и последствия этих санкций для ряда белорусских компаний – хорошее тому подтверждение…
15:26 29/01/2010




Loading...


загружаются комментарии