Романчук: Худшее нас ждет в 2011 году

Экономист Ярослав Романчук в интервью Еврорадио рассуждает, возможны ли на фоне объявленной "либерализации" изменения "в головах чиновников", раскрывает тайну нового правительства либералов-реформаторов, сравнивает белорусскую экономику с Иисусом Христом и прогнозирует "конец света" в 2011 году.

Романчук: Худшее нас ждет в 2011 году
- В последнее время много говорят о либерализации в нашей стране. Происходит ли действительно в Беларуси экономическая либерализация или это просто слова?
 
- Романчук: На словах у нас "очень мощная либерализация". Даже новый министр экономики говорил, что надо "радикально либерализовать цены". Напомню, что в 2009 году у нас уже были либерализованы цены, был целый декрет президента, но, к сожалению, это были такие меры — один шаг вперед, три в стороны. По ценам либерализация была очень ограничена, поэтому новый министр экономики и отметил, что к этой теме надо возвращаться еще раз.
 
Много было разговоров и о том, что будет либерализована процедура выдачи лицензий, разрешений, проверок, будет другой режим оплаты аренды… Но, к сожалению, все это осталось на бумаге. МВФ, Всемирный банк, Европейская комиссия дали нам много денег, мы эти деньги загнали в резервы, а потом потратили на то, чтобы поддержать курс. А предприниматели, если их спросишь, почувствовали ли они либерализацию, ответят, что, безусловно, нет.
 
Это и является основой политики белорусского правительства в 2009 году — они говорят одно, но, к сожалению, бюрократия, которая выросла за последние 10 лет в могучего монстра, мешает бизнесу и блокирует даже декларации отдельных чиновников. Бизнес облегчения не почувствовал. И, к сожалению, в 2010 году облегчения также не будет, потому что налог на добавленную стоимость, как вы знаете, повышен с 18 до 20%. Программы модернизации нет. Правительство обещало, что будет новый закон о приватизации — его нет, агентство по приватизации также не создано…
 
То, как у нас произошла либерализация, можно проиллюстрировать одним примером. В начале января известный американский фонд Heritage напечатал свой доклад о состоянии экономичной свободы в мире. Беларусь попала в 10-ку наибольших реформаторов, но мы поднялись со 167-го место на 150-е. Да, это движение в хорошем направлении, но 150-е место в мире — это просто значит, что Беларусь сохранила социалистическую плановую экономику и оснований для того, чтобы говорить, что либерализация идет — нет.
 
- А были сделаны хотя бы какие-то шаги в либерализации, которые можно назвать необратимыми, которые нельзя отменить?
 
- Если говорить, что мысль — это шаг, то да, были сделаны. Но обратных шагов вообще в экономической политике нет. Ни в монетарной, ни в налоговой политике Беларуси нет тех шагов, после которых можно было бы сказать: ну все, после этих шагов Беларусь, безусловно, встала на путь рыночных трансформаций.
 
Если бы это было на уровне законов, на уровне конституционных изменений, если бы это были другие правила игры, то можно было бы о чем-то говорить. А так - как был недостаток прав собственности, так он и остался. Как была сложная система налогообложения, так она и осталась. Очень хороший пример с арендой — обещали нам снижение аренды, отвязали от евро, что в принципе очень хорошо, но когда сегодня подсчитали, то для многих бизнесменов арендные платежи вообще увеличились. Так какая же это либерализация, при которой бизнес должен платить больше?
 
- Под необратимыми шагами имелись в виду именно изменения в законодательстве…
 
- Изменения в законодательстве — это изменения в головах чиновников, которые там сидят. Поскольку головы остались те же самые, а независимых аналитиков или интеллектуальную оппозицию даже к дискуссиям не допускают, изменений быть не может.
 
- Давайте поразмышляем от противного — какие процессы противоречат либерализации? Было ли сделано что-то, что мы можем назвать шагом назад?
 
- Если представить себе, что белорусская экономика — это Иисус Христос, прибитый к кресту 10-ю гвоздями, то еще 11-тый гвоздь вгонять в тело белорусского бизнеса и экономики нет никакого смысла. Он и так уже умирает. Мы даже продавать товары на российский рынок уже не можем. И не только потому, что Россия не пускает, а потому что по качеству и по ценам мы больше не соответствуем.
 
Если белорусские предприятия будут получать еще более дорогой газ, расходы будут расти, нам будет нужна модернизация. А для модернизации нужен доступ капиталов к новым технологиям. Этого белорусы сами сделать не могут, им надо обращаться к иностранным инвесторам. А иностранные инвесторы сидят и думают: а зачем нам Беларусь с такими огромными рисками? И макроэкономики нет, и прав собственности, и капитал не вывезешь, и валюту не купишь…
 
Ухудшением ситуации было, безусловно, положение на валютном рынке в 2009 году. Мы видим, что спрос на валюту хронически превышает предложение. И в этой ситуации Нацбанк держался-держался до ноября, а потом начал опять очень активно печатать деньги, что отразится на уровне цен уже в 1-м квартале этого года. Таким образом, мы ничего не достигли, кроме того, что продолжаем имитацию того, что у нас все хорошо.
 
Напомню, что на 2009 год ВВП у нас должен был возрасти на 10-12%, а мы, по сути дела, вышли на ноль, а в действительности, я думаю, и этого ноля не было. В 2010 году правительство обещает 11-13 процентов прироста, но уже сами чиновники, когда с ними разговариваешь, говорят — ну это же такая сказка для электората.
 
- Но теперь, как вы говорите, у нас либерализация идет хотя бы на словах, а когда мы преодолеем кризис, либерализация будет продолжаться? Хотя бы какие-то усилия в эту сторону будут делаться, или это нам уже станет ненужным?
 
- Кризис закончится только тогда, когда в стране начнется настоящая либерализация. Он будет продолжаться столько, сколько будут во власти те люди, которые еще мечтают о плановой экономике и считают, что государственные расходы — это путь к выходу из кризиса. К сожалению, эту мысль поддерживают и внешние кредиторы Беларуси, тот же МВФ, когда говорил, что рецессию в Беларуси уже победили. Эта бессмыслица.
 
Нет оснований, чтобы считать, что рецессия в стране уже закончилась. Соглашение по нефти с Россией дает основания говорить, что белорусский ВВП в 2010 году будет в минусе, что надо сокращать расходы, что не будет того объема валютных резервов, на которые рассчитывало белорусское правительство. За счет 6 миллиардов долларов кредита в 2009 году мы только сохранили кризис и рецессию. И она еще начнется во всей красе, когда закончатся все резервы. Я думаю, что это будет в конце этого года, но худшее нас ждет в 2011 году.
 
- Можно ли вообще проводить либерализацию в условиях авторитарного режима? Опишите, пожалуйста, идеальный вариант, схему — как либерализовать экономику в авторитарных условиях?
 
- Можно, почему нет. Представим себе такую ситуацию — господин Лукашенко видит, что денег в бюджете нет, валюты нет, никто из инвесторов сюда в Беларусь не идет, платить зарплаты не из чего, заводы стоят… В этой ситуации, как в свое время Горбачев в Советском Союзе, он вынужден будет пойти на реформы. В идеале надо бы иметь либеральное правительство, которое бы понимало, что такое либеральная экономика и делало бы это в комплексе.
 
В 2008 году, когда правительство било себя в грудь и говорило, что никакого кризиса нет, мы предлагали комплексную программу антикризисных мер – «Первые 100 шагов выхода из кризиса» (Программа была разработана рабочей группой национального комитета Объединенных демократичных сил, экспертами учено-аналитического центра Мизеса, аналитического центра "Стратегия", исследовательского центра Института приватизации и менеджмента, представителями бизнес-сообщества, органов госуправления и учебных учреждений. Ее презентовали в декабре 2008 года. — Еврорадио).
 
Если бы они их приняли — это были бы очень мощные меры на пути либерализации страны. Это рано или поздно поставило бы на повестку дня вопрос насчет того, что нужна и политическая, и гражданская либерализация.
 
Как мы знаем, в том же Китае, Сингапуре, в Чили в свое время были периоды, когда была авторитарная власть и была довольно либеральная экономика.
 
И я думаю, что можно представить себе такой путь, если белорусская власть начнет строить фундамент экономической свободы и конкуренции, а потом уже на повестку дня станет вопрос насчет политической конкуренции и политической либерализации.
 
- Обязательно ли следом за экономической должна пойти и политическая либерализация?
 
- Все зависит от того, как будут между собой взаимодействовать разные социальные группы, организации, политики. Может быть по-разному. Если хорошо сделать этап либеральных реформ, строительства институтов, которые безусловно защищают права собственности… Если граждане и общественные организации будут требовать большей роли в белорусской политике и управлении, тогда я думаю и политические реформы будут.
 
Я думаю, что если наша власть пойдет на экономическую либерализацию, на то, чтобы сделать приватизацию, тогда она уже перестанет быть той вертикалью, какая она есть сегодня.
 
- Сегодня часто жалуются на то, что у нас вообще нет людей, которые бы могли делать либерализацию. Как вы видите, есть ли у нас в стране либералы, которые бы могли проводить этот процесс? И кто они?
 
- Люди, которые говорят, что нет либералов, наверняка не читают книжек, не ходят на сайты, не участвуют в ученых конференциях… Те программы, которые мы делаем, мы делаем прежде всего совместно с белорусскими аналитиками и экономистами. Мы очень легко можем составить новое правительство либералов-реформаторов из 10-15 лиц, которые будут соответствовать самым высоким стандартам мировой экономической политики.
 
Эти люди, на мой взгляд, даже лучшие, чем те, которых мы можем взять от МВФ и Мирового банка, потому что они, кроме экономической теории, еще очень хорошо понимают белорусскую жизнь, белорусскую культуру и ментальность, и могут согласовать те экономические теории с тем, что происходит в Беларуси.
 
- А среди тех людей, кто сегодня уже находится во власти, есть ли среди них такие, кто мог бы делать либерализацию? Или обязательно нужно, чтобы новые люди пришли?
 
- Новые люди должны прийти на те позиции, от которых зависит принятие важных решений. Если мы посмотрим на тех людей, которые сегодня занимают эти посты — премьер-министр, вице-премьер, министр экономики (хотя он и новый человек, но в этой системе принятия решений его роль не очень велика), люди, которые работают в администрации президента в экономическом блоке — это люди, которые должны уйти. Потому что они ментально из совковой экономики, они говорят, что хотели бы налить новое вино в старые бутылки, но старая бутылка — это результат их мировоззрения.
 
Я подчеркиваю, что мы не утописты, мы не говорим, что будут реформы, после которых не будет безработицы, что сразу заработают белорусские предприятия, что будет очень хороший бюджет, что будет такая сказка и не будет цены, которую мы должны заплатить за 15 лет этого бессмысленного эксперимента с социализмом. Будет цена, но наши реформы — это оптимизация времени и цены реформ. Они будут наиболее короткими с наименьшими ценами.
 
Решение насчет того, что делать и в каком объеме должно приниматься предпринимателями, малым бизнесом, а не крупными государственными предприятиями. А для крупных государственных предприятий нужны стратегические инвесторы, их надо продавать на прозрачном открытом аукционе, чтобы у каждого предприятия был один инвестор.
 
Мы же живем еще старыми временами, навязываем инвесторам свое видение, не гарантируем ничего. Если бы инвесторы захотели заработать 5%, они бы просто заработали их в своей стране. Если бы они захотели чуть больше, то работали бы в Бразилии, Китае, России, Украине. В Беларуси сегодня, чтобы заманить инвестора, надо гарантировать ему где-то 15% прибыли на вложенный капитал, потому что у нас еще, к сожалению, страна с высокими рисками.
 
- Я хочу, чтобы вы еще немного поразмышляли о дне либерализации. Существует ли оно и где находится? Можно ли его достигнуть?
 
- Почему вы говорите дно либерализации? Дно может быть у кризиса, в совковой экономике… У либерализации дна не бывает, правильно говорить о пике либерализации. Если либерализация начнется, этот путь может растянуться на десятилетия.
 
Реформа системы образования, реформа системы здравоохранения, пенсионная реформа — это те вещи, которые надо реформировать на протяжении 50 лет, это очень крупные и сложные механизмы, тут не надо шашкой рубить и говорить, что за год мы это все сделаем.
 
Поэтому, я считаю, что когда мы начнем либерализацию, мы начнем подниматься на гору, вершину того лучшего, что есть в мировой экономике.
 
- И где находится этот пик либерализации?
 
- Я бы сделал такой сплав между 3-4 странами. Прежде всего, это Австралия, Новая Зеландия, Чили, добавил бы некоторые элементы Сингапура и Ирландии. Это очень хорошие страны, есть многое, чему мы у них можем научиться. А по времени… Если бы нам, например, доверили делать реформы завтра, я думаю в течение пяти лет, вы бы Беларусь не узнали.
18:02 02/02/2010




Loading...


загружаются комментарии