Приватизация на ручном тормозе

Выставленные на продажу акции белорусских ОАО дожидаются новых владельцев. А те не торопятся, констатирует президентская «Советская Белоруссия».

В прошлом году были реализованы лишь два госпакета. Первая сделка — продажа "БПС–Банка" российскому Сбербанку — широко освещалась в прессе. Вторая была скромной и тихой (в информационном отношении). 47,9 процента акций "Борисовбытспецсервиса" выкупил у государства сам коллектив этого предприятия.

В утвержденном Советом Министров списке осталось 155 ОАО, акции которых планировались для продажи в 2008 — 2010 годах. Пока реальные предложения, как рассказали мне в Госкомитете по имуществу, есть по трем позициям. Это минский завод "Продмаш" (его акции уже выставлялись на торги в прошлом году, но покупателя не нашлось. В этом году, полагают в Госкомимуществе, сделка с 99–процентным пакетом "Продмаша" должна состояться), а также ОАО "Жлобинский карьер формовочных материалов" и горецкое ОАО "Типография БГСХА". Не густо?

Может быть, инвестиционный интерес охлаждают условия, на которых государство продает свою долю: сохранение профиля предприятия, создание дополнительных рабочих мест?

"О сохранении рабочих мест или создании новых речь идет лишь в случаях, когда предлагается контрольный пакет и инвестор становится полноценным хозяином производства. Конечно же, государство хочет иметь гарантию, что новый хозяин не отправит часть коллектива за ворота, — отвечает на мой вопрос начальник управления учета и распоряжения акциями Фонда госимущества Анна Корниевич. — Но обратите внимание: в списке, который размещен на нашем сайте, много миноритарных пакетов. И если инвестор приобретет 25 процентов акций или даже 49, то отвечать за сохранение рабочих мест он не будет. Ведь политику предприятия определяет тот, у кого контрольный пакет".

По словам Анны Корниевич, условие сохранить профиль ОАО также не является тормозом приватизации. Если инвестор захочет перепрофилировать предприятие, он, в принципе, может это сделать, объясняет собеседница. Исключения составляют те предприятия, которые государство считает брэндовыми. Например, при приватизации Минского часового завода ставится четкое условие: сохранить часовое производство и торговую марку "Луч". "Есть определенные ограничения и в тех случаях, когда детали, комплектующие, которые выпускает ОАО, потребляются другими предприятиями страны, — добавляет А.Корниевич. — Чтобы не ломать производственные цепочки, инвестор должен какое–то время продолжать их выпуск. Впрочем, ничто не мешает параллельно наладить производство новой продукции или оказание услуг. На многих наших заводах достаточно свободных площадей".

Гибкими, по мнению представителей Госкомимущества, являются и сами условия продажи акций. Раньше торги с одним участником признавались несостоявшимися. Сейчас и единственный желающий может выкупить госпакет. Если конкурентов не нашлось, достаточно заплатить по формуле "стартовая цена плюс 5 процентов". (Это предусмотрено соответствующим указом.)

Так почему же не заметна активность покупателей?

"На мой взгляд, сказывается влияние кризиса. В 2008 году мы получали много звонков, вопросов от белорусских бизнесменов, от российских. Чувствовался серьезный интерес, — вспоминает А.Корниевич. — Но в 2009–м, кризисном году, энтузиазм потенциальных покупателей заметно спал. С одной стороны, с финансовыми трудностями столкнулись сами инвесторы. С другой — выставленные на продажу ОАО также ощутили кризис. Выросли их складские запасы, увеличилась закредитованность. А рыночная привлекательность соответственно снизилась".

По мнению экономиста Леонида Заико, слабый интерес к покупке действующих заводов объясняется и такой причиной: многие инвесторы сегодня предпочитают вложиться в строительство нового предприятия, чем в возрождение старого. "Я видел, как китайские компании ставят в чистом поле завод буквально за 3 — 4 недели, — говорит Л.Заико. — Мы бы могли привлечь значительные инвестиции, предлагая на продажу не устаревшие предприятия, а просто подготовленные промышленные площадки. То есть землю со всей необходимой инфраструктурой: электричеством, водоснабжением, транспортным сообщением... Инвесторы построят на них современное производство, которое будет иметь сбыт".

Эту мысль косвенно подтверждают и наблюдения экономиста Георгия Грица, первого замдиректора Национального инвестиционного агентства: "Недавно я встречался в Вильнюсе с крупными литовскими бизнесменами. Они озабочены сохранением капитала, поскольку ВВП Литвы упал на 15 процентов. Инвесторы готовы даже закрыть там строительные площадки и перенести свои проекты сюда, строить здесь новые конкурентоспособные предприятия".

Но что же делать со старыми и не слишком конкурентоспособными производствами? Не закрывать же их?

"Я думаю, что и на те заводы, которые уже давно находятся в кризисе, можно привлечь инвесторов, — высказывает свое мнение Л.Заико. — Да, многие из них доведены до такого состояния, что уже наивно рассуждать о перспективах. Но ведь под станками и оборудованием находится земля. А это ценный актив во все времена. Поэтому интерес к ним будет. Но приоритет при продаже акций, на мой взгляд, нужно отдавать нашему национальному бизнесу. Для него это будет хорошей площадкой роста".

Остается один вопрос: достаточно ли средств у нашего бизнеса?
10:40 16/02/2010




Loading...


загружаются комментарии