Почему из Минска в Берлин нельзя долететь за 40 евро

Экономист Леонид Заико рассуждает о транзитных возможностях Беларуси.

Почему из Минска в Берлин нельзя долететь за 40 евро
Еврорадио: Вот у нас все время говорят, что Беларусь – транзитная страна. У нас действительно такое уникальное местоположение или мы его сами придумали?
 
Заико: Еще во времена распада Советского Союза на первых волнах независимости многие белорусские экономисты считали, что Беларусь является страной, у которой забирались ресурсы, и если освободиться от Советского Союза и России, то мы будем жить лучше, чем любой регион бывшего СССР.
 
Считалась, что мы способны догнать европейские страны. В результате всех этих мнений и была построена теория особенной транзитивной роли Беларуси. Но, как правило, эта теория проповедуется теми, кто не имел профессионального экономичного образования.
 
Для того, чтобы понять, является ли страна стратегически важной в транспортных отношениях, надо делать подсчет. В этих отношениях мы являемся обычной страной, как и Литва, Польша, Украина, Венгрия, Чехия и т.д.
 
В принципе, все, что мы выжимаем из наших транспортных услуг за 2009 год – это примерно 2 миллиарда 200 миллионов долларов, это 5% от нашего ВВП. Все, что мы можем получать – это не многим более 2-х миллиардов долларов.
 
- Если говорить о роли инфраструктуры в транзите. Мы сделали ставку на дороги – наши дороги лучше, чем российские или украинские. А вот с железной дорогой наоборот – никак железнодорожную колею не могут сделать одинаковой ширины с европейской… Вообще, все эти вещи играют какую-то роль в развитии транзита? Или это такие  мелочи, которые не замечаются?
 
- Инфраструктура должна быть. Но, если вы сядете в автомобиль и проедете от Минска до Бреста, то ничего там не увидите, разве только заправочные станции километров через 30-40. Там нет ни кафе, ни придорожного сервиса, ни мотелей, ничего – абсолютно пустая территория, Марс.
 
Сегодня главное – это автомобильный транспорт, он сейчас доминирует, мощно развивается. И вот как раз под него у нас ничего нет – дорога есть, а инфраструктура отсутствует.
 
Представьте себе, англичанин или француз приезжает в Брест, он заплатил 50 долларов, чтобы залить бак бензина и доехать до следующей, восточной точки Беларуси. Он будет ехать, и ничего не потратит – не пообедает, не купит себе сувениров, не сможет отдохнуть в мотеле… Если бы все это сделали, то повысили бы эффективность транзитного модуса Беларуси. Развивать эту инфраструктуру очень выгодно.
 
- Можно ли Беларусь превратить в логистический центр? Можно ли, скажем, открыть здесь второй Франкфуртский аэропорт? Вот, например, Польша сейчас строит такой логистический аэропорт в Белостоке, а мы свои только закрываем… Или у нас принципиально такое сделать невозможно, ведь все упирается в визы?
 
- Еще в начале 90-х годов аэропорты Минск и Минск-2 представлялись как большой транспортный узел. И сюда приезжали бизнесмены из США, стран Европы – они хотели частично купить или создать свои логистические структуры, включая отели и многое другое.
 
Но, по большому счету, мы ничего с ним не сделали. Аэропорт Минск-2 вообще используется процентов на 10%, не более. Да, конкурентов тут очень много… Нужны вложения – несколько миллиардов долларов, поэтому этот проект так и остался проектом.
 
- Также мы хотели стать транзитным центром, представительством Китая в Европе, вообще – Востока в Европе. И это звучит очень красиво, но насколько такая тактика себя оправдывает, насколько она реальна?
 
- Реалистичность зависит от того, кто и какие деньги будет вкладывать. Мы можем, конечно, вложить 5-10 миллиардов… Вот если поставить на весы, что будем строить – атомную станцию или логистический центр? Я, как экономист, сразу могу сказать, что лучше строить логистический центр.
 
Надо строить мощные порталы для автомобильного транспорта, скоростную качественную сервис-структуру по всем нашим транспортным коридорам. Стратегия создания аэропортов, удобных транспортных сетей – довольно перспективная. Плюс надо сделать еще одну небольшую вещь – отказаться от виз.
 
У немцев есть компания German Wings, за 59 евро можно долететь из Кельна до Киева. Так же за 40 евро можно открыть рейс между Минском и Берлином. Представляете себе – визы не нужны, сел, за 40 евро слетал в Берлин…
 
Поэтому, такая стратегия может быть. Этим может заниматься отдельная группа бизнеса, тех, кто занимается транзитом и транспортом, но ставку на это делать не стоит.
 
Мы выжимаем из транзита 5%, можем выжать 10%, а все остальное должно у нас работать как новая экономика – развитие интеллектуального производства, создание новых сегментов нашего производства – IT, электронная, компьютерная промышленность и другое…  Транзит – это 10% наших возможностей, 90% - другое.
 
- Существует ли на рынке транзита конкуренция? Кто наш самый главный конкурент – Украина, ЕС...?
 
- В начале 90-х лет, когда я приезжал к своим коллегам-экономистам в Германию, они мне говорили – слушай, только что был министр экономики из Литвы, который сказал, что Литва становится транзитным государством для всей Европы. Мы посмеялись, потому что понятно, что Литва не входит в страны СНГ и через нее такой интенсивный коридор как через Беларусь не пойдет.
 
В 90-е годы все практиковались в мостостроительстве. Все строили мосты между Востоком и Западом, все строили коридоры, и все говорили, что они являются транзитными странами, находятся в центре Европы…
 
Абсолютно все страны – Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, Литва, даже Эстония строили эти мосты. Эта идеология скоро закончилась, и осталась только шутка, что кто-то строил мосты, а кто-то оказался под мостом.
 
Реальная экономика складывается таким образом, что навязанная транзитивность рождает к ней отрицательное отношение. Газ идет через Украину и Беларусь – 70% через Украину, а 30% – через Беларусь. Местные чиновники раздули щеки и говорят: мы будем брать более высокие тарифы за газ. Хорошо – Россия, долго не думая, сейчас строит Северный и Южный потоки. Нефть и газ будут идти через Балтийское море, обходя Беларусь, Литву, Латвию, Польшу.
 
Вы транзитные страны? Пожалуйста – занимайтесь этим транзитом, которого у вас не будет. Такая любовь к транзиту привела к тому, что его вообще не будет. Беларусь после сдачи проекта Северного потока вообще никакой роли в транзите играть не будет.
 
- Конкуренция за главное транзитное место приводит к тому, что вообще через это государство транзита не будет?
 
- Немцам и россиянам надоело смотреть на поляков и белорусов, которые стоят и считают деньги за транзит, которые надувают щеки и думают, что проживут транзитом. Поэтому Путин, Шредэр и Меркель строят между собой прямые трубопроводы.
 
Все иллюзии и переоценки роли собственной страны, попытка представить себя в роли важной транзитивной страны, все заканчивается тем, что вообще через эту страну ничего не будет идти. Будут возить только картофель и груши.
 
- Какие страны можно назвать идеальными транзитерами? С которых можно брать пример?
 
- Сингапур, Гонконг – две страны, финансовые транзитеры. По ним проходят самые главные, мощные финансовые потоки. Там есть хорошие портовые хозяйства, они все время торгуют.
 
- Но они же на море находятся...
 
- Вот к тому времени пока мы не выйдем к морю, вряд ли можно говорить о нашей серьезной транзитной роли. Представите себе – в какой-то стране живут люди и они говорят – слушайте, давайте все не будем работать, а будем сидеть у дороги и деньги собирать. Такое было в средние прошлого столетия…
 
Нам надо заниматься нашим экспортом, придумывать новые товары и услуги. Японцы и немцы продают автомобили по 20-30 тысяч долларов. Индийцы сделали автомобиль, который стоит 2 тысячи долларов. В Беларуси не знают, что делать с Белазом… Производите дешевые машины! Если индийцы сделали за 2 тысячи долларов, сделайте за 2200.
 
- Какой транзит для нас более важен: восток - запад или север - юг?
 
- Естественно, что на сегодня это восток - запад – интенсивность сотрудничества между Европой и Россией будет расширяться, этот вектор полностью прилично работает и должен работать еще больше. Тут есть основа.
 
Намного хуже предоставленные коридоры, которые идут с севера на юг – от Балтийского до Черному моря. Тут мы можем проложить скоростную дорогу, где движение будет не меньше 100-120-ти  километров в час. При такой скорости за 14-15 часов можно будет доезжать от берега Балтики до берега Черного моря.
 
Это все можно сделать в течение 3-4 лет. И, кстати, европейцы в этом также заинтересованы.
 
Также важные тут таможенно-пограничные процедуры, они должны быть сведены к минимуму, чтобы одно транспортное средство проезжало через границу за 15 секунд. Этим есть смысл заняться более основательно.
 
С точки зрения динамики товарооборота перспективно направление с юга на север. Страны Северной Европы – это технологичные товары, начиная с телефонов и заканчивая машинами, станками, оснащением. А юг (Турция и др.) – этот главный источник дешевой одежды, обуви…
 
Это очень реалистичный проект связанный с товарным экспортом, Если на этом срезе настроить контейнерную перевозку – забросил на машину контейнер, быстренько перетащил на юг за 12 часов, там опять на корабль… Это очень быстрая и хорошая формула.
 
- С началом действия таможенного союза окажется, что у нас было две границы, а останется одна… Не сократит ли это возможности транзита?
 
- На транзит это наверняка никак не повлияет, потому что мы находимся с Россией в одном таможенном пространстве, только Казахстан присоединится. С точки зрения таможенных тарифов, некоторые товарные позиции отпадут, потому что Россия сильнее закрывать свой рынок, и очевидно потоки между Евросоюзом и Россией будут снижаться.
 
С точки зрения оформления документов… В этом случае мы выступаем как транзитная территория – идут потоки с севера на юг, из Литвы и Латвии в Украину, то тут ничего не теряется, просто изменятся некоторые формы документов, но это уже вторично. Я не вижу каких-то принципиальных перемен.
 
- Изменится ли что-то с приходом Януковича в Украине. Может они договорятся с Россией на дешевый транзит, и мы останемся в стороне?
 
- Самая главная транзитная услуга в руках Украины – это перекачка газа, Украина имеет так называемый "gold key" – 70%. Но россияне насмотрелись и натерпелись от Януковича, Ющенко, ото всех, поэтому они вместе с турками, вместе с европейцами делают Южный поток, а Украина отдыхает…
 
Но возможен реверс – Янукович становится президентом, отказывается от европейской ориентации, Украина входит в состав таможенного союза, где будет уже 4 государства – Россия, Казахстан, Беларусь, Украина… И тогда будут развиваться совсем другие схемы, транзит будет идти по другим векторам, точнее, это уже будет не транзит, а внутренняя торговля в границах таможенного союза. Такой вариант возможен.
 
- Если подытожить все, о чем мы говорили, на что стоит сделать ставку Беларуси? Как дальше развивать свой транзитный потенциал?
 
- В транзите самое главное, чтобы наш клиент как можно быстрее проехал, и как можно больше оставил денег. То есть хорошие дороги, хорошее качество инфраструктуры – заправки, инфраструктура отдыха, сервиса, все что только можно…
 
Но, с точки зрения стратегии развития, надо понимать, что все эти услуги более чем 10% ВВП не дадут. Мы должны делать ставку не на какую-то свою важную транзитную роль, а на развитие экономики знаний, ІТ-технологий, новой цифровой экономики, экономики, построенной на человеческом капитале, а не на колесах.
13:40 16/02/2010




Loading...


загружаются комментарии