Инновации и имитация

Заказчики и исполнители белорусских «прорывных» технологий, кажется, прорываются, в первую очередь, к бюджетным ресурсам. На финансирование проектов в рамках Госпрограммы инновационного развития Беларуси на 2011-2015 годы ее авторы хотят получить 44 трлн. бюджетных рублей. Есть за что побороться. Это же не кредиты, которые нужно отдавать.

Инновации и имитация
Белорусские чиновники последнее десятилетие безрезультатно пытаются модернизировать экономику и производство. Деньги тратятся немалые, а результат – хроническое технологическое отставание. Не получается инновационное развитие ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве.
Высокотехнологичный одноразовый стаканчик
Типичным примером «новой» промышленной и инновационной политики является Постановление Совмина № 33 от 14.01.2010. Частному УП «Борисовский комбинат текстильных материалов Белкоопсоюза» за счет средств республиканского бюджета должна быть возмещена часть процентов за пользование банковскими кредитами (почти полмиллиона долларов). Деньги налогоплательщиков идут в рамках реализации программы инновационного развития под проект выпуска… одноразовой посуды(!) Вот, оказывается, где кроется мощь новой инновационной политики.
Заметим, что программы инновационного развития принимаются не на год, а на пять лет, и не под конкретные бизнес-планы, а под аморфные направления развития. Такой режим их введения позволяет снизить риски персональной ответственности за предлагаемые проекты. К тому же, за столько времени легче придумать качественные «отмазки», почему инвестиции не получились.
Анализ очередной инновационной концепции свидетельствует, что правительство и государственные ученые намереваются и дальше держать белорусскую экономику в клетке старой производственной структуры. В промышленности, по их мнению, инновационным должно быть производство тракторов, автомобилей и сельхозтехники. Этот список не меняется уже лет тридцать. Очевидно, что львиную долю денег под соусом «новые технологии» получат МТЗ и МАЗ. Белорусский «хай-тек» связан с лазерно-оптическими технологиями. Планируется, что они будут использованы для «обеспечения безопасности вождения большегрузных карьерных самосвалов и железнодорожного транспорта в условиях ограниченной прозрачности атмосферы». Это добавит бюджетных средств БЕЛАЗу.
Инновационное аграрное прошлое
Инновационным проектом названо создание «крупнотоварных вертикально-интегрированных сельзохкомпаний, объединяющих производство, переработку и продажу сельскохозяйственной продукции». Это идея укрупнения все тех же колхозов, присоединенных к молочным заводам или мясокомбинатам. Плюс дотирование через госбанки, принудительный спрос на белорусские сельскохозяйственные товары на внутреннем рынке и жесткая защита от импортных конкурентов.
Погоня за валом и полное импортозамещение – это интеллектуальная катастрофа Комитета по науке и НАН РБ. Делать такой акцент на сельское хозяйство, когда по итогам 2009 года объем его кредиторской задолженности больше суммы чистой прибыли в 6,5 раз, когда цены на сельхозпродукцию на внутреннем рынке выше мировых, когда правительство продолжает дотировать экспорт продовольствия – значит, загонять страну в глубокое аграрное прошлое.
Если страна делает ставку на настоящие инновации, то доля сельского хозяйства в производстве ВВП составляет около 2%. Причем это не заданный сверху плановый индикатор, а результат выбора частных инвесторов и предпринимателей. Какими бы полномочиями ни наделяли власти «Белсельхознадзор», какие бы программы ни писал Минсельхозпрод, добиться уровня производительности сельскохозяйственного труда Новой Зеландии, Дании или Голландии в совковой системе нереально.
Беларусь богата озерами, но их коммерческий потенциал лежит мертвым грузом. Правительство с 2006 года реализует госпрограмму по развитию рыбной отрасли. Карп составляет 87% всего производства рыбы в стране. При этом один из ответственных за рыбу чиновников заявил, что экономически выращивать карпа невыгодно, что данный вид деятельности убыточен. Это не останавливает инноваторов. Они хотят едва ли не удвоить производство убыточного (!) карпа. А еще взвалить на государство функцию выращивания мальков форели. Такие вот «хай-тек» идеи приходят в голову чиновникам в ситуации, когда рядовые белорусы платят за хорошую рыбу в 2-3 раза больше, чем поляки или литовцы. Кстати то, что Национальный банк планируется в качестве щедрого кредитора выращивания осетровых в пинском рыбхозе «Полесье» показывает ту легкость, с которой вертикаль находит ресурсы под свои проекты.
Бюджетный прорыв
Вся мощь менеджмента Парка высоких технологий свелась к строительству одного здания и получению права независимого доступа к внешним каналам в Интернете. Еще предстоит борьба за право продажи трафика и за IP-телефонию. Белорусским «инноваторам» не пришла в голову мысль создать открытую конкуренцию на рынке телекоммуникационных услуг и снизить стоимость Интернета и телефонных звонков в 10 раз.
Не успел толком начать работать Парк высоких технологий (ПВТ), как прозвучало заявление о создании Парка передовых технологий (ППТ). Он должен заниматься микроэлектроникой, оптикой и лазерами в интересах Министерства промышленности и Госвоенпрома. Как будто «Интеграла» и «Горизонта» мало, чтобы доказать несостоятельность белорусской электроники.
Такие вот интересные заказчики и исполнители у белорусских «прорывных» технологий. Есть опасения, что прорываться они будут, в первую очередь, к бюджетным ресурсам. На финансирование инновационных проектов в рамках госпрограммы ее авторы хотят получить 44 трлн. белорусских рублей. Есть за что побороться. Это же не кредиты, которые нужно отдавать.
Инновации и имитация
Врожденный дефект государственных программ инновационного развития – это полное отсутствие даже намека на то, что наукой, инновациями и творческим разрушением в современном мире должен заниматься частный сектор, а не чиновники.
Мировой опыт показывает, что не чиновники, профсоюзные боссы или политики придумали электромобили, которые, по оценкам специалистов, станут потребительским хитом к 2020 году. Не они финансировала Google, iPad, i-Phone, BlackBerry, 3-D фотоаппараты FinePix Real от Fujifilm, беспроводные наушники Sennheiser, телевидение высокого разрешения, супер экономные лампочки от Philips (они потребляют менее 10Вт энергии и светят в 25 раз дольше обычной). Все эти товары – результат частного творчества на деньги частных инвесторов.
Ученые из американского MIT работают над микрочипом, который позволит слепым людям восстановить зрение. Предприниматели из техасской компании Valcent вовсю продвигают вертикальное земледелие - это когда грядки находятся одна на одной и вращаются на специальной платформе. В результате резко увеличивается урожайность при использовании такой же площади земли. Группа Jaipur Foot со студентами Стэнфордского университета разработала великолепного качества коленный сустав - всего за 20 долларов.
Итальянские ученые создают инновационные кости из … дерева. Немецкий институт молекулярной биологии и экологии придумал новый способ производства латекса – из одуванчиков. Голландские ученые из стволовых клеток методом in vitro учатся производить самые вкусные части животных для еды (крылышки, ножки, например). Все эти изобретения и исследования рассчитаны на огромный коммерческий успех. Ученые и предприниматели исходят из реальных потребностей миллионов потребителей во всем мире, идут им навстречу.
Белорусские чиновники совсем иначе пишут программы инновационного развития. В первую очередь, представляемые ими документы должны понравиться главе государства и его ближайшему окружению. Именно эта группа, около десяти человек, а не миллионы обыкновенных людей, выполняют роль заказчика, финансиста, потребителя и контролера. Именно поэтому ничего хорошего от предложенной властями Государственной программы инновационного развития на 2011-2015 годах рядовому белорусу ждать не приходится.
10:34 18/02/2010




Loading...


загружаются комментарии