Что будет продано в 2010 году?

По окончании работы миссии Международного валютного фонда ее глава Крис Джарвис признал результаты реализации экономической программы в рамках договоренностей stand-by удовлетворительными.

Что будет продано в 2010 году?
Правда, параметры дальнейшего сотрудничества фонда и белорусского правительства пока не оговорены. Между тем ситуация складывается так, что именно дополнительное кредитование МВФ позволит властям вновь отложить программу приватизации, а дефицит финансовых ресурсов принудит правительство к продаже акций белорусских предприятий – т.е. к выполнению рекомендаций МВФ.
 
Долгое время приватизации в Беларуси не было. Однако с 2007 г. власти ежегодно продают несколько интересных активов с целью покрыть недостающее внешнее финансирование (которым финансируется дефицит торгового баланса).
 
Продают мало и дорого. Помимо высокой цены, сделки обставляются рядом дополнительных условий (людей не увольнять, зарплату поднимать, производство не перепрофилировать, использовать белорусское сырье, кредитовать белорусские предприятия (в случае продажи банка) и т.п.). В результате продаж 2007 г. у властей случилось что-то вроде "головокружения от успехов". Тогда 50% Белтрансгаза было продано за $2,5 млрд и за $500 млн был продан Velcom.
 
В 2008 г. велись переговоры с некоторыми инвесторами, но во второй половине года в этот процесс вмешался кризис. Как результат – продать по относительно высокой цене удалось только БеСТ. Но свой миллиард ($1,126 млрд) власти получили, добавив к БеСТу ежегодную траншу от Газпрома. На фоне прекрасной нефтяной конъюнктуры большего и не следовало ожидать.
 
2009 г. отмечен еще более низкой (по сравнению с 2007-2008 гг.) активностью в области приватизации на фоне продолжения реформирования общего инвестиционного климата страны и высоких темпов акционирования. Для приватизации в Беларуси по-прежнему характерны:
 
- ее непрозрачный точечный характер;
- минимальные сделки: инвестору, как правило, предлагается 25%-й пакет акций;
- крайне низкая активность на фондовом рынке;
- высокие цены выставляемых к продаже объектов при сохранении дополнительных условий для инвесторов;
- отсутствие значимых сделок в реальном секторе, основные продажи ведутся в банковском секторе и секторе инфраструктуры;
- технические функции основного приватизационного органа – Госкомитета по имуществу: основные решения в области приватизации принимаются лично президентом страны (сделки оформляются указами президента);
- отношение властей к приватизации не как к основному элементу структурных реформ, а как источнику поступления валюты в страну: в ситуации, когда имеются другие источники внешнего финансирования, продажи собственности – минимальны.
 
В 2009 г. поступления от приватизации составили $1,006 млрд, хотя проявилась новая тенденция – снижение цен за продаваемые активы. Несмотря на неоднократно заявленное желание продать БПС-банк за $500 млн, реально эта сделка принесла лишь $280 млн. Общую ситуацию опять спасли поступления от сделок предыдущих лет – $625 млн от Газпрома и $100 млн от Турксела.
 
Можно констатировать, что в 2009 г. власти сохранили основные активы, несмотря на значительное внешнее давление (как со стороны МВФ, так и со стороны России). Но возможности продолжения этой политики ограничены. Так, существуют формальные обязательства в отношении МВФ. На выводы и заключения фонда обращают внимание другие международные организации и страны, в сотрудничестве с которыми Беларусь заинтересована и, следовательно, правительство не может позволить себе, чтобы эти выводы были негативными. Кроме того, следует помнить и о значительном давлении России – в первую очередь, в области энергетического сотрудничества (тут и назначение российского менеджера гендиректором ОАО "Гродно Азот", и белорусско-российский нефтяной конфликт начала 2010 г., и "молочная война" 2009 г., одной из причин которой эксперты считают нежелание белорусских властей приватизировать на российских условиях белорусские молокоперерабатывающие предприятия).
 
Соответственно 2010 г. может внести некоторые корректировки в приватизационный процесс. В первую очередь это касается увеличения объемов продаж. Рост потребности во внешнем финансировании для сокращения дефицита торгового баланса (на фоне заявленного властями нежелания увеличивать госдолг и изменения условий поставок российской нефти) может интенсифицировать процессы продажи стратегических предприятий иностранным инвесторам. Если оптимистические ожидания правительства относительно улучшения внешнеторговой конъюнктуры на крупнейших экспортных рынках страны не подтвердятся (что очень вероятно), то, возможно, зарубежным инвесторам будут предлагать большие пакеты акций большего количества ОАО на более выгодных условиях. Основные сделки предположительно будут заключены во второй половине года, поскольку до июля власти будут биться за пересмотр нефтяных соглашений.
 
Следует подчеркнуть, что речь идет только о приватизации республиканской собственности, поступления от которой идут в республиканский бюджет и Фонд национального развития. Поступления от продажи коммунальной собственности идут в местные бюджеты, да и основные крупные предприятия имеют республиканское подчинение. Поэтому активность местных властей мы в данном случае оставляем за скобками (хотя в 2009 г. на местном уровне был отмечен ряд знаковых сделок).
 
Итак, что будет предлагаться на продажу? Тут следует учитывать два возможных сценария развития событий – с новым кредитом от МВФ и без него.
 
Если МВФ и правительство страны договорятся о новой программе stand-by (более долгосрочной и более денежной, как заявляется), то власти будут пытаться затянуть процесс в надежде выйти на докризисные цены на белорусские активы. В этом случае приватизация в 2010 г. ограничится минимальными продажами незначительных предприятий – из старого списка из 7 названий или из нового, еще неопубликованного. Для МВФ определяющим является сам процесс, возможность обкатки механизма прозрачной и открытой приватизации. Для белорусских властей основной интерес – фискальный, поэтому, если не будет согласных на белорусские условия и цены, то и продажи будут минимальными. Властям нужен примерно миллиард долларов, который несложно получить, продав 5-10 мелких предприятий и/или Белинвестбанк (плюс последние $625 млн от Газпрома).
 
В случае отсутствия кредита МВФ денег для балансировки растущего торгового дефицита понадобится больше – примерно $3 млрд.
 
Проблема в том, что президент хочет за любой актив как минимум $500 млн, а за крупные предприятия – от $1 до 3 млрд. Таких цен: (1) сейчас нет, поскольку кризис все еще в разгаре, а доллар может вырасти на фоне европейских проблем; (2) белорусские активы объективно столько не стоят: например, прибыль Нафтана за 9 мес. составила примерно $44 млн (просим $3 млрд). (Россия купила за баснословные деньги Белтрансгаз для того, чтобы обеспечить безопасность транзита. В случае с нефтью этот номер не пройдет, что подтверждают слова российского посла А. Сурикова и неприезд в Минск главного российского энергетика И. Сечина). Поэтому власти будут искать кредитные деньги – китайские, арабские, любые – чтобы заменить ими кредит МВФ. За те же молочные предприятия основная предлагаемая цена – $25-30 млн, что примерно в десять раз меньше белорусских ожиданий.
 
Скорее всего, в 2010 г. в случае отсутствия нового соглашения по программе stand-by (помимо обязательных для продажи 5-7 предприятий из соглашения с МВФ-2009), будут проданы некоторые предприятия пищевой промышленности. В список наиболее интересных ОАО входят: "Агрокомбинат "Дзержинский", ГТФ "Неман", Слуцкий сахарорафинадный комбинат, "Гроднохлебопродукт", "Белсолод", "Криница", Витебский, Гродненский, Волковысский, Могилевский и Брестский мясокомбинаты, Волковысское ОАО "Беллакт" и Рогачевский МКК, Витебская бройлерная птицефабрика, Городейский сахарный комбинат, "Беловежский", "Савушкин продукт", "Спартак" и "Коммунарка".
 
Скорее всего, будут проданы несколько молочных заводов, интерес к которым давно проявляют крупнейшие российские игроки – "Вимм-Билль-Данн" и группа "Юнимилк", а также французский Danone и немецкий Ehrmann. Это могут быть "Слуцкий сыркомбинат", "Березовский сыркомбинат", "Кобринский маслосырзавод", "Пинский молочный комбинат", "Лидский молочно-консервный комбинат", "Новогрудский маслодельный комбинат". Пружанский молочный комбинат, "Гормолзавод № 2" в Минске, "Гродно Молкомбинат", ОАО "Бабушкина крынка", "Рогачевский МКК", "Березовский сыродельный комбинат", "Молоко" (Витебск), "ГМЗ № 1", "Глубокский МКК", "Молочные продукты", "Клецкий маслокомбинат", "Кобринский маслосырзавод", "Пинский маслокомбинат", "Барановичский молкомбинат".
 
Что именно из "молочки" или других предприятий пищевой промышленности будет продано сказать трудно – все будет зависеть от того, насколько готовы "подвинуться" обе стороны.
 
Что касается промышленных предприятий – то сделок в этом секторе не будет. Белорусские машиностроительные или легпромовские активы малопривлекательны за те деньги, на которые рассчитывает правительство, а продавать "наше все" за $20-200 млн власти тоже не готовы. Например, МАЗ не нужен ни западным, ни российским инвесторам. Бесконечно торгуясь в 2007-2008 гг., свой шанс продать его Дерипаске мы упустили, и новый вряд ли представится. Та же ситуация с МТЗ и другими машиностроительными заводами.
 
Что касается нефтехимического сектора, то здесь возможна интрига. Однако в современных условиях поставок нефти российский инвестор будет готов заплатить относительно небольшие деньги, и власти, скорее всего, пойдут на принцип. Однако для белорусско-российских отношений характерна некоторая непредсказуемость, потому все возможно. Однако едва ли продажа Нафтана за $3 млрд была частью пакета январских договоренностей. Слишком очевидна была растерянность и обида белорусской стороны.
 
Что можно сказать с уверенностью, так это то, что основных приватизационных сделок следует ожидать начиная с 2011 г., когда закончатся поступления от продажи 50% пакета акций "Белтрансгаза" и наступит срок возврата кредитов, взятых страной в 2008-2009 гг. На фоне сохранения отрицательного сальдо торгового баланса это может создать резкий рост потребности во внешнем финансировании. По сути, на будущую приватизацию и рассчитывают международные доноры страны, предоставляя запрашиваемые страной кредиты. Рано или поздно в ход пойдет все – начиная от нефтепроводов и заканчивая Белтелекомом.
12:22 23/02/2010




Loading...


загружаются комментарии