Кибуцы и колхозы

Оправданием белорусских экономических экспериментов часто служит опыт западных стран.

Кибуцы и колхозы
В качестве аргументации мы слышим «Шведы ведь не дураки иметь такие высокие налоги. Значит, и нам можно». Или «французы поддерживают автомобилестроение. Поэтому нам тоже позволено давать деньги для МТЗ, МАЗа и Гомсельмаша». Или «Кибуцы кормят Израиль. Поэтому нам тоже перспективно оказывать бюджетную поддержку нашим колхозам».

Бесконечное повторение фальшивых аргументов в пользу той или иной политики создает мифы, с которыми бороться гораздо сложнее, чем с искажением фактов. 23 февраля 2010 года у меня была возможность посетить один из крупных израильских кибуцов – Шефаим. В контексте меняющейся роли коллективных хозяйств в жизни Израиля и непрекращающейся битвы за урожай в Беларуси можно сделать целый ряд важных антикризисных рекомендаций для нашей страны.

Трансформация кибуцев, стагнация колхозов

Начнем с опровержения главного мифа о месте и роли кибуцов в экономике и сельском хозяйстве Израиля. Кибуцы не кормят всю страну. В них не живет большинство сельского населения этой страны. Данные коллективные хозяйства не создают сельхозмощь Израиля и тем более не являются пионерами в инновациях.

Сегодня в кибуцах (еврейских коммунах) живет около 1,7% населения. Данный стиль жизни максимально приближен к формуле «каждому по потребностям, каждому по труду». Очевидно, что идея коллективной жизни в коммуне привлекает подавляющее меньшинство населения этой страны.

В отличие от колхозов кибуцы создавались добровольно. Они самостоятельно определяли свою производственную политику. Государство вообще не вмешивалось в распределение благ внутри кибуцов. Чтобы избежать полной ликвидации, они должны были трансформироваться в нечто наподобие коллективных холдингов, где дух аграрной коммуны идет в паре с духом капитализма, то есть, получения прибыли. Например, в кибуце Шефаим с/х производство приносит только 5% доходов всего кибуца. В нем сегодня есть десятки видов деятельности, вплоть до научных исследований. Даже столь консервативные структуры вынуждены меняться, чтобы не быть полностью вычеркнутыми из экономического и социального будущего.

Кибуцы действуют бок о бок с фермерскими хозяйствами (кооперативы называются мошавами) и большими частными сельхозпредприятиями. Все они работают в условиях открытой конкуренции. За редким исключением у них нет особых бюджетных привилегий. Они не могут заставить правительство принудить банки выделить им бесплатные кредиты или «уговорить» производителей удобрений поставить им товар по ценам гораздо ниже себестоимости.

У израильтян есть выбор, у кого покупать товары и услуги. В Беларуси сельскохозяйственные организации де-факто продолжают работать как колхозы и совхозы. Они доминируют в аграрном секторе и руками Минсельхозпрода блокируют развитие фермерства и современных частных вертикальных компаний (от растениеводства и скотоводства до конечной продукции). В Беларуси чуть ли не вся экономическая жизнь направлена на то, чтобы создать комфортные условия для аграрного сектора. Минсельхозпрод действует, как начальник над всеми сельхозорганизациями. В результате получается, что не колхоз для человека, а человек для колхоза. Да, по сравнению с 1930-ми годами формы принуждения к коллективизации изменились, но дух колхозов продолжает витать над белорусскими полями и кабинетами власти. В отличие от малочисленных кибуцев, белорусская колхозная система практически остановилась в своем развитии и продолжает жить в ловушке старых схем.

Очередное доказательство утопии коммуны

В 1950-ых многие кибуцы создавались военными Израиля на границе государства. Их жители защищали свою родину. Колхозы в Беларуси же были формой аграрного рабства. Шестидневная война Израиля с арабскими странами в 1967 года прославила кибуцы так, что 4% израильтян, которые были кибуцниками, имели в парламенте 15% мандатов. В Беларуси аграрное лобби продолжает доминировать во всех структурах власти.

Организационное воплощение коммунистической мечты в Израиле, казалось, развивалось вполне успешно вплоть до 1970-х. Труд на земле, общественная собственность, без зарплаты и эгоистического стимула заработать деньги – слава о кибуцах быстро облетела мир. Впрочем, Израиль того времени был социалистической страной. Вплоть до принятия Стабилизационного плана 1985 года общие госрасходы превышали 75% ВВП. Они до сих пор не опустились ниже 40% ВВП, что характеризует Израиль как сильно интервенционистское государство.

Беларусь со своей колхозно-совхозной системой тоже ходила в передовиках СССР. Правда, накормить страну базовыми продуктами питания белорусские колхозы даже вместе с украинскими и российскими не могли. Тем не менее, вера советских руководителей в колхозно-совхозный строй была непоколебима. Раз евреи выбрали этот способ сельхозпроизводства, значит, в нем есть что-то непременно хорошее и перспективное. Поиски секрета успехов коллективного хозяйства продолжались вплоть до его полной деградации. Чтобы запрячь всю сначала советскую, а затем белорусскую деревню в подобные эксперименты, нужна была железная воля Вертикали и твердый кулак силовых структур.

Кибуцы не могли рассчитывать на такого рода политическую и административную поддержку. И эта сказка, которую небольшая группа израильтян хотела сделать былью, так и осталась сказкой. Ушла героика прошлых лет. Устали наиболее креативные и идейные члены кибуцов. Ушло поколение энтузиастов, для которых коллективное хозяйство было очень близко к самоотверженному служению своему новому государству и его защите от внешних врагов.

Время все расставило на свои места. Дух коммуны ослаб. Динамичные, творческие личности все чаще выбирали карьеру в частном секторе или в современных институтах государства. Наиболее активные граждане находили возможность самореализации в неправительственных организациях. Люди разочаровывались в практической реализации идей всеобщего равенства. В коммунах появились «более равные». Более того, дух капитализма все чаще вытеснял дух коммунизма.

Управляющие производствами в кибуце превратились в элиту. Многие из них сделали карьеру вне своих коммун. Ценность личного достижения оказалась сильнее ценности всеобщего равенства доходов в коммуне. Банковский кризис, слабые финансовые результаты, некачественный маркетинг и динамичное развитие частного сектора ускорили разрушение очередной коммунистической мечты, на этот раз в исполнении небольшой группы израильтян.

Изменчивый мир требует гибкости и открытости ума

Израиль начал отказываться от социалистических рецептов не только в сельском хозяйстве, но и в других секторах экономики. Кибуцники не решили проблему талантов и сильных личностей. Попытки выстроить всех под одну линейку закончились тем, что избранные руководители кибуцов пресекали действия инноваторов и критиков. Коммуны очень медленно реагировали на быстро меняющийся мир. Поэтому они быстро теряли свою релевантность. Белорусские колхозы менялись еще медленнее. Да, они изменили название, но за новой правовой оболочкой кроется все тот же архаичный продукт советской плановой системы.

Динамичное развитие инновационной экономики, урбанизация и открытие Израиля миру привели к изменению структуры экономики и общественных приоритетов. Люди перестали видеть четкую связь между кибуцами и ценностями всего израильского общества. Первоначальная концепция самопожертвования в век глобализации, модернизации Израиля и существенного повышения уровня жизни перестала работать. Культура потребления, индивидуального достижения оказалась сильнее культуры служения коммуне.

Кибуцизм еще больше добили достижения частного бизнеса в сельском хозяйстве. Две волны «зеленой революции» резко повысили производительность труда в аграрном секторе. Моторами этих изменений были не органы государственного планирования, а частные компании и их кредиторы.

В отличие от Израиля, Беларусь проспала не только «зеленые» революции в аграрном производстве. Мы до сих пор остаемся в стороне от глобального тренда на модернизацию экономики. Израиль в далеком 1985 году понял опасность социалистической экономики. Белорусские власти до сих пор продолжают сомневаться в необходимости приватизации. Исходя из существующих тенденций, кибуцы, очевидно, сохранятся по форме и названию, но их содержание будет разительно отличаться от первоначальной концепции.

Израиль идет в ногу с высокими технологиями, оставляя за сельским хозяйством только 2% ВВП. Он является одним из мировых лидеров по развитию и внедрению новых технологий. Мы же меняем только названия, оставляя суть социально-экономической модели нетронутой. Наше правительство продолжает бредить концепцией продовольственной безопасности и заставляет нас отдавать более 8% ВВП на поддержку давно дискредитировавшей себя советской агромечты.
«Белорусские новости»
14:36 24/02/2010




Loading...


загружаются комментарии