Злотников: Кто бы ни был оценщиком, стоимость активов не будет высокой

Участие группы Rothschild в подготовке белорусских предприятий к приватизации не скажется на цене активов в пользу бюджета, считают эксперты. По их мнению, стоимость предприятий будет адекватна ситуации и не такой высокой, как хотелось бы власти.

Группа Rothschild примет активное участие в оценке белорусских предприятий по инициативе Александра Лукашенко. «Мы высоко оцениваем работу вашей компании. Это не новость, так как группа Rothschild — одна из старейших в мире, и нам было бы очень выгодно работать с вашими специалистами», — заявил президент Беларуси во время встречи руководством группы Rothschild на прошлой неделе. Итогом встречи стало приглашение провести оценку ряда приватизируемых предприятий Беларуси.

Ожидается, что специалисты Rothschild проведут оценку таких предприятий как, например, Бобруйский машиностроительный завод и Лидский литейно-механический завод, а также ОАО «Речицкий текстиль». Но, как отмечают эксперты, белорусским властям не стоит рассчитывать, что оценка стоимости активов окажется такой, как они хотят.

«Многие наши предприятия почти ничего не стоят. Взять тот же МАЗ. Потеряны рынки сбыта, нет прибыли. Чтобы оживить предприятия, нужны огромные инвестиции, которые потенциальные инвесторы не готовы вкладывать. Поэтому кто бы ни был оценщиком, стоимость активов не будет высокой», — считает экономист Леонид Злотников.

Экономист исследовательского центра Института приватизации и менеджмента Елена Ракова также считает, что участие группы Rothschild в подготовке к приватизации белорусских предприятий не приведет к увеличению их реальной стоимости в условиях кризиса. «Наши активы имеют такую стоимость, какую имеют. Ротшильд или кто-то еще все равно будет оценивать активы не так высоко, как того желает белорусская сторона. Впрочем, и не так низко, как хочет потенциальный покупатель. Оценщик будет искать некий компромисс и выдавать среднюю оценку».

Эксперт отметила, что в 2009 году поступления от приватизации составили 1,006 млрд. долларов. Вместе с тем проявилась тенденция снижения цен на продаваемые активы. В частности, несмотря на неоднократно заявленное желание продать БПС-Банк за 500 млн. долларов, реально эта сделка принесла лишь 280 млн. долларов.

По словам Раковой, за любой актив белорусская сторона хочет, как минимум, 500 млн. долларов, а за крупные предприятия — от 1 до 3 млрд. долларов. Но таких цен, убеждена эксперт, сейчас нет, поскольку кризис все еще в разгаре, а доллар может вырасти на фоне европейских проблем. «Белорусские активы объективно столько не стоят, — отмечает эксперт. — Например, прибыль «Нафтана» за 9 месяцев прошлого года составила примерно 44 млн. долларов, а мы просим около 3 млрд. долларов. Предлагаемая цена за молочные предприятия — 25-30 млн. долларов. Это примерно в десять раз меньше белорусских ожиданий».

Тем не менее, власти всячески пытаются обозначить свою заинтересованность в приватизации, темпами которой в 2009 году МВФ остался недоволен. Например, глава Госкомимущества Беларуси Георгий Кузнецов на пресс-конференции 17 февраля сообщил, что МВФ рекомендует провести приватизацию еще 20 белорусских предприятий. В этой связи белорусская сторона планирует подготовить распоряжения о приватизации таких предприятий.

Однако, по мнению Злотникова, очередная фаза активизации процесса приватизации, чем также можно считать и приглашение к активному сотрудничеству группы Rothschild, на самом деле может оказаться пропагандистским маневром, чтобы получить новый кредит МВФ.

В свою очередь Елена Ракова подчеркивает, что если МВФ и правительство договорятся о новой программе stand-by (более долгосрочной и более денежной), то власти будут пытаться затянуть процесс приватизации в надежде выйти на докризисные цены на белорусские активы. В этом случае приватизация в текущем году ограничится минимальными продажами незначительных предприятий.

Эксперт отмечает, что для МВФ определяющим является сам процесс, возможность обкатки механизма прозрачной и открытой приватизации. «Для белорусских властей основной интерес — фискальный, поэтому если не будет согласных на белорусские условия и цены, то и продажи будут минимальными. Властям нужен примерно миллиард долларов, который несложно получить, продав 5-10 мелких предприятий и/или «Белинвестбанк» (плюс последние 625 млн. долларов от «Газпрома»)».

В случае отсутствия кредита от МВФ для балансировки растущего торгового дефицита понадобится около 3 млрд. долларов. «Внешняя нагрузка возрастет. Если калийные удобрения и подорожают, то не намного. Не стоит рассчитывать и на рост экспорта в Россию. Этот рынок, в частности, предприятия машиностроительной отрасли потеряли. Не думаю, что в этом году в Россию будет продано больше МАЗов, чем в прошлом году», — подчеркивает Ракова.

На ее взгляд, в случае отсутствия нового соглашения по программе stand-by в текущем году, помимо обязательных для продажи 5-7 предприятий из соглашения с МВФ-2009, могут быть проданы некоторые предприятия пищевой промышленности. «С вероятностью в 70% будут проданы одно или несколько предприятий молочной отрасли. Причем, речь идет не только о российских покупателях, но и о французской компании Danone, учитывая активизацию белорусско-французских отношений».

Основных приватизационных сделок, по мнению Раковой, следует ожидать начиная с 2011 года, когда наступит срок возврата кредитов, взятых страной в 2008-2009 годах. Однако, как считает Злотников, Беларусь может затянуть с выплатой долгов и поэтому не обязательно, что процесс приватизации активизируется.

«Сколько стран в Латинской Америке, Африке занимали, а потом не погашали долги в срок. Долги потом списывали, пролонгировали, проводили их реструктуризацию. И часто кредитодатели предпочитали подождать с возвратом денег, чем предпринимать бесполезные попытки их вернуть. Не исключено, что и Беларусь начнет затягивать с возвратом долгов, просить отсрочку. Однако в этом случае на новые кредиты можно не рассчитывать», — убежден Злотников.
18:33 24/02/2010




Loading...


загружаются комментарии