Чалый: Решается судьба белорусской экономической модели

У Беларуси есть единственный шанс — стать самостоятельным игроком на транзитном поле. Пока транзит газа через Беларусь гарантирует Россия, Европа не имеет на нашу страну никакого влияния. Напугать нечем, предложить нечего — вот он, тупик диалога Беларусь — Европа, говорит известный экономист Сергей Чалый.

Чалый: Решается судьба белорусской экономической модели
- Решить "белорусскую проблему" Европе не помогают ни санкции, ни пряники в виде перспективы дешевых виз и участия в "Восточном партнерстве"
 
Сергей Чалый: "Дело в том, что и Беларусь от Европы не зависит. Чем они могут на нас влиять? Первое, что очевидно, — возобновление санкций в отношении белорусских чиновников. Но это затронет 20 человек и никак не отразится на нашем благополучии.
 
По деньгам — должен был быть кредит в 290 миллионов рублей, но он отсрочивается, но не потому, что Европа нам угрожает, а потому, что решение по нему должен принять новый состав Европарламента. Да и что такое 290 миллионов? При нашем состоянии платежного баланса мы проедим их за полтора месяца".
 
- Полтора месяца — это много или не очень? Немного больше осталось до выборов в местные советы, и шесть раз по полтора месяца — до президентских выборов...
 
Сергей Чалый: "А кто сказал, что сейчас речь идет о том, чтобы простоять день да ночь продержаться? Ситуация намного глубже: сейчас решается судьба всей экономической модели, которая была построена в Беларуси в прошлые годы.
 
Все, что нам от Европы было нужно, — это продажа через Англию и Голландию нефтепродуктов, которые мы изготавливали из российской нефти. И на разнице, когда мы получали нефть по ценам межгосударственных договоренностей, а продавали по мировым ценам, все и держалось".
 
- Интересно, что российские медиа время от времени высказывались насчет того, что Беларусь спекулирует российской нефтью. Но, если присмотреться, то сами эти высказывания похожи на спекуляции!
 
Сергей Чалый: "Какое "российской"? Мы эту нефть купили и из нее сделали что-то. Это наши нефтепродукты. Это дело собственности: если кто-то заплатил деньги, он становится собственником. И из своей нефти делает свои нефтепродукты. Если у вас есть проблемы с чем-то, что вы нам продаете, — можете не продавать".
 
- Демократизировать Беларусь долларом (а точнее, евро) у Европы не получается. Правда, проблема намного глубже: у Европы сейчас вообще нет внешней политики в отношении Беларуси.
 
Сергей Чалы: "Если раньше Евросоюз еще мог диктовать странам определенные условия — потому что висела морковка перед носом, вступление в Евросоюз, — то сейчас уже приняли в ЕС больше, чем могут переварить, и даже этого стимула нет.
 
А самое главное — еще раз подчеркиваю — нет у Европейского союза определенной политики в отношении стран, не принадлежащих ни Евросоюзу, ни России. Ну не принадлежат они европейскому пространству. Ни экономически, ни политически, ни культурно...
 
А что еще они могут предложить нам? Есть какая-нибудь положительная программа? "Восточное партнерство"... Придумали, чтобы, с одной стороны, что-нибудь предложить, а с другой — держать на расстоянии. Но на расстоянии досягаемом.
 
Но это не настолько серьёзный стимул для наших властей, чтобы как-то сдерживать себя. И тем более не являются таким стимулом санкции. Разве в первый раз?"
 
- Судя по заявлениям европейских чиновников, Европа хорошо представляет, что ни давить, ни требовать чего-либо от Беларуси не может. С другой стороны, проблема Беларуси тянется которое десятилетие, и ни одно поколение европейских дипломатов никак не может ее решить. Не помогают ни санкции, ни предложения. Почему?
 
Сергей Чалый: "У Евросоюза не только в отношении нас... У него вообще нет собственной политики. Помните, был когда-то случай на пресс-конференции, когда у Дональда Рамсфелда спросили, что он думает насчет позиции единой Европы относительно Ирака. А он попросил дать ему телефон, по которому он может узнать позицию единой Европы. Но самое важное здесь — не это.
 
Зайдем издалека. Главное, что интересует Европу, — это гарантии бесперебойного транзита газа и нефти. Но контракты Европа заключает только с Россией. Получается, что Европа покупает газ у России, но поставляться он должен за пределы, например, Украины и, например, Польши. Это означает, что, как только возникает вопрос транзита, Европа предъявляет претензии России!
 
В такой ситуации вообще собственной политики к транзитным странам быть не может! Европа автоматом отдает их в зону влияния России. Мол, разбирайтесь с ними сами, а нас это не беспокоит".
 
- Вернуть себе влияние на транзитные страны Европейский союз мог бы, если бы Россия ратифицировала Энергетическую хартию ЕС, действующую с 1991 года. Однако еще 6 августа 2009 года Кремль окончательно отказался ратифицировать ее по причинам, касающимся именно транзита газа. Беларусь тоже не ратифицировала ни Энергетическую хартию, ни Договор о ней.
 
Сергей Чалый: "Так вот, единственное, где может проявиться международная политика Евросоюза, — если в качестве гарантов транзита (и, соответственно, субъектов всех переговоров и договоров по нефти и газу) будут выступать транзитные государства: Беларусь и Украина. Кажется, что попытка "нащупать" это направление уже есть. Но не со стороны ЕС.
 
Что сказал Янукович, когда еще не был президентом? Надо восстановить идею газотранспортного консорциума, в котором будет доля России, доля ЕС — но основным участником будет Украина. Сейчас идет попытка включить все три стороны в переговоры по газовому транзиту. Если получится — эту же наработанную схему мы сможем использовать по нефти.
 
Самое интересное, что рано или поздно логика транзитных стран все равно перевесит. Ведь мы сейчас решаем не только проблему экономического выживания. Сейчас перед нами будто стоит вопрос: кому продаться? Или направо, или налево. А сами что? Сами ничего не можем, ничего не имеем?"
 
- Для того же, чтобы продаться, надо, чтобы было кому покупать. А кому мы такие нужны?
 
Сергей Чалый: "Во-первых, как теперь уже понятно, за исключением небольшого числа предприятий мы России не нужны. Более того, поведение Кремля показывает, что союзников у современной России быть не может. Могут быть лишь вассалы. Все эти претензии насчет признания независимости Абхазии и Южной Осетии... А чего они решили, что это признание должно произойти автоматически?
 
Точно так же мы не нужны и Евросоюзу. Все, что им надо,  — это повесить себе медаль: наконец как-то там белорусский вопрос решен! Все, что их интересует, — это гарантии транзита. Но этим вопросом занимается Россия! И пока это так, если Европа хочет повлиять на ситуацию в Беларуси, она должна договариваться с Россией. Пусть она занимается демократизацией нашей страны. Но не будет ведь Россия этим заниматься!"
22:00 04/03/2010




Loading...


загружаются комментарии